В Подмосковье

Дом раздора

Сентябрь  20, 2010 2992

Конфликт вокруг здания медицинского центра, построенного фирмой "Тонус" в Пожарном переулке в Сергиевом Посаде, тянется уже не один год. Дом никак не могут ввести в эксплуатацию, и вообще судьба его тяжела. Дело дошло до судебных тяжб: городская администрация полагает, что постройка возведена незаконно и требует ее физического уничтожения. "Тонус" оспаривает эту позицию, говоря, что выдача разрешительной документации затягивается намеренно, а цели при этом преследуются главным образом политические.

Дом раздора

Недавно пресс-служба городской администрации разослала в СМИ письма следующего содержания: "9 сентября кассационный суд третьей инстанции Арбитражного суда Московской области счел необоснованными доводы ООО ККФ "Тонус" и отказал в признании права собственности на здание, незаконно построенное в Пожарном переулке. Это уже второй суд, который проигрывает фирма. В свою очередь, администрацией Сергиева Посада направлено заявление в суд с требованием сноса данного строения. Заявление с большой долей вероятности может быть удовлетворено в связи с отсутствием законного собственника".

Почему администрация столь активно добивается сноса этого здания? Чего здесь больше — политики или юриспруденции, заботы о благе жителей или экономических интересов? Попробуем разобраться в этом непростом вопросе и представить разные точки зрения на сложившуюся ситуацию.

Ознакомившись с целым рядом документов, мы пришли к выводу, что даже при самой благоприятной политической обстановке разрешение на строительство здания в Пожарном переулке в настоящий момент фирма "Тонус" получила бы едва ли. Не хватает слишком многих разрешений и согласований, формально необходимых для строительства в историческом центре города вплотную к памятнику архитектуры — церкви странноприимного дома.

Другой вопрос, что городские власти могли этим воспользоваться, а могли и не форсировать события. Так что политика в нынешнем скандале вокруг здания, безусловно, присутствует.

История этого участка земли в новейшей истории вкратце такова. В 1995 году фирма "Тонус" приобрела фундамент давно разрушенного здания бывшей больницы странноприимного дома у его собственника — трикотажной фабрики. В 1996 году участок площадью 236 квадратных метров (фундамент и небольшая прилегающая территория) был взят в аренду на 49 лет для строительства на нем "производственных помещений". Ничего удивительного в этом нет: напомним, что до того земля считалась фабричной. Постановление подписал тогдашний глава района Василий Гончаров. Впоследствии назначение земельного участка предстояло переоформить на какое-либо иное.

Градостроительная проработка строительства офисного здания — первый, самый предварительный этап согласования — началась в октябре 2004 года. В 2005 году ее утвердили в областном министерстве культуры с условием предоставления проекта здания.

Дом раздора

Разрешение на проектирование офисного здания было получено в 2006 году после того, как постановление об этом подписал Анатолий Упырев.

На эскизах архитектурно-планировочного решения указано, что это будет жилой дом высотой то ли в два, то ли в три этажа и на одном из них стоит виза Сергея Демидова, директора Патриаршего архитектурно-реставрационного центра Троице-Сергиевой лавры: "Ознакомлен". При этом земля под стройкой оставалась "производственной" вплоть до апреля 2010 года.

Реально построенное здание не соответствует эскизам, которые раньше предоставлялись для утверждения. К тому же здание физически больше отведенного под него участка, за его границы вылезают крыльца.

Давно ясно, ни одна производственная или научная отрасль не развита в России так, как бюрократия и коррупция. Поэтому большинство зданий начинают строиться в нашей стране, и Сергиев Посад не исключение, до получения всякого рода экспертиз, согласований и разрешений. Оформление бумаг занимает годы, а инфляция при этом отсрочки не дает. Николай Маслов решил воспользоваться общероссийской ситуацией в конкретном случае, и удивляться этому, право, не стоит. Если бы политическая обстановка была иной, возможно, и отношение властей к проблеме изменилось бы: "Тонусу" помогли бы с оформлением необходимой документации и не стали подавать иски в суд. Однако "война", разразившаяся в Посаде в последнее время, диктует свои законы.

Комментарии

Константин ЛАПИН, заместитель по строительству культурно-коммерческой фирмы "Тонус":

— Проект строительства здания начал разрабатываться еще в 1995 году. Он входил в комплекс зданий культурного центра, предложенного фондом Рахманинова, где предполагалось старые корпуса Трикотажной фабрики превратить в оперный театр, сделать гостиницу, дом моды и многое другое. Руководил разработкой проекта главный архитектор Сергиева Посада Виктор Журавлев. Осуществи он тогда его, для города это стало бы настоящим прорывом. Но Журавлева убили. С фондом Рахманинова переговорный процесс был прерван. От проекта осталась лишь больница. Медицинские центры в Сергиевом Посаде, конечно, есть, но в основном они расположены за пределами исторического центра.

История же этого места такова. В 1873 году в Пожарном переулке был построен Александро-Мариинский дом призрения, в состав которого входили странноприимный дом, Филаретовское женское и мужское училища и больница. Мы, по сути, лишь восстановили историческую справедливость. И когда начали строить медицинский центр, сразу заявили, что будем бесплатно обслуживать ветеранов Великой Отечественной войны.

