В Подмосковье

ЕГЭ ПРОШЕЛ, СТУДЕНТЫ ЗАЧИСЛЕНЫ. ЧТО ДАЛЬШЕ?

Август  18, 2009 2308

ЕГЭ ПРОШЕЛ, СТУДЕНТЫ ЗАЧИСЛЕНЫ. ЧТО ДАЛЬШЕ?

С некоторых пор аббревиатура ЕГЭ — Единый государственный экзамен — известна большинству населения России. Говорят и пишут о нем много. Первые лица страны, например, президент Дмитрий Медведев, высказываются на этот счет. Противники пребывают в трансе, говоря, что все пропало, сторонники, напротив, жизнерадостно смотрят вперед.

В нынешнем году зачисление в вузы впервые проходит по новой системе: никаких вступительных экзаменов, только сертификаты ЕГЭ. Предполагается, что это, во-первых, облегчит поступление талантливым детям из глубинки, а во-вторых, покончит с коррупцией в сфере образования.

Не секрет ведь, что поступить на бесплатное обучение в престижные вузы страны простым смертным ранее было непросто, нередко требовались очень серьезные денежные вложения.

Хотя, безусловно, бывало и по-другому, талант, как говорится, пробьет себе дорогу.

Зачисление в большинство вузов закончено буквально на днях. О том, как это было, о плюсах и минусах новой системы, насколько она объективна и жизнеспособна, сохранится ли в дальнейшем или ее отменят, — мнения наших собеседников, представителей вузов, абитуриентов и их родителей.

Валентина Морозова, проректор по учебно-методической работе Сергиево-Посадского гуманитарного института, кандидат педагогических наук

— В этом году вступительные экзамены проходили по новой системе: вузы обязаны принимать студентов в соответствии с результатами ЕГЭ. Наш вуз аккредитован, нам уже пятнадцать лет, мы работаем в правовой плоскости, поэтому и мы поступили также.

В этом году конкурс при поступлении был меньше, чем обычно. Это связано не столько с ЕГЭ, сколько с демографическими проблемами, о чем Министерство образования РФ предупреждало нас заранее. На графике, который они составили, этот год — настоящая "яма". Так или иначе, это отражается на всех вузах, не только на нашем.

СПГИ — негосударственный платный вуз. Надо понимать, что любой родитель, конечно, старается отдать учиться своего ребенка на бесплатные, бюджетные места, которые есть в государственных вузах. Однако не все успешные, хорошо подготовленные школьники становятся студентами бюджетных отделений.

В Положении о правилах приема, обязательном для всех вузов, есть такое указание: детей-инвалидов, льготников, должны принимать вне конкурса. Результаты ЕГЭ при этом, по сути, не важны, они должны быть всего лишь "положительными", то есть, говоря по-старому, выше "двойки". И нередко получается так, что 30 процентов бюджетных мест, допустим, занято льготниками, еще 30 — "целевиками" (целевой набор по поручительству госструктур), попасть в оставшиеся 40 процентов могут не все. Талантливые ребята, имеющие хороший балл по ЕГЭ, в вуз не проходят. Тогда они перебрасывают документы в другие вузы, в том числе и к нам.

Но и здесь все не так просто. Мы можем принять их не всегда, потому что им может не хватать какого-нибудь экзамена. То есть для поступления на факультет психологии, например, нужно иметь ЕГЭ по биологии, а они в этом году сдавали по информатике. Так решило министерство. Сами организовать экзамен, вступительное испытание, мы теперь не можем, и это проблема всех вузов. Государство нам запрещает проводить какие-либо испытания абитуриентов, прием должен идти только по результатам ЕГЭ.

Скорее всего, какие-то изменения в этом порядке будут. Руководитель Рособрнадзора Любовь Глебова в одном из выступлений недавно сказала, что высшие учебные заведения зачастую становятся богадельнями, так как в них поступают ребята, имеющие низкий балл по ЕГЭ, но имеющие льготы при поступлении. Может быть, в следующем году это учтут, вузам дадут право принимать один экзамен самостоятельно или абитуриентам сдавать дополнительный ЕГЭ по выбранному предмету.

Введение нового порядка поступления породило и другие проблемы. Например, абитуриент теперь может подать документы (точнее, их копии) в неограниченное число вузов, а потом выбрать какой-нибудь один.

