Монументальный городской лубок

02 августа 2014 3099 Вперед

Завершилось празднование 700-летия Преподобного Сергия. Накануне этого значимого события Сергиев Посад преобразился. Одной из ярких — в прямом смысле этого слова — перемен стало повсеместное появление масштабных граффити-рисунков.

Совсем недавно в нашем районе завершилось празднование 700-летия Преподобного Сергия. Накануне этого значимого события Сергиев Посад преобразился. Одной из ярких — в прямом смысле этого слова — перемен стало повсеместное появление масштабных граффити-рисунков. Переход у Дворца культуры им. Ю. Гагарина, путепровод, трансформаторные будки — всех этих привычных городских объектов коснулись кисти, малярные валики и баллончики с краской сергиевопосадcких уличных художников. Большинство жителей восприняло перемены благосклонно. Но всегда ли отношение граждан к граффити было столь положительным?

Чтобы понять, что же именно скрывается за современной граффити-культурой в России, мы побеседовали с уличным художником, преподавателем Абрамцевского художественного колледжа и членом Общественной палаты района Михаилом Семёновым.

«Не всё то граффити, что...»

Простой обыватель, не знакомый с этим направлением в искусстве, называет словом «граффити» все изображения на стенах улиц без разбора. Профессионалы относят к этому жанру только «текстовые» работы — те самые объёмные «надписи», которые бы-ли на пике популярности в начале двухтысячных. Рисунки (например, в стиле всемирно известного ныне американского художника Бэнкси) и трафареты они называют ёмким словом «стрит-арт» (в переводе с английского — уличное искусство).

Полноценным граффити зачастую считаются и так называемые «теги» — небольшие подписи, которые можно увидеть на стенах чуть ли не в каждом открытом подъезде. Среди профессиональных художников существует немало споров об их художественной ценности, ведь очень часто «неразборчивые закорючки» не украшают стены, а только портят вид и вызывают у жителей вполне понятное раздражение.

Тем не менее, по словам Михаила Семёнова, изначально идея этого направления была весьма интересной. Граффитчики оставляли художественные теги в необычных местах, которые им удалось посетить, например, на стенах заброшенных зданий или на большой высоте. К несчастью, сейчас их первоначальный смысл почти утрачен: с неразборчивых тегов-подписей начинают те уличные художники, которые пока не готовы к созданию масштабных работ или даже вообще не умеют рисовать. В результате «закорючки» стали настоящим бедствием для внешнего вида многих городов.

По словам Михаила Семёнова, существует целый ряд различий в отношении к уличной культуре в России и на её родине — в США. В Америке граффити может оставаться хобби на всю жизнь. Люди начинают рисовать на стенах в сознательном возрасте, время от времени возвращаясь к этому и получая от творчества истинное удовольствие. Русские же граффитчики — это в основном подростки, завершающие свою «карьеру» уже к 18-20 годам с поступлением в институт или получением первой работы.

Тем не менее в целом в нашей стране отношение к данному виду искусства остаётся относительно мягким. Сегодня уличные художники (если они рисуют хоть что-то сложнее невнятных загогулин) привлекают внимание прохожих, но редко сталкиваются с открытой критикой или неприятием.

О законах и беззаконии

Как бы ни был хорош рисунок, выполненный без предварительного согласования с властями или собственником имущества, в случае жалобы творение будет признано актом вандализма. Согласно статье 214 УК РФ, за осквернение зданий или иных объектов уличный художник может получить штраф в размере до 40000 рублей (без учёта стоимости испорченного имущества) или даже попасть под арест на срок до трёх месяцев. Это если без отягчающих обстоятельств в виде экстремизма, а также национальной, расовой и религиозной ненависти и вражды: с ними можно сесть на срок до трёх лет.

Случаи наказания в истории нашего района уже были. Так, в 2009 году был осуждён студент одного из посадских колледжей, в ночь на 22 июня (день нападения Германии на СССР) расписавший памятник погибшим воинам на улице Глинки надписями и рисунками. История эта, впрочем, скорее исключение из правил: в прокуратуре по нашей просьбе не смогли припомнить похожих уголовных дел за последние несколько лет.

Зато в линейном отделе полиции на станции Сергиев Посад нам сообщили, что случаи задержания «вандалов» с маркерами и баллончиками, в общем-то, не редкость. Железная дорога, поезда, здания и заборы вокруг них остаются излюбленным местом проявления творческой активности юных уличных дарований. Как правило, всё заканчивается привлечением родителей к административной ответственности с выпиской штрафа.

