В Подмосковье

НЕ БЕЙ ЗАДЕРЖАННОГО

Июль  1, 2009 1060

НЕ БЕЙ ЗАДЕРЖАННОГО

Про то, что в милиции граждан иногда бьют, знают или слышали, наверное, все. Это древнее явление российской жизни бессмысленно отрицать, такое время от времени случается в любом городе нашей необъятной страны.

Нередко в таких случаях граждане опасаются обращаться с жалобами на своих обидчиков, полагая, что неизвестно, как оно потом выйдет да и вообще до свадьбы заживет. В то, что милиционера могут осудить за нанесение побоев, многим верится с трудом. Самим милиционерам, судя по всему, тоже — иначе таких случаев не было бы и в помине.

Недавно Сергиево-Посадский городской суд вынес приговор бывшему теперь уже сотруднику патрульно-постовой службы милиции, который в опорном пункте на автовокзале избил задержанного мужчину. Решение вступило в законную силу, и мы, по совету городской прокуратуры, теперь можем о нем рассказать.

Выпил и "получил"

Инцидент, о котором мы собираемся поведать, имел место в апреле 2008 года на привокзальной площади в Сергиевом Посаде. Началось все, как и многое у нас в стране, с употребления горячительных напитков. Правда, в весьма скромных объемах и без явного нарушения общественного порядка.

Трое взрослых друзей встретились на автостоянке, чтобы посидеть-поболтать и попутно отметить день рождения одного из них. Сели в машине. "Виновник торжества", будучи за рулем, не пил, двое других минут за сорок выпили "чекушку" водки объемом 250 граммов. После чего решили не продолжать, а расходиться. Двое уехали, а один (назовем его "А." — Ред.), сказав, что у него на вокзале дела, пошел своей дорогой.

Уйти далеко ему не удалось. Почти сразу для проверки документов его остановил наряд патрульно-постовой службы в составе одетого в форму милиционера и облаченного в обычную "гражданку" стажера. Документов у парня не оказалось, пришлось проследовать в расположенный в здании автовокзала опорный пункт.

Причины дальнейших событий формально так и остались неустановленными. Судя по показаниям потерпевшего, гнев милиционеров вызвало то, что он надумал позвонить друзьям и сообщить, что его забрали в милицию.

Его точка зрения зафиксирована в приговоре суда. Там сказано, что по пути в опорный пункт "он достал мобильный телефон, но сразу же получил удар в спину и упал на бетонный тротуар. Телефон вылетел у него из рук и отлетел в сторону. На него прыгнули, надели наручники. Он не оказывал никакого сопротивления. Человек, который был в гражданской одежде, подобрал его мобильный телефон. Задержанного под руку повели в милицию. В опорном пункте милиции его усадили на стул, и "К." (задержавший его милиционер. — Ред.) начал его избивать. Причину, по которой "К." наносил ему удары, он не знает. "К." бил руками и ногами в область грудной клетки. После очередного удара избиваемый упал на пол на правый бок. Его левая нога лежала сверху правой. "К." прыгнул ему на ногу. Он испытал болевой шок, возможно, потерял сознание. Возможно, когда арестованный упал, ему нанесли удар по голове. Второй человек в гражданской одежде в это время сидел на диване и спокойно наблюдал за происходящим".

Эта версия впоследствии получила полное подтверждение в суде благодаря показаниям свидетелей, данным судебно-медицинской экспертизы и, главное, признанием самого милиционера "К.". Теперь уже бывшего, так как из органов внутренних дел он уволен.

Проводы в вытрезвитель

В общем, парню крепко досталось. Избив его, нерадивые милиционеры стали думать, что с ним делать дальше. Выход нашелся быстро: медвытрезвитель. По факту задержания был составлен протокол, подписанный двумя понятыми, охранниками автовокзала. Один из них описывает это так: "Они (понятые. — Ред.) зашли в комнату милиции в автовокзале. Там в наручниках сидел парень. На столе лежали старый телефон, цепочка черного металла, денежные средства в пределах 100 рублей. Они посмотрели, расписались в протоколе, претензий никаких не было".

Бригада из медвытрезвителя приехала быстро. Задержанного "А." посадили в машину: он все-таки был слегка навеселе, одежда уже испачкана — в общем, формальные поводы имелись.

Но в медвытрезвителе его не приняли, потому что при осмотре обнаружилось, что он избит, а нога в районе щиколотки опухла и болела. Пришлось вызывать "скорую" и ехать в травмпункт.

Врач травмпункта осмотрел пострадавшего и поставил диагноз: "закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, закрытый перелом лодыжки левого голеностопного сустава, ушиб грудной клетки, ушиб мягких тканей лба, волосистой части головы, ушиб локтевых суставов, алкогольная интоксикация".

Расследование

Через некоторое время "А." обратился в прокуратуру с заявлением об избиении его сотрудником милиции. Прокуратура начала расследование. В общей сложности (от заявления до приговора) дело длилось чуть больше года. Было опрошено множество свидетелей — охранников автовокзала, сотрудников медвытрезвителя, "скорой", травмпункта, в том числе и граждан, бывших в тот апрельский вечер на автовокзале и видевших, как "А." ведут в милицию, толкают в спину, валят на землю и надевают наручники.

Есть в деле и показания, которые в корне отличаются от других. Они тоже взяты нами из приговора суда. Например, тот самый человек в гражданской одежде, присутствовавший при задержании (стажер милиции. — Ред.), показал, что сотрудники милиции задержали "А." возле железнодорожного вокзала в состоянии алкогольного опьянения. Документов у него не было, его повели в опорный пункт. "Когда они вышли на проезжую часть дороги, где стоят автомашины "газель", "А." остановился, стал пререкаться, говорить, что никуда не пойдет. (...) Когда они проходили мимо автовокзала, "А." махнул рукой, дабы совершить побег, скрыться и освободиться от "К.", сбил с него шапку, оттолкнулся от него двумя руками, попытался убежать, но ноги у него заплелись, и он упал". Далее на него надели наручники, отвели в опорный пункт милиции в автовокзале, где его никто не бил, оформили протокол задержания и передали приехавшим сотрудникам медвытрезвителя.

Еще один свидетель (как нам рассказали другие участники процесса, пришедший якобы по объявлению в газете) показал, что, проходя мимо, видел, как "А." пререкается с милиционерами, ругает их нецензурными словами и пытается убежать.

По этому поводу в приговоре сказано следующее: "Суд критически оценивает показания свидетелей (две фамилии. — Ред.) и расценивает их как направленные на избежание "К." ответственности за содеянное. Данные показания опровергаются показаниями потерпевшего и свидетелей (пять фамилий. — Ред.) и другими доказательствами по делу, а также признанием "К." своей вины".

К "другим доказательствам", в частности, относится заключение судебно-медицинской экспертизы о том, что перелом ноги "А." не мог образоваться вследствие падения, а "образовался от ударного воздействия твердым тупым предметом".

В настоящий момент прокуратура рассматривает вопрос о привлечении вызвавших сомнения у суда свидетелей к ответственности за дачу ложных показаний.

Приговор

Суд признал милиционера "К." виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом "а" части 3 статьи 286 Уголовного кодекса России (совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, с применением насилия) и приговорил к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права занимать должности в органах внутренних дел сроком на три года. Наказание назначено условно с испытательным сроком два года. В течение этого времени "К." не может менять место жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, в которой он обязан регулярно отмечаться.

Александр ГИРЛИН
Фото Алексея СЕВАСТЬЯНОВА

Редакция благодарит старшего помощника Сергиево-Посадского городского прокурора Екатерину Плыгач за предоставленную информацию.

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0