В Подмосковье

Кто прессует прессу?

Ноябрь  13, 2010 2267

Как бы ни сложилась дальнейшая судьба журналиста Олега Кашина, его имя уже вписано в историю российской журналистики, политики и криминалистики. Общественный резонанс, поднятый зверским избиением одного из ведущих авторов "Коммерсанта", сравним разве что резонансом после убийств Влада Листьева, Дмитрия Холодова и Анны Политковской. Возмущение высказали многие: от нескольких тысяч журналистов, подписавших коллективное письмо президенту Дмитрию Медведеву, до самого Дмитрия Медведева, распорядившегося поставить расследование под особый контроль.

Кто прессует прессу?

Эмоции и рассудок

Почему же покушение на Олега Кашина вызвало столь бурную реакцию? Во-первых, журналисты часто находятся на переднем крае борьбы за общественные интересы. Их острые объективные публикации не только привлекают внимание неравнодушных граждан страны, но и мешают нечистым на руку людям обтяпывать свои темные дела втихую. Без огласки и внимания СМИ делать это куда проще.

Вторая причина проста: накипело. Если в России прессу добьют окончательно, прямым криминальным давлением, даже о надежде на свободное, благополучное и безопасное государство можно будет забыть.

По словам председателя Союза журналистов России Всеволода Богданова, за последние годы в нашей стране погибло так много работников СМИ, что в здании Союза уже некуда вешать траурные портреты. И это не считая тех, кто не погиб, а был "всего лишь" искалечен, как, например, главред "Химкинской правды" Михаил Бекетов.

Кто прессует прессу?

Выжил чудом

На Олега Кашина напали поздно вечером 6 октября, когда он возвращался домой. К нему подошли двое, повалили на землю и жесточайшим образом избили обрезком арматуры или железного лома, который до того прятали в букете цветов. Эта сцена попала в объектив камеры уличного наблюдения.

Кашин выжил чудом: в 36-ю клиническую больницу его доставили с раздробленными верхней и нижней челюстями, тяжелой черепно-мозговой травмой, сломанной голенью и переломанными пальцами правой руки.

"Когда пишущему журналисту демонстративно ломают пальцы, это может означать одно: не пиши больше, — заявил потом главред "Эха Москвы" Алексей Венедиктов. — Нет никакого сомнения, что Олег Кашин подвергся нападению из-за своей профессиональной журналистской деятельности". Похоже, преступление изначально предполагалось подать демонстративным, пугающим, как определенный сигнал.

Кто прессует прессу?

Основным мотивом нападения на Олега Кашина следствие считает его работу и гражданскую позицию, высказываемую им в Интернете. Известность его, впрочем, носила довольно скандальный характер: Кашин был остр на язык, особенно в блогах. Конкретных версий следователи пока не озвучивают, проверки идут по всем направлениям. В свою очередь журналисты выдвинули три основных версии нападения на Олега Кашина.

Химкинский лес

Первая связана с конфликтом вокруг Химкинского леса, о котором он много писал. Очередной материал на эту тему Олег Кашин готовил и непосредственно перед нападением. Кроме того, в работе находился текст про запрещенных "нацболов". И тот и другой, по словам главреда "Коммерсанта" Михаила Михайлина, обещали быть откровенными и острыми.

Вообще словосочетание "Химкинский лес" звучит в этом деле чересчур часто. Например, травмы, полученные Олегом Кашиным, похожи на травмы, которые два года назад получил главред "Химкинской правды" Михаил Бекетов. Он тоже много писал про чиновничьи виды на лес, и его тоже жестоко избили. Врачи спасли Бекетова, но он остался инвалидом.

Кто прессует прессу?

Адвокат Михаила Бекетова Станислав Маркелов был застрелен в центре Москвы в прошлом году. Вместе с ним погибла внештатный корреспондент "Новой газеты" Анастасия Бабурова. Преступление считается раскрытым, официально с лесом оно не связано, но судебных слушаний еще не было.