А для зачисления требуются оригиналы, копии не годятся. Некоторые умудряются отнести документы в сотню вузов, поэтому при зачислении начинается суета и беготня и для абитуриентов, и для приемной комиссии: по баллам проходит, но принесет оригиналы или нет — неизвестно. От этого зависит судьба тех, у кого баллов за ЕГЭ меньше. Зачисление происходит в две или даже три волны, что стоит всем лишних нер-вов.

Однозначно понять, повысил или понизил ЕГЭ уровень знаний абитуриентов по сравнению с прошлыми годами, пока сложно. Жизнь покажет. Думаю, что очевидные организационные ошибки исправят и отменять его не будут.

Андрей ЛИПЕНГОЛЬЦ, заместитель директора Сергиево-Посадского филиала Московского государственного университета приборостроения и информатики

— В этом году зачисление в наш вуз проходило согласно министерскому приказу. Мы принимали абитуриентов на все формы обучения по результатам ЕГЭ. Единственным исключением из правил стал прием выпускников колледжей: они сдавали обычные экзамены.

Проходной балл зависел от количества бюджетных мест. Например, чтобы поступить на экономический факультет, в этом году нужно было набрать около 180 баллов. Такая высокая цифра связана с тем, что на эту специальность выделено всего 15 бюджетных мест.

В нашем вузе существует льготный прием абитуриентов. Например, в этом году мы зачислили одного инвалида детства и десять целевиков.

Конечно, и преподаватели, и абитуриенты были поставлены в очень жесткие рамки. Любую систему надо доработать и опробовать, а иначе получится просто неудачный эксперимент. Вообще ЕГЭ вводили для борьбы с коррупцией. Но я убежден, что он не решит проблему вовсе. Нужно отслеживать систему доходов и расходов чиновников, а не придумывать бессмысленные образовательные нововведения.

На мой взгляд, те задачи, которые ставились перед системой ЕГЭ, абсолютно не выполняются. Я вижу в ней очень много минусов. Во-первых, есть недоработки, из-за которых страдают сами абитуриенты.

Малоутешительны и результаты общей статистики системы ЕГЭ. Дело в том, что в этом году очень большую активность проявили абитуриенты из удаленных районов России. Как правило, они набирали высокие баллы и зачислялись в престижные вузы. Но никто не может гарантировать, что они не передумают и не останутся учиться на родине. Ведь поступить — это еще не самое главное. Иногородним абитуриентам надо задумываться о том, где и на что они будут жить.

Настоящей бедой, от которой буквально плачут все преподаватели, является неограниченное количество вузов, в которые может поступить абитуриент. Например, человек подал документы в 10 институтов, но, так или иначе, выберет он только один. Лидирующие места занимают те, кто набрал максимальное количество баллов, а все остальные числятся в резервных списках. И никто не может гарантировать, что абитуриенты с лучшими результатами не поступят в какой-нибудь другой вуз. Получается, что они просто занимают чужие бюджетные места и не дают продвинуться из резерва другим ребятам.

Пожалуй, единственным плюсом ЕГЭ является то, что абитуриенты сдают экзамены только один раз, а дальше уже определяются с вузом.

Я считаю, что ни одно тестирование не дает объективной оценки знаний. Только сам преподаватель может сделать выводы о том, насколько хорошо подготовлен абитуриент.

Трудно даже предположить, какой будет дальнейшая судьба ЕГЭ. Еще в прошлом году я был уверен, что его вообще не будут вводить, но сегодня эта система уже набирает неплохие обороты.

Михаил ИВАНОВ, проректор по учебной работе Московской духовной академии

— Наша академия имеет государственную лицензию, но не имеет аккредитации, поэтому действие закона о ЕГЭ на нас не распространяется.

При поступлении на результаты Единого госэкзамена мы не смотрим, у нас свои критерии.

К нам ведь поступают люди разного возраста, многие из них окончили школу уже давно, воспитывались в старой системе.

В основном мы смотрим, как обстоят дела с гуманитарными предметами — русским языком, литературой. Поступающие пишут сочинение или изложение, где мы обращаем внимание, как они мыслят, на грамотность, стиль и так далее. Сдают введение в церковную науку, некое общее знакомство, чтобы можно было понять, что человек действительно ведет церковный образ жизни. И беседуем на разные общекультурные темы, чтобы выяснить интеллектуальный уровень, интересы, уровень начитанности. Конкурс у нас небольшой, два человека на место.

Ольга ПЕРЦЕВА, заместитель директора Сергиево-Посадского филиала Московского института экономики, менеджмента и права

— ЕГЭ был введен по всей стране, и наш вуз также участвовал в министерской программе. Конечно, эта система сдачи экзаменов для всех новая, непроверенная и в ней еще много недоработок.