«Нет позитивных примеров»

Говоря о развитии граффити в Сергиево-Посадском районе, Михаил Сёменов отмечает, что жители практически не знакомы с этой культурой, а значит, у них нет возможности сравнивать. «То, что сделано сейчас, людям, конечно, нравится, но они просто не способны понять, что всё это можно было бы сделать намного лучше», — заявляет он, вспоминая изменения, произошедшие в Сергиевом Посаде накануне празд-нования 700-летия Сергия Радонежского.

Идею властей о росписи стен путепровода на проспекте Красной Армии художник, руководивший работами и принимавший непосредственное участие в создании масштабного граффити, поддерживает и считает исключительно правильной. По мнению Михаила, именно таких социальных проектов и не хватает для развития стрит-арт культуры в нашей стране. Однако он не скрывает, что при разработке и воплощении проекта он и его команда часто сталкивались с критикой, хотя проект был официально утверждён и одобрен в Министерстве культуры Московской области.

Говоря о художественных истоках и исторических аналогиях, Михаил Семёнов сравнивает «легальные граффити» с монументальной живописью советских времён: смысл и задачи приблизительно те же, с поправкой на идеологию и общекультурные тенденции. «Нелегальные» при этом можно сравнить с фольклорным лубком, для которого характерны грубоватое и не всегда высокохудожественное исполнение. Сегодня лубок относят к искусству, а когда-то он был действительно народным творчеством.

Достойные ориентиры

В течение нескольких лет Михаил Семёнов преподавал в школе граффити «Крась!» при молодёжной организации «Сами». Поэтому он как никто иной понимает, что юным уличным художникам необходимо положительное влияние. «Когда подросток впервые соприкасается с этой средой, он не задумывается ни о стиле, ни о смысле работ, ему важен сам факт создания рисунка», — утверждает Михаил. Правильные творческие ориентиры в современной России найти непросто, поэтому начинающие граффитчики в большинстве случаев не в состоянии создать что-нибудь действительное стоящее.

Главный совет, который Михаил может дать всем начинающим, — «думайте головой и фильтруйте информацию извне, только так вы сможете отыскать свой собственный творческий путь».

Кстати, польза для городской среды «легальных граффити» вполне очевидна: юные дарования, как правило, редко оставляют на них новые метки и надписи. Видимо, из уважения к труду старших коллег. Аргумент в пользу сотрудничества властей и настоящих граффитчиков налицо.

Мария КОБОЗЕВА



Ульяна МАКЕЕНКОВА, художник «Театрального ковчега»:
— Граффити как жанр имеет абсолютное право на жизнь, и работа на путепроводе — тому подтверждение. При том что сама идея вызывает интерес и уважение, у меня сложилось стойкое впечатление незавершённости работы. К тому же, как мне кажется, Лавра здесь должна прочитываться более чётко и с любого ракурса.


Сергей ДЕМИЧЕВ, исполнительный директор такси "Европа":
— Разговоры о том, что граффити вдоль дорог сильно отвлекают водителей, я считаю преувеличенными. На опытного водителя такие мелочи не влияют, он всегда сосредоточен и не будет просто так вертеть головой. А неопытные или безалаберные водители могут отвлечься на что угодно: смотреть карту в смартфоне, переключать музыку, разговаривать с пассажиром на заднем сиденье.
В то же время я допускаю, что граффити, выполненные в виде надписей, потенциально более опасны для водителей, чем просто графические или линейные рисунки: человек видит не просто яркое пятно, он хочет прочесть, что там написано.
В целом же к граффити я отношусь неплохо — в том случае, если это искусство, а не просто надписи в духе "Здесь был Вася".


«Граффити» (от итальянского «graffito») — изображения и надписи, выцарапанные, написанные или нарисованные чернилами или краской на стенах и других поверхностях. Многие полагают, что граффити — особый вид искусства, связанный с «украшением» окружающего мира, его истоки следует искать в глубине истории человеческого общества. Наскальная живопись, египетские иероглифы в пирамидах, старинные надписи, сделанные простыми людьми на стенах Софийского собора в Великом Новгороде, — своеобразные аналоги современных граффити. Субкультура граффити, объединяющая любителей хип-хоп музыки и свободного «искусства улиц», зародилась сравнительно недавно — чуть более полусотни лет назад в США. Именно в этот период слово «граффити» приобрело негативный оттенок, вызывающий ассоциации с хулиганством и вандализмом, так как граффитчиков часто замечали за порчей имущества.

Фотогалерея