В Подмосковье

БУДЬ СО МНОЙ

Май  5, 2010 950

Один мой институтский преподаватель заведовал одной политической партией. Партия была левого толка, сильно проигрывала по численности КПРФ, зато в два счета обставляла ее по пассионарности.

Преподаватель писал стихи — понятное дело, преимущественно политического толка. В одном из них были такие строчки (за точность не ручаюсь) — мол, там, за кремлевской стеной сидит злодей-кровопийца и ждет часа, чтобы сделать всем нам похуже. Поэта-коммуниста вызвали в компетентные органы и попросили объяснить, какого-такого злодея он имел в виду.

Задорно сверкая толстыми линзами в массивной старомодной оправе, стоя на ступеньках института, преподаватель раскрыл мне свой секрет. "А я им так и говорю, — вспоминал он тот знаменательный час, — я эти стихи как раз в Кремле-то и писал. Наверное, когда на экскурсии был. И злодея имел в виду того, что сидит за стеной по ту сторону. Может, в самой Москве, а может, вообще далеко-далеко от нее. За тыщи километров".

БУДЬ СО МНОЙ

Примеры острых социальных воззваний (которые в наши дни почти никто не решается произнести), обвитые плющом словесной эквилибристики, встречались и на посадском Первомае.

Митингов было два — впервые за много лет. И впервые за много лет их посетили депутаты. И, пожалуй, впервые у коммунистов хватило природной смекалки в открытую пронести по улицам портрет Сталина. Мол, вот вам.

Изображение человека с усами держала совсем юная особа. Как выяснилось, исторического персонажа ей вручили старшие товарищи. На вопрос, была бы Аня уверена в безопасности своих родителей и будущих детей, коли Сталин, которого она сейчас столь бережно оберегает от порывов ветра, вновь стоял у руля, Аня ответила твердым "да".

Вот почему-то так всегда бывает. Успешный бунтарь Константин Кинчев в интервью популярному американскому журналу "Роллинг стоун" заявляет, что отмена крепостного права была ошибкой. Неужели он видит себя в роли крепостного? Вряд ли. Если при раздаче фишек можно выбирать, то лучше стать в этой игре барином. Воспевающие Сталина убеждены, что при "отце народов" им-то уж ничего бы не грозило. Миллионы репрессированных — это были какие-то другие люди.

Интеллигентная аккуратная бабушка, вручившая мне листовку, рассказала, как увозили ее отца в 52-м году и как через год вернули — без объяснений и, надо понимать, извинений. Невиновный он человек был, пояснила она, вот и отпустили. И на власть зла держать не надо. "А сейчас что делается, посмотрите?" — такой вот аргумент. Действительно, чего сейчас только не делается!

Тут в рядах марширующих случилось непонимание. В то время как старшие товарищи с красными флагами поспешили к Ленину на Красногорской площади, младшие с монархическими, нацбольскими и неопознанными знаменами решили задержаться у оплота местной власти.

Молодежь — это ребята из только что созданной организации с весьма брэндовым названием "Гражданская солидарность". В своих речах они выразили поддержку "прогрессивному человечеству, борющемуся за свои права" и свое "фи", — городской власти.

Среди обозначенных ими проблем, прежде не особо звучавших на Первомае, — лживые предвыборные обещания, ситуация с Черниговским лесом, притеснение творческих организаций, навязывание религиозных взглядов.

Реакции с другой стороны не последовало. Несмотря на то, что организаторы сообщали, что были готовы к тому, что их будут "крутить", все прошло спокойно. Двое крепких молодцев и девушка с повязками дружинников взирали на происходящее. "Кто вы и кого защищаете?" Оказалось, от городской администрации и защищают от всяких, кто может прийти и помешать мирному изложению мыслей через мегафон.

Тем временем мудрость и задор все же встретились. Это случилось у памятника Ленину на Красногорской площади. Хоть и горячий, но ожидаемый набор лозунгов и речей. Запомнилось: "Русский народ — не американский, не даст себя обмануть". Плакат "Нет натовскому сапогу на Красной площади!".

Третий пункт встречи — памятник Загорскому. Самая неожиданная картина — милиционеры не разгоняют митинг, а заботливо, за руку переводят бабушек-коммунисток через проезжую часть у "Золотого кольца".

Так прошел этот день: хорошее противопоставлялось плохому, новое — старому, белое — черному, очевидное — невероятному, а солидарность трудящихся на фоне глобальных проблем и зычных лозунгов осталась актером второго плана.

Владимир КРЮЧЕВ

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0