Как такового конкурса аттестатов в нашем институте не было. Так как в вузе все специальности в основном экономической направленности, то проходные баллы у нас были совсем невысокие. Для зачисления абитуриентам нужно было набрать 21 балл по математике, 37 баллов по русскому языку и 39 баллов по обществознанию.

Наш вуз не ограничен квотами на льготный и целевой прием студентов. Тем не менее в этом году к нам не поступило ни одного представителя этой категории.

В системе ЕГЭ нет четкой определенности. Конечно, право выбора — это хорошо, но сделать этот выбор очень непросто. Ведь каждый абитуриент может поступать в неограниченное число вузов.

Сегодня пока сложно судить о системе ЕГЭ, есть очень много спорных моментов. Многое зависит от того, с какой стороны подойти к вопросу. Например, как родитель я очень обеспокоена этим нововведением. Не устраивает меня ЕГЭ и как преподавателя. На мой взгляд, такая форма экзамена дает очень поверхностную оценку знаний. А вот как администратор, я могу сказать, что ЕГЭ значительно облегчает сам процесс приема абитуриентов.

Как сказался ЕГЭ на уровне знаний, мы узнаем только в процессе учебы. Но, я считаю, что в этом нововведении нет объективного подхода.

Скорее всего, ЕГЭ не отменят. Ведь главной целью всей этой затеи стала борьба с коррупцией, и эту идею будут поддерживать.

Татьяна ИВАНОВА, директор Сергиево-Посадского филиала Московской финансово-юридической академии

В этом году мы зачисляли студентов только по сертификатам ЕГЭ. Для того чтобы стать студентом нашего вуза, достаточно было набрать проходной балл. Причем на разные дисциплины их количество было примерно одинаковым. Например, по русскому языку надо было набрать 38 баллов, а по математике 40.

У нас небольшая квота на льготный и целевой прием. В этом году к нам в вуз зачислено меньше одного процента таких абитуриентов.

В целом я довольна результатами ЕГЭ. Я считаю, что эта система позволяет дать объективную оценку знаниям абитуриентов.

Вообще в ЕГЭ я вижу гораздо больше плюсов, чем минусов. К примеру, теперь ребята могут поступать сразу в несколько вузов на разные специальности и формы обучения. То есть перед абитуриентами открываются более широкие возможности и у них появляется право выбора.

К тому же заметно упрощается процесс поступления и зачисления в вузы.

Единственный минус ЕГЭ я вижу в том, что население плохо проинформировано и не знает многих его тонкостей. Просто нужно отладить эту новую систему, и тогда она будет продуктивно работать.

Я думаю, что ЕГЭ не отменят. Ведь такой способ зачисления в вузы удобен как для абитуриентов, так и для преподавателей.

Абитуриенты против

Дарья, г. Пересвет

Я всегда хотела учиться на журфаке МГУ. Поэтому не стала подавать сертификаты ЕГЭ в сотню вузов, а выбрала для себя один-единственный университет.

Чтобы поступить в МГУ, мне нужно было сдать ЕГЭ по русскому языку, литературе и английскому, а также пройти творческий конкурс. Те, кому удалось набрать 340 баллов, зачислялись в альма-матер российских вузов. Вот только получить такой высокий результат очень непросто.

В принципе я хорошо сдала все экзамены. За творческий конкурс мне поставили самый высокий балл. Но подвел английский, и я не прошла. Теперь буду пробовать свои силы снова, но уже в следующем году.

Конечно, я очень недовольна тем, что министерство ввело ЕГЭ. Получается, что в вузах теперь будут учиться кто попало. Например, для поступления на журфак МГУ не нужно приносить свои публикации. По-моему, тест не может объективно оценить способности человека.

Кроме того, в этом году большинство бюджетных мест было занято абитуриентами из кавказских республик. У них были сертификаты с очень высокими баллами, что, на самом деле, вызывает немало подозрений. Я считаю, что система ЕГЭ очень несправедлива и без нее было намного лучше.

Олеся, г. Сергиев Посад

Если честно, я была просто шокирована, когда узнала, что в этом году все вузы зачисляют абитуриентов только по результатам ЕГЭ. От ужаса я подала копии своего сертификата сразу в восемь университетов. Я пробовала поступать в Московский педагогический государственный университет (МПГУ), Российский университет дружбы народов (РУДН), Московский государственный университет печати (МГУП),

Московский государственный социальный университет (МГСУ), Московский государственный гуманитарный университет имени Шолохова, Московский государственный университет технологий и управления (МГУТУ), Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ) и Международный независимый эколого-политологический университет (МНЭПУ).

После долгих мучений я поступила на исторический факультет педагогического университета. Меня зачислили на бюджетное отделение, но кто бы знал, каких трудов мне это стоило! Возможно, сами вопросы ЕГЭ и не очень сложные, но вся эта система отнимает много нервов. Ежедневное ожидание и полная неопределенность доводили меня до паники.

Конечно, я рада, что поступила на бюджетное отделение в достаточно престижный вуз. Но я абсолютно убеждена, что ЕГЭ — это самый худший способ проверки знаний. Один подсмотрел, другой списал, а в итоге из этого всего сложился проходной балл. Гораздо лучше, когда абитуриент сдает экзамены самому преподавателю.

Вообще любые нововведения надо сначала хорошо проверить, а уже потом запускать в действие. Иначе ни к чему хорошему это не приведет.

МНЕНИЕ РОДИТЕЛЕЙ

Александр Николаевич, г. Пересвет

Я считаю, что ЕГЭ — это неудачный эксперимент и его надо как можно скорее отменить. Тестирование не способно дать объективной оценки знаний ребенка. Конечно, во время вступительных экзаменов родители всегда очень переживают за своих детей, но ЕГЭ стало для нас настоящим нервным потрясением.

Я вообще не понимаю, как можно вводить систему, которая не прошла никакой проверки. Власти выбрали неверный метод борьбы с коррупцией. Возможно, теперь абитуриенты не смогут подкупить преподавателей, зато в ведущие вузы будут зачислены плохие студенты, а в будущем — плохие специалисты.

Я не вижу ничего положительного в ЕГЭ. Моя дочь прекрасно сдала вступительные экзамены в МГУ. Но в этом году проходной балл был слишком высоким, и она не прошла.

Правительство хотело как лучше, а получилось как всегда. Введение ЕГЭ не решило никаких проблем, а, наоборот, прибавило лишнюю головную боль. Бюджетных мест и так всегда не хватало, а сейчас основную их часть занимают льготники и целевики. Разумнее вернуться к традиционной сдаче вступительных экзаменов.

Ольга Вячеславовна, г. Сергиев Посад

Я очень недовольна сегодняшней системой зачисления абитуриентов в вузы. Моя дочь окончила школу с золотой медалью, все одиннадцать лет показывала прекрасные знания предметов. На мой взгляд, она вполне заслужила какие-то привилегии при поступлении в институт. Но в этом году школьники-медалисты должны были поступать на общих основаниях с другими абитуриентами. Я считаю, что это очень нечестно по отношению к ребятам. Талантливых людей надо поощрять.

Моя дочка поступила на платное отделение Государственного университета управления (ГУУ). ЕГЭ отняло у нас столько сил и нервов, что мы довольны даже этим результатом.

Светлана Викторовна, пос. Семхоз

В этом году мой сын поступал в три вуза — МГУ, РГГУ и РГСУ. Конечно, я очень за него переживала, ведь он впервые столкнулся с такой формой сдачи экзаменов. Тем не менее он показал неплохие результаты и был зачислен на платное отделение PR-факультета Российского государственного социального университета.

Мой сын считает, что ЕГЭ — очень удобная система. Но я сама с ним не согласна. Тест не может показать, насколько хорошо подготовлен абитуриент. Только сам преподаватель способен оценить качество знаний.

Конечно, родители не могут пойти наперекор министерскому распоряжению. Но, на мой взгляд, привычная система зачисления в вузы гораздо более справедливая и рациональная.

Профессиональный критик

Одним из наиболее последовательных критиков ЕГЭ с самого начала эксперимента по его введению был и остается президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. В течение всех последних лет он многократно и чрезвычайно резко высказывался о Едином госэкзамене, который, по его мнению, в ближайшее время окончательно угробит систему высшего профессионального образования в нашей стране.

В прошлом году Сергей Комков дал интервью на эту тему и нашей газете. Мы приведем выдержки из него, а также из его статей, опубликованных в других изданиях совсем недавно.

"Тестовый экзамен в существующем виде — это придумка, которая появилась в Европе в 1967 году во Франции. Они думали, что тем самым смогут способствовать тому, чтобы ребята из бывших колоний получали образование наравне с коренными французами. Франция ведь была колониальной державой, в Африке есть целый ряд стран, которые освободились от колониальной зависимости, но люди там говорят на французском языке. Для облегчения их поступления, например, в Сорбонну, и был введен тестовый экзамен. Однако уже через три года французское правительство поняло, что если это будет продолжаться еще лет пять, высшему образованию в стране придет конец: качество подготовки снизилось в два раза".

"Много раз и на разных уровнях мне приходилось рассказывать о событиях 1967-68 годов во Франции. Именно там впервые родилась идея проведения так называемого единого тестового экзамена. Для того чтобы, как заверяли его создатели, уравнять шансы на получение высшего профессионального образования молодежи из Метрополии и бывших колониальных территорий. Закончилось это известными массовыми выступлениями молодежи и студентов осени 1968 года, которые привели, в конечном итоге, к отставке правительства генерала Де Голля. И уже в 1970 году Общественная палата Франции предложила руководству страны незамедлительно отменить этот самый "тестовый экзамен". Иначе, как утверждали члены Общественной палаты, через три-четыре года системе высшего профессионального образования Франции придет конец".

"Третьего августа 2009 года состоялся первый этап зачисления подавших в вузы заявления абитуриентов. Но, поскольку приемные комиссии получили всего лишь копии документов и не видели в глаза поступающих, вероятность того, что произойдет качественный набор будущих студентов, весьма невелика. И даже последующие два этапа "зачислений" ситуацию в принципе улучшить не смогут. Поэтому российские вузы сегодня рискуют получить огромную массу совершенно непригодных для обучения студентов".

О льготниках

После первого опыта обязательного приема по результатам ЕГЭ руководство целого ряда престижных вузов обеспокоено огромным количеством инвалидов-льготников, стремящихся поступить на бюджетные места вне общего конкурса.

В некоторых вузах, как говорят, их чуть ли не больше, чем обычных, здоровых абитуриентов. Обижать инвалидов никто не хочет, однако возникают обоснованные сомнения, все ли инвалиды со справками на самом деле таковыми являются.

По новым правилам льготники (военнослужащие-контрактники, инвалиды, дети-сироты и те, кто проживает в Чернобыльской зоне отчуждения) зачисляются в вуз, даже имея низкий балл по ЕГЭ. Следовательно, обычные школьники с хорошими оценками поступить на бюджетные места не могут, так как они уже заняты.

В конце июля Рособрнадзор обнародовал результаты проверки, согласно которым четверть выпускников, получивших за ЕГЭ максимальные 100 баллов, на самом деле этих результатов недостойны. А вслед за этим заговорили и о "липовых" справках об инвалидности, помогающих поступить на бюджетные места.

Агентство "Росбалт" цитирует слова ответственного секретаря приемной комиссии биологического факультета МГУ имени Ломоносова Натальи Днестровской: "В этом году известно, что выдано много фальшивых свидетельств об инвалидности. Мы проверяем каждое свидетельство. Около десяти приехавших в МГУ детей, имеющих это удостоверение, а также "чернобыльцев", получили его в 2008 году". То есть совсем недавно, буквально накануне поступления.

Однако огульно обвинять льготников было бы неправильно. Логично предположить, что если справок много и они легальные, не поддельные, то за ними обращались в медицинские учреждения, ведающие этими проблемами.

За комментарием мы обратились в районное бюро медико-социальной экспертизы: как дело обстоит у нас, не появилось ли внезапной "очереди" из желающих стать "инвалидами"?

Нас уверили, что количество обращений с целью получить инвалидность в этом году не увеличилось, никакого всплеска активности школьников не наблюдается, работа идет своим обычным чередом. Увеличение количества "инвалидов" среди абитуриентов, возможно, объясняется тем, что предоставляемые ими в вузы справки на самом деле поддельные, в центральных СМИ недавно говорили о том, что этим фактом заинтересовалась прокуратура. Идут проверки.

И в самом деле, руководитель Рособрнадзора Любовь Глебова недавно заявила: "Если вскроется, что те документы, которые предоставил абитуриент в приемную комиссию, являются фальшивыми, он может быть отчислен на любом этапе обучения. Если это вскроется через пять лет и он будет обучаться на пятом курсе, его отчислят за предоставление фальшивой справки и за пользование той льготой, на которую он не имел права".

Александр ГИРЛИН

Мария ЖДАНКИНА

Газета "Вперёд"



Нравится: 0 / Не нравится: 0