Происшествия

Приехали...

Октябрь  4, 2010 1214

“Правильно воспитанные дети”. Это как? Образованные, интеллигентные, вежливые... Хорошо. А как же воспитать трудолюбие, милосердие, заботу, умение твердо стоять на своих ногах и не сгибаться от жизненных невзгод? Мы с женой решили, что только на своем примере, в большой семье и только имея свой дом “на земле” можно воспитать эти необходимые для жизни качества в детях. Три года назад мы круто изменили свою жизнь и, оставив на второй план “карьеру и должности”, решили посвятить свою жизнь детям.

На тот момент у нас было три сына, и мы решили взять под опеку еще девочку. Но взяли сразу двух: у Иринки есть еще старшая сестра Катя. Так у нас образовалась “СЕМЬ-Я”, чему мы были безмерно рады. Все было хорошо, но... А как же дом на земле? Девчонки — ладно, им и домашних дел хватает, а вот мальчики... Как в городских условиях можно вырастить настоящего мужчину? Тем более что у нас родился еще один маленький мужчина.

Приехали...

Надо было что-то решать

Мы жили в съемной квартире, на еду и одежду нам всегда хватало, но вот купить свое жилье… Надо искать какой-нибудь брошенный дом в деревне. Стали искать... И нашли!!!

…Фермерский сайт, где чудесная женщина приглашает православных людей для создания православной общины во Владимирской области, где у каждой семьи будет свое независимое хозяйство на 25 сотках, а сельхозугодья и имеющуюся технику община будет использовать совместно для общих нужд. Условие: каждая семья должна обязательно иметь личную корову и другую живность, а заготовка кормов, переработка и реализация продукции совместная.

— Строительство собственного дома — это, конечно, хорошо, но у нас нет средств, — задали мы вопрос этой женщине.

— Об этом не волнуйтесь, у нас лесные угодья более 400 гектаров, своя пилорама... Сейчас вот дооформляю документы и продам часть земли — будут деньги на все. Будем строить семьям дома, жить они будут сначала на условиях социального найма, но за рождение каждого ребенка мы будем передавать 25% от дома в собственность семьи. Т.е. родили четырех детей — и дом переходит в полную собственность семьи.

— у нас уже шесть детей, и мы хотим взять еще. А вообще, у нас есть проект “Детской деревни”, мы хотели, чтобы рядом с нами жили другие семьи с приемными детьми.

— Замечательно, вам мы сразу дом оформим в собственность. Очень хорошо, что наши цели совпадают!

— А где мы будем жить, пока не построим наш дом?

— У нас есть недостроенный дом, за лето можете его подделать, и живите, пока не построите свой.

— Но у нас нет денег на достройку дома...

— Ничего не нужно, у нас все есть: есть материалы, будут и деньги на отделку. Просто приезжайте и делайте, мы даже деньги на переезд вам дадим! Не волнуйтесь, приезжайте, главное, что наша программа будет под крылом православной церкви.

Это успокаивало больше всего. Где православие — там не обманут и не бросят в беде.

Муж узнал о законе, согласно которому государство предоставляет льготы переселенцам в сельскую местность. Узнали в «Службе занятости» — действительно, оказалось, что такой закон есть и можно им воспользоваться. Согласно ему нужно заключить трехсторонний договор между «Службой», хозяйством вселения и главой семьи. В этом договоре прописывается, что семье предоставляется жилье и работа в хозяйстве, а государство частично компенсирует переезд всей семьи и перевозку багажа.

Общались и переписывались еще полгода, ведь не шутка — оторваться от своих корней, где есть родители и друзья, любимый храм и батюшка, и переехать за 6 тысяч километров. Мы не верили своему счастью, не верилось, что так бывает — полное совпадение взглядов и мыслей о жизни на земле. Но трудно сразу решиться переехать всей семьей, да еще с грудным ребенком. Решили — пусть едет познакомиться и осмотреться супруг вместе с сыном. Я осталась одна с остальными детьми — было тяжело, но надо было терпеть.

Начали делать дом. Хотя супруг с сыном вставали каждый в 6 часов утра и работали до позднего вечера, дело шло очень медленно — их постоянно отвлекали на работу то на ферме, то по хозяйству, то на пилораме, к тому же необходимые материалы покупались с задержкой или вообще не покупались.

К середине июля я поняла, что к нашему приезду в доме не будет даже окон и дверей, не говоря об остальном. У нас лежали деньги на переезд — я их отправила мужу для покупки хоть каких-то необходимых материалов. На эти деньги муж купил двери, заказал окна (на жилые комнаты), купил самую нужную электрику...

“Ей очень стыдно”...

Милая женщина долго извинялась: ей очень неудобно и стыдно за то, что мы тратим свои деньги на ее дом, обещала все отдать еще до переезда (т.к. переезжать было не на что). В итоге деньги она не отдала, мы их взяли в кредит по кредитной карте (с расчетом, что после переезда «Служба занятости» нам вернет деньги), помогли родители со своих скромных пенсий и друзья. В конце июля муж вернулся за нами в Читу и привез гарантийное письмо в «Службу занятости» с подтверждением обязательств о предоставлении работы и жилья. Получив благословение нашего батюшки о. Романа, мы отправили два контейнера с вещами и переехали.

И тут началось... Дом недостроенный, порванная пленка на окнах... В первый же день нашего пребывания женщина “попросила” взять всю работу на ферме на себя (10 голов крупного рогатого скота, пять телят, 18 свиней и 20 поросят) — нужно сохранить поголовье для будущей общины. Еще не понимая истинного положения вещей, мы согласились быть помощниками. На ферме работали все: дети, супруг да еще девушка-сирота, которая приехала с нами. Только я одна не работала на ферме, занимаясь домом и ребенком. Начали с интересом и удовольствием, но потом похолодало, и в доме стало холодно — дети заболели, с температурой...

Тогда у нас возник вопрос: а в качестве кого нас сюда пригласили? Как участников общины — тогда почему мы не работаем на ферме “общинно”? Как работников? Тогда почему нам не платят деньги за работу? Как рабов, за еду? Вот это подходило к нам в нынешнем положении больше всего: нам иногда покупали овощи и кое-какие продукты. Когда я заикнулась о том, что мы мечтали завести курочек, добрая женщина сделала большие глаза и сказала:

— Я вас умоляю, все это лирика, зачем отвлекать ресурсы и терять время на глупости, надо работать, у нас экстремальная ситуация и нам надо выжить, надо заготовить дрова на зиму.

Стала выясняться степень православности “фермеров”. Сама она не ходит в церковь в принципе (и даже не знает, что в соседней деревне есть храм), и на наши выезды в храм в воскресные дни смотрела искоса, считая это пустой тратой времени — работать надо. Работать надо 7 дней в неделю, от рассвета до заката (что мы и делали). Бесконечные осуждения священнослужителей, убеждение нас в ненужности и губительности постов, как “пережитков махровой старины” и “это все от лукавого”. Это очень беспокоило — православием здесь, оказывается, и не пахло, поэтому угасала и надежда на взаимопонимание и единомыслие.

Время шло. Муж с детьми метались между работой на ферме, пилораме и строительством дома. Но дети привыкали к постоянной занятости, легко вставали в 7 часов, все меньше делали ошибок, работали с удовольствием, дали имена всем животным.

И ВДРУГ ВЫЯСНИЛОСЬ

Получили детские деньги и купили на них дверь, паклю, трубы и пр. Грела мысль, что скоро у нас будет собственный дом и свое хозяйство, что вот-вот добрая женщина подпишет договор и пропишет нас. И вдруг выясняется, что прописать нас она не может: у нее все постройки на ферме не зарегистрированы, а сама она прописана в Москве. Наши отношения все больше напрягались, и в конце концов она сказала, что договор она не подпишет, так как мы ей не подходим (???). На вопрос, как так, почему? она сказала:

— Ваш муж очень ленив и не умеет работать, дети не воспитаны, что вы на самом деле не хотите работать на земле и это не для вас, вы зря приехали.

— А как же община, наши идеи и все прочее?

— Это к вам никак не относится. Вы не тот типаж людей, что нам нужен. И объясняться с вами я не собираюсь.

— Вы вообще понимаете, что вы сделали с нашей семьей? Мы вам доверились, приехали через всю страну с маленькими детьми, у нас на подходе два контейнера с вещами, через неделю детям нужно идти в школу, родители сходят с ума от неопределенности нашего положения, все дети в растерянности, мы потратили деньги на переезд и строительство вашего дома, сейчас у нас нет денег и вот просто так — «вы мне не подходите»?

— Не надо меня учить, выйдите из моего дома. Потраченные вами деньги я вам верну, когда получу пенсию (???). Разговор закончен, никаких объяснений не будет.

…Сейчас мы живем в том же недостроенном доме, добрая женщина нас не выгоняет сейчас же, говорит — живите, пока не подыщите жилье. Но: дом недостроен, отопления нет, части окон нет. Ситуация тупиковая. А вчера она заявила, что возьмет с нас арендную плату за проживание в ее доме, т.к. мы уже не работаем на нее (теперь понятно, зачем нас приглашали). Мы обращались в госорганы Александровского и Сергиево-Посадского районов — «Службу занятости», миграционную службу, комитет по соцзащите населения: везде нас вежливо выслушивали, но разводили руками — вы не в нашей компетенции, помочь ничем не сможем.

Вот так мы приехали... Хотели научить детей твердо стоять на своих ногах, а сами повисли в воздухе...

Для чего пишу? Чтобы потенциальные участники какой-либо “общины” знали, что их может ждать в будущем, да и власть должна интересоваться, почему такое большое количество земли находится в пользовании таких нерадивых хозяев, ничего не производящих, а только вырубающих государственный лес. А может, эту статью прочтут люди, которые захотят нам помочь — советом или делом.

ЯКОВЛЕВА

Нравится: 0 / Не нравится: 0