За день до нападения на Олега Кашина неизвестные напали на главу химкинского отделения партии "Правое дело" Константина Фетисова, который также выступал против вырубки леса. Его изувечили бейсбольными битами.

А в ночь на 8 ноября неизвестные избили журналиста подмосковной газеты "Жуковские вести" Анатолия Адамчука, который в своих публикациях тоже касался "химкинской темы". Но эта история несколько странная: следователи утверждают, что Адамчук сам организовал нападение на себя, и даже собираются привлечь его к ответственности за ложный донос. В ответ он называет это глупостью и пишет жалобы в прокуратуру.

Конфликт с губернатором

Вторая версия связана с конфликтом Олега Кашина с губернатором Псковской области Андреем Турчаком. В своем блоге в "Живом журнале" Олег однажды нелицеприятно высказался о губернаторе. Тот в жесткой форме потребовал извинений ("время пошло..."). За три недели до нападения Кашин со ссылкой на свои источники сообщил коллегам, что Турчак якобы хочет отомстить.

Кашин и "Наши"

В августе Олег Кашин опубликовал в "Коммерсанте" скандальное интервью с одним из участников погрома химкинской администрации. (Колонна протестующих, называющих себя антифашистами, забросала здание камнями и расписала стены. — Ред.). Материал был озаглавлен "Каждый имеет право на свои 15 минут силы".

После этой публикации движение "Наши" на своем сайте обвинило Кашина в ведении "полуподпольной журналистско-диверсионной деятельности по развращению читателей и дискредитации органов власти". А рядом с его фотографией появился фиолетовый штамп со словами "Будет наказан".

Но после нападения на Кашина "Наши" опубликовали заявление, где выразили "крайнее возмущение этим варварским преступлением" и потребовали от органов внутренних дел "оперативного и объективного расследования".

Примерно в этом духе через свои пресс-службы высказались и губернатор Андрей Турчак, и глава Химок Владимир Стрельченко.

Уметь себя защищать

После всколыхнувшего профессиональное сообщество нападения на Кашина стала активно обсуждаться тема "особого статуса" журналистов. То есть внесения в законы изменений, гарантирующих сотрудникам СМИ "при исполнении" особую защиту вроде той, что обладают сотрудники органов внутренних дел. Известно, что нападение на милиционера, например, карается более строго, чем нападение на сторожа или сантехника.

По этому поводу недвусмысленно высказался президент Дмитрий Медведев. По его мнению, в силу общественной значимости труда журналистов государство должно в большей степени реагировать на посягательства на их здоровье и жизнь. Деятельность сотрудников СМИ всегда будет вызывать разную реакцию, поскольку "многим людям не нравится то, что о них говорят и пишут". Все так, но при этом, как ни странно, многие авторитетные представители журналистского сообщества отнеслись к этой идее с долей скептицизма. Смысл их высказываний сводится к тому, что существующих законов вполне достаточно, надо просто добиться их соблюдения. Нормальное государство и тем более общество в этом заинтересованы.

Кстати

Зарубежные и российские средства массовой информации в один голос осуждают и комментируют жестокое избиение в центре Москвы корреспондента газеты "Коммерсант" Олега Кашина.

Журналистика в России — "дело камикадзе", — пишут иностранные СМИ. "Нападения на представителей СМИ стали в России настолько обычным делом, что эта страна стала считаться одним из самых опасных мест для журналистов", — пишет влиятельная ежедневная американская деловая газета "The Wall Street Journal".

"В прошлом Кремль редко исполнял обещания привлечь к ответственности тех, кто нападал на журналистов", — сетует газета и добавляет: "Не привлекая к суду тех, кто ранее совершал преступления в отношении журналистов (включая 19 убийств за последние 10 лет), российские власти создали атмосферу безнаказанности". Немецкое электронное издание "SPIEGEL ONLