Происшествия

УЧАСТКОВЫЙ РОМАН РОМАНОВ: "НАРКОМАНОВ СЕЙЧАС БОЛЬШЕ, ЧЕМ АЛКОГОЛИКОВ"

Декабрь  3, 2009 2602

О работе участкового большинство из законопослушных граждан имеет довольно-таки смутное представление: вроде есть в районе такой милиционер, к которому, если что, можно пойти на прием и пожаловаться на соседей, каждую ночь врубающих музыку.

Он сделает им внушение.

А если в одном подъезде с вами живет условно осужденный, участковый может позвонить в дверь и поинтересоваться, хорошо ли он себя ведет, не хулиганит ли, нет ли жалоб.

УЧАСТКОВЫЙ РОМАН РОМАНОВ: «НАРКОМАНОВ СЕЙЧАС БОЛЬШЕ, ЧЕМ АЛКОГОЛИКОВ»

Говорят, что хороших участковых не так много — нелегкая это профессия. Роман Романов, несмотря на не очень большой пока опыт работы, успел зарекомендовать себя с лучшей стороны, что подтверждает не только начальство, но и коллеги. Сейчас участок Романа находится в Семхозе, до недавнего времени он работал на Звездочке.

— Работа участкового, с одной стороны, у всех на виду, с другой — простые граждане о ней знают не очень. В чем состоят ваши обязанности?

— Отработка жилого сектора. Проверка социально опасных лиц, состоящих на учете в милиции. Работа по заявлениям граждан, их жалобам. Обход территории — каждый день. Профилактика преступлений. Очень много бумажной работы. Всего и не перечислить.

— Насколько хорошо участковый должен знать свой участок? Ведь это десятки, а то и сотни домов, тысячи людей...

— В идеале, конечно, должен знать очень хорошо. Но я на своем участке в Семхозе работаю недавно и поэтому пока не могу сказать, что знаю его хорошо. Это дело времени. А вообще у нас есть специальные журналы, куда записываются очень конкретные данные на каждый дом и каждого конкретного человека. Вплоть до того, каким автомобилем владеет, номер телефона, место работы, какое есть домашнее животное и какая у него кличка... Это общий список. На подучетных все еще полнее: когда был судим, за что, по какой статье, снята ли судимость и так далее.

— Сколько людей живет на вашем участке?

— Около 6500 человек, подучетных — около 80. Есть 1450 частных домов и 16 многоэтажек в поселке Конкурсный.

— С чем чаще всего обращаются?

— В частном секторе нередко жалуются на неправомерные строения, сарай, допустим, залез на чужой участок или сосед забор самовольно перенес. В неблагополучных семьях — побои. Злоупотребляют спиртными напитками и дерутся. Бьют жен, сестер... Таких очень много. Женщины потом пишут заявления в милицию, мы с ними работаем, направляем дела в мировые суды.

— Сколько лет таким домашним дебоширам?

— Люди среднего возраста, от 35 до 50. Некоторые мужики работают, некоторые только пьют. А потом нечаянно, как они выражаются, бьют своих жен. Есть совсем конченые алкоголики, но с нашим законодательством сделать с ними сейчас что-то невозможно — ни лечить их принудительно нельзя, ни трудоустраивать...

— Если бы возродили лечебно-трудовые профилактории, ЛТП, было бы хорошо?

— Это было бы прекрасной мерой! Необходимо возродить практику, чтобы по решению суда можно было отправить человека на лечение от алкоголизма, когда он принимает опасные для окружающих формы.

— А за нанесение побоев привлечь к ответственности разве нельзя?

— Можно, что мы и делаем. За причинение телесных повреждений могут дать условное наказание, если будет повторяться неоднократно — наказание станет реальным.

— Недавно директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков обнародовал шокирующие данные, согласно которым Россия сейчас — крупнейший потребитель героина в мире. На вашем участке есть наркоманы?

— Есть, как и в других местах. Есть те, кто уже совершил из-за наркотиков преступления и сейчас отбывают наказание. Некоторые лечатся, добровольно или принудительно...

— Вы знаете случаи, когда лечение помогало?

— Нет. Реально лечит только тюрьма, где наркоман полностью отрезан от наркотиков. Наркоманам верить нельзя, у них на самом деле происходит серьезная деформация личности. Им наплевать на друзей, на родственников, они из дома выносят все до последнего винтика, чтобы продать и уколоться... Когда они говорят — вот, мол, я хочу завязать, я уеду в другой город, Россия большая — это все сказки. Придешь его проверить, а он как лежал дома, так и лежит.

— Кого сейчас больше — алкоголиков или наркоманов?

— Больше наркоманов.

— Ничего себе! А говорят, что по алкоголизму мы впереди планеты всей...

— Понимаете, наркоманов просто меньше видно, они же скрываются, себя не афишируют. По внешнему виду не всегда и скажешь. Это водку можно сколько угодно пить легально и открыто, она на каждом углу у нас продается, а наркотики запрещены.

— Как считаете, за употребление надо сажать?

— За употребление надо отправлять в медицинские учреждения и лечить. А если из этого ничего не получается, тогда сажать. За положительных людей я наркоманов не считаю. Абсолютно безнравственный народ. Родители в ужасе и нередко выгоняют их из дома, потому что иначе это просто опасно. Те живут у своих друзей таких же. Эти квартиры отслеживаются. А потом они попадаются на содержании притона, что уже подразумевает лишение свободы.

УЧАСТКОВЫЙ РОМАН РОМАНОВ: «НАРКОМАНОВ СЕЙЧАС БОЛЬШЕ, ЧЕМ АЛКОГОЛИКОВ»

— Расскажите пару запомнившихся случаев из своей обычной работы.

— Ничего сверхъестественного у меня на участке не было. Как-то раз вместе с сотрудниками уголовного розыска участвовал в задержании мошенника, который долгое время находился в розыске. Он приобрел у девушки машину по доверенности, ездил на ней, а денег не отдавал вообще. В конце концов она была вынуждена обратиться в милицию. Сейчас он осужден, отбывает наказание. С инспекцией по делам несовершеннолетних было много выездов по неблагополучным семьям, где уровень жизни вообще на грани возможного. Детей приходилось изымать из семей и передавать в приюты. Таких случаев много.

— Детей жалко?

— Сложный вопрос, это как посмотреть. Они в основном очень маленькие и ничего пока не понимают. А родители — либо алкоголики, либо наркоманы, которые опустились до такой степени, что им все равно уже, есть ребенок, нет его...

— Ужас. А опасные ситуации бывают? У вас есть оружие?

— Есть табельный "Макаров". На службе участковый обязан быть вооруженным и иметь при себе радиостанцию. Случаев применения у меня пока не было и, надеюсь, не будет. Стараемся обходиться без этого.

— Как обстоят дела с автотранспортом?

— Мне выделен "уазик", отличная машина. С этим проблем нет.

— В фильмах у милиционеров большая сеть информаторов, причем все они какие-то полубомжи, готовые работать за бутылку пива. Как на самом деле?

— Эту часть оперативно-розыскной деятельности регламентируют секретные приказы. Больше ничего сказать не могу.

— Вы, наверное, общаетесь с коллегами-участковыми, представляете себе обстановку в Сергиевом Посаде. Чем районы города отличаются друг от друга, какие из них опасней или безопасней для жителей? (К разговору подключается старший товарищ, участковый Василий Бондаренко, говорят вместе. — Ред.)

— В Семхозе преобладают семейно-бытовые и межземельные конфликты между соседями. На Клементьевке и Угличе много наркоманов, из-за чего по сравнению с другими районами больше уличной преступности. Звездочка — в основном семейно-бытовые скандалы, уличной преступности немного. На Рабочем процветает бытовое пьянство. Люди были привязаны к заводу, многие потом так и не смогли найти себя в жизни. Сейчас на тот же путь встают уже дети этих алкоголиков. Скобянка — тоже пьяный район, как и Птицеград. Северный — более или менее спокойно. Это еще и потому, что там много новой застройки, народ обеспеченный живет, сильно не хулиганят.

— По каким дням вы принимаете в Семхозе, как вас найти?

— Пишите адрес: улица Поселковая, дом 7. Вторник, четверг — с 17 до 19, суббота — с 10 до 12. Телефона, к сожалению, нет, приходите так. Будут трудности — поможем.

Александр ГИРЛИН

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0