Причины сложившейся сегодня конфликтной ситуации в основном политические. За 15 лет, пока продолжалось строительство, мы собрали целых два тома всевозможных разрешительных документов. Проект согласован во всех государственных инстанциях. У нас на сегодняшний день не хватает только разрешения на строительство, которое подписывает глава города. Мы не получили этот документ при Персианове, потому что, как мне кажется, он банально старался держать Бокова на крючке — боялся, что тот будет баллотироваться на пост главы города, а Сергей Александрович предполагал остаться на второй срок.

Потом уперся Юрий Потякин. Но еще при Персианове нашему зданию был присвоен адрес — Пожарный переулок, 4. А по недавнему постановлению президиума Верховного суда РФ намеренная волокита с выдачей разрешения на строительство, тем более, если существовала просьба о разрешении, может быть приравнена к коррупционной деятельности, расценена как препятствие развитию малого и среднего бизнеса.

С нынешним мэром Николаем Масловым найти общий язык и вовсе не получилось. Известно, что в отношении своих политических противников он применяет разные методы воздействия. Неугодным сейчас отрубают свет в арендуемых помещениях, выселяют с муниципальных площадей. Это называется борьба с "местной шушерой". Газету "Ярмарка" де-факто запретили распространять в администрации и муниципальных помещениях. А его нападки на телекомпанию "Тонус" стали уже притчей во языцех.

Больница стала своеобразной разменной монетой. С ее помощью администрация пытается шантажировать и держать Бокова на привязи. Сначала неофициально предлагалось отдать больницу, иначе "Тонус" грозили исключить из соцпакета телеканалов, лишить лицензии. Затем позиция изменилась: теперь требуют отдать им телевидение, и тогда проблемы со вводом больницы в эксплуатацию будут решены. Странно, зачем им телевидение? Ведь в промасловской газете "Наш город" пишут, что "Тонус" почти никто не смотрит.

Боков трижды встречался с Масловым. Он предлагал главе: давайте вместе перережем ленточку, и это будет первый совместный созидательный, позитивный проект. Тот согласился, но при этом вроде бы заявил, мол, "только больше не критикуйте меня и не показывайте по телевидению Короткова и Душко, они — наши идеологические враги".

То есть если его критиковать не будут, он выдаст разрешение на строительство, а если вдруг скажут что-нибудь не то — здание снесут.

Если даже это произойдет, то, когда Маслова не будет, мы еще раз построим его заново.

Александр ЛУНЕВСКИЙ, краевед:

— Обширная справка по больницам Александро-Мариинского дома призрения имеется в книге "Лицей на Александровской. Живая традиция" (М., Кодекс, 2010 г.). Это материалы сотрудника Сергиево-Посадского историко-художественного музея-заповедника К. А. Филимонова, размещенные во второй и четвертой главах.

"...Дом призрения для больных и беспомощных, каменный, с церковью Рождества Пресвятой Богородицы, освященною 8 июля 1841 года. С обеих сторон сего дома два флигеля со службами, имеющие одинаковое назначение с главным зданием. В сих зданиях устроена больница на 24 кровати, из коих 12 для временноболящих" (см. стр. 32)

Далее о новом здании больницы, вокруг которого и разгорелся сыр-бор: "Двухэтажный больничный корпус Александро-Мариинского дома призрения построен в 1884 году на месте предварительно разобранного ветхого каменного флигеля. Верхний этаж нового больничного корпуса был деревянным, нижний этаж — каменным. Больничный корпус был рассчитан на 45 коек, в два раза больше, чем в старой больнице. Согласно Уставу Дома призрения (параграф 178) больница предназначалась как для призреваемых в Доме, так и для "посторонних больных женщин из местного населения или из числа приходящих на поклонение святынь Сергиевой Лавры". Для посторонних женщин при больнице имелась особая лечебница, а также амбулатория. Лечением больных занимались сиделки, фельдшер и врач. "Согласно Уставу (параграф 59) врач Дома призрения назначался на должность определением обер-прокурора Святейшего Синода" (см. стр. 49)

Добавлю, что в первые годы после революции здание использовалось по назначению как госпиталь детских домов, потом было передано в систему ЖАКТ и заселено. На первом этаже многие годы размещался городской загс. Разобрано здание было по ветхости.

Вряд ли постройка 1884 года представляла особую архитектурную ценность. При обычном, незаангажированном взгляде обывателя на всю бурю в стакане воды вокруг боковской постройки возникают скорее морально-этические вопросы.

Во-первых, если уж сносить якобы незаконно возведенную постройку, то тогда нужно сносить все возведенные в городе новостройки, у которых какие-то нелады с документами. А их большинство. В противном случае это выглядит как очень дешевый прием политической борьбы, а точнее, давления на оппонента. Во-вторых, при кризисном состоянии экономики города подобные операции вызывают только кривую усмешку и комментарий — кому-то своему место потребовалось. И, в третьих, если говорить про понятие "историческая справедливость", то ею можно считать только возрождение больницы для социально незащищенных слоев общества. Но еще раз повторяю, это точка зрения обывателя, на которую я имею право.

Александр ГИРЛИН и Александр СПИРТОВ

Нравится: 0 / Не нравится: 0