Происшествия

Год и девять за фальшивый больничный

Январь  15, 2011 1103

Год и девять за фальшивый больничныйДовольно деликатное дело, где в качестве обвиняемых в получении взяток фигурируют врач сельской амбулатории и его медсестра, слушалось месяц назад в Сергиево-Посадском городском суде. Обоих медиков признали виновными, причем врачу назначили весьма суровое по обычным меркам наказание: 1 год и 9 месяцев лишения свободы в колонии общего режима.

Медсестру тоже наказали, но условно, с испытательным сроком два года. Учитывая, что совокупный размер двух взяток, считающихся доказанными, составляет всего 1700 рублей, можно сказать, что закон в этом случае оказался строг.

История эта с виду проста, и почти каждый знает, что подобные случаи действительно время от времени происходят в российской системе здравоохранения. Как полагает следствие и суд, медики занимались выпиской фальшивых больничных листов. Не бесплатно, конечно, а за определенную мзду.

В деле фигурируют всего два эпизода, причем во втором из них просящий действовал по поручению Отдела по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП) районного УВД.

Первый эпизод был таков. Женщина, которую мы назовем А., в июне 2009 года собралась поехать в отпуск в Анапу. Но с билетами вышла напряженка, обратных на нужную дату достать не получилось, и она попросила выписать ей больничный на несколько дней, чтобы оправдать на работе свое отсутствие в этот период. Сговорились на 700 рублях. Медсестра оформила больничный, доктор подписал, деньги были получены (через медсестру, которая факт признала, сказав, что всё делилось пополам). По приезду из отпуска А. вновь пришла в кабинет врача, где он выдал ей полностью оформленный и закрытый больничный. Реального осмотра состояния ее здоровья не проводилось. Свои показания А. подтвердила в суде лично.

Второй взяткодатель, некий Б., действовал под прикрытием ОБЭПа. В феврале 2010 года он попросил оформить ему фальшивый больничный для оправдания прогула на работе. Доктор, как сказано в приговоре, "потребовал передачи ему взятки в виде денег в размере 1000 рублей". Разговор был записан на диктофон, запись фигурировала в суде. Далее все шло по той же схеме, за исключением того, что во время повторного визита сразу после передачи денег медсестре ее задержали сотрудники милиции. Оформленный фальшивый больничный к тому времени уже был выдан "пациенту", а он передал его в ОБЭП.

Свою вину доктор не признал, указывая, что никаких денег он лично не получал. Переговоры с А. вела медсестра, о чем врач, по его словам, не знал. А оформленный больничный подписывал, доверяя ей. Что же касается второго человека, Б., он просто пожалел его, так как тот, подойдя к нему в коридоре больницы, пожаловался на тяжелое материальное положение и угрозу увольнения с работы; при этом выглядел плохо: был заторможен, имел одутловатое лицо с покрасневшими веками, что свидетельствовало об алкогольной интоксикации или вирусной инфекции. Кроме того, врач настаивал в суде, что денег с Б. не брал, о взятке не договаривался и никаких указаний на этот счет не давал.

Подсудимая медсестра вину в совершении преступлений полностью признала и дала показания.

Суд счел доводы защитников врача о его невиновности необоснованными, а с обвинительными аргументами и доказательствами прокуратуры, напротив, согласился. С учетом смягчающих обстоятельств (его возраст, состояние здоровья, наличие родителей-инвалидов) наказание назначили ниже низшего предела, который положен по этой статье.

Все мы, однако, по-человечески понимаем, что за взятку в размере 1700 рублей оказаться в тюрьме на 1 год 9 месяцев — это строго. Особенно по сравнению с другими широко известными делами, когда за значительно более опасные по своей сути преступления наказания назначаются куда более мягкие или вообще условные. Борьба с коррупцией, о которой столько говорят, безусловно, необходима, без этого стране не выжить, но взяточников, скорее, должна пугать не строгость наказания, а его неотвратимость.

Александр ГИРЛИН



Нравится: 0 / Не нравится: 0