День Победы

ЖИЛИ-БЫЛИ НИКИТА И АНТОНИНА

Июнь  7, 2010 1833

И прожили они вместе — такое даже представить трудно — без малого 65 лет. И все в своей деревне Былино близ Шабурнова, в старинном родительском доме с кружевными окошками. Никите Александровичу Седову 89 лет, Антонине Павловне — 84. Спустя столько лет жених и невеста ласково смотрят друг на друга и нежно держатся за руки. Не хватает только деревенской самобранки и гостей, и чтобы кто-то озорно выкрикнул: «Горько!»

— Вы спрашиваете, чем живет человек на девятом десятке? — добродушно усмехается седой молодожен. — А вот хотим дожить до своей очередной свадьбы. И повод для поздравлений веский: жизнь у нас удалась!

ЖИЛИ-БЫЛИ НИКИТА И АНТОНИНА

Деревня на «острове»

В шеметовской ветеранской организации нам сказали, что мы обязательно должны побывать в гостях у супругов Седовых. Спрашиваем, чем же знаменита деревенская чета: фронтовой биографией главы семейства, историей трудовых подвигов спутницы жизни? «Биография каждого фронтовика, — отвечали нам, — уникальна и неповторима. А все же съездите к старикам, вы узнаете — ни больше ни меньше, — что такое избранники судьбы. Адрес простой: Седовы, Былино». А номер дома, уточняем мы. «Смотрите не заблудитесь в трех домах старинной деревеньки», — шутя, напутствуют нас ветераны.

Эту усмешку мы вспомнили, когда оказались на грунтовке близ Былина. Дальше по дороге целый дачный городок — домиков сто, не меньше. Там строительная активность, разгружают брус и доски. А где же деревня? Тут замечаем ряд крыш, которые прячутся среди деревьев, как грибы в траве. С фотокором Юлей намечаем маршрут экспедиции по буйному луговому разнотравью, в котором тропинка даже не угадывается. Не может быть, заключаем мы, чтобы у фронтового десантника изба была черной и невзрачной. Берем курс на аккуратный крашеный дом и прокладываем свою тропу по зеленой целине.

Тут на небо надвинулся свинцовый грозовой «капюшон» — вода сверху, снизу, в кроссовках — всюду. Хотя мы прячемся под зонтами, скоро понимаем, что защищаться от воды бесполезно. Пока ковыляли в мокрой траве, проваливаясь в невидимые овражки, приходит мысль, что в Былине хорошо держать осаду от варягов. Незамеченным не подкрадешься и сто раз пожалеешь, что решился на поход.

Терпи, пиджак…

Наконец, твердая земля под ногами. Не ошиблись в догадках — в ладном, крепком доме действительно живут Седовы. Двор чисто подметен, рядом с уличной печью ровная поленница дров, на крыльце стайка сытых кур. Оказалось, что парадным входом пожилые жильцы не пользуются. Предпочитают дорогу короткую и без ступенек через примыкающий к избе курятник. Гостям хозяева рады, а к идее устроить маленький парад при орденах отнеслись со всей ответственностью.

Никита Александрович берет новый пиджак, достает коробочку с орденами и медалями, вооружается шилом и начинает со знанием дела размещать свои регалии на «мундире». Мы даже рты раскрыли от такого сурового обращения с беднягой-пиджаком.

— Ничего, ему не больно, — смеется бравый сержант Седов в отставке.

Пиджак «вскрикивает» еще раз: это фронтовик проделал дырочку для любимой медали «За взятие Берлина». У Антонины Павловны приготовления продолжались дольше: пришлось поискать запропастившуюся шкатулку с медалями.

— Да возьми мои трудовые награды, — по-джентльменски предлагает супруге ветеран.

— Нет уж, у меня свои три медали, — заявляет труженица тыла. Скоро ее заслуженные награды за мужскую работу в колхозе в военные годы прикалываем на нарядной блузке, одетой по случаю маленького парада.

Тут солнце, зажмурившееся от грозы, словно устыдившись своего малодушия, выглядывает из-за туч. Подхватываем стулья и выходим для фотосъемки во двор семейной усадьбы. Мрачная грозовая картина уже расписана радостными бликами. Наши герои, основательно устроившись рядышком поближе к земле и своему дому, выглядят совершенно счастливыми.

Наука майора Копейки

Услышав наш рассказ, как наугад искали адрес, Никита Александрович подтвердил, что у всех его односельчан в паспортах адрес короткий: Былино. Кто этого не знает, может и не найти адресата. Накануне Дня Победы послали в деревню из администрации Шеметовского поселения гонца с юбилейными медалями для Седовых. Посланец прибыл, покружил вокруг, не нашел нужного дома… и уехал с медалями обратно. А уж потом дело поручили знающему человеку — местному библиотекарю. Юбиляров с «хутора» нашли, доставили в Шабурново и торжественно вручили награды.

Для долгожителя его Былино — вся жизнь. Отсюда его провожали в мае 41-го на службу в армии, а через месяц прозвучало страшное: война! На фронте оказались восьмой сын в семье Седовых Никита и его старший брат Василий. Одного судьба забросила на Северный Кавказ, а потом в Крым, в Европу, другого привела под осажденный Ленинград. Василию не суждено было вернуться домой, а Никиту мать обняла в 46-м. Он в маму оказался такой прочной кости, как и ей, ему дарована долгая жизнь.

А ведь казалось, смерть на фронте ходила по пятам. Были случаи, когда выжить в военном пекле было просто невозможно, а он каким-то чудом остался цел. На Кавказе двадцатилетний парень из лесного подмосковного края воевал в десантной части. Научился в горах, утопающих в зелени, «видеть» затылком, слышать кожей, угадывать наперед мысли врага. Когда смотрит телесюжеты о спецоперациях на Кавказе, от души сочувствует миротворцам. Он-то знает, каково воевать в горах вслепую.

Позже он стал командиром артиллерийского расчета, но для самых опасных рейдов собирали штурмовую команду из бывших десантников. Как-то в Крыму надо было «упасть на голову» противнику, отбить у него железнодорожную станцию и удерживать ее до подхода своих частей. Из разных батальонов сформировали группу из 60 самых подготовленных бойцов. Свои его провожали бодрыми напутствиями, дескать, «Возвращайся героем!», а в глазах у всех было: «Прощай, брат…» Десантников заранее записали в неизбежные потери, а он вернулся. И обнаружил, что половины батареи и любимого командира уже нет в живых. С немецкого штурмовика на позиции артиллеристов прицельно сбросили мощную торпеду. Батарея понесла тяжелые потери.

Потом, будучи командиром орудия, он всегда следовал правилам майора Копейки. Эту фамилию ветеран помнит и сегодня. Майор обладал поразительным чутьем — умел находить точки для орудий, сокрушительные по возможностям и неуязвимые для врага. Берег артиллерист своих бойцов. Командир орудия сержант Седов дошел до Берлина и остался жив, значит, ученик у артиллерийского виртуоза майора Копейки был прилежный.

По зарубежным теленовостям бывший фронтовик часто видит знакомые места. Недавно показывали полузатопленный пригород Варшавы. Город, который он освобождал, запомнился ему другим. Увидел по телевизору «танцующий» мост в Волгограде (его строили 12 лет) и вспомнил, как, переправившись через Вислу, его часть за три дня построила деревянный. А на четвертый день по нему пошли поезда с боеприпасами для фронта.

Двадцатилетний «капитан»

В мирной жизни у Никиты Седова оказалось не меньше талантов, чем на фронте. После возвращения домой он всего 12 дней был без дела. Потом парня двадцати с небольшим лет назначили директором местного Красновельского колхоза. Был он также секретарем и председателем сельсовета. Где же научился фронтовой десантник навыкам управления? Откуда этот дар у двадцатилетнего «капитана»? Оказывается, был у него свой «университет». Его отец, Александр Седов, слыл в округе знающим и уважительным руководителем. От него и усвоил Никита: чтобы уважали тебя, надо самому уважать тех, с кем живешь и работаешь.

Он талантливо выбрал жену — скоро 65 лет вместе. В будущем году у Седовых сплошные юбилеи: супруге исполнится 85, а главе семейства будет 90! Они вырастили двоих сыновей, которыми гордятся, говорят, что это самостоятельные люди. В пятницу в гости приезжают пять внуков и пять правнуков. В семье только однажды, полвека назад, был разлад. Антонина Павловна вспоминает, что пригрозила супругу разводом, если будет увлекаться спиртным. С тех пор, признает Никита Александрович, на их хуторе трезвая зона. Жена улыбается и открывает тайну: «Обманула: ни за что бы не бросила своего голубоглазого Никиту».

Частенько ветеран самостоятельно отправляется за хлебом. Автолавка привозит хлеб раз в неделю, а пара долгожителей любит свежую выпечку. Старый десантник выходит на шоссе, там садится на рейсовый автобус, доезжает до Шабурнова, где берет для себя черного, а для Антонины Павловны «диетические» батоны. На днях он обратно вернулся в автомобиле. Его заметил у булочной директор «Победы» Александр Беляков и подвез коллегу до самого дома. Красновельский колхоз со временем влился в «Победу», а Никита Седов был награжден медалью «За доблестный труд».

На столе у окошка пара очков и стопка номеров «Вперёд». В Былине районку читают. А может статься, что Седовы — наши старейшие подписчики.

Здоровья вам, любви и семейного согласия!

Светлана АНИКИЕНКО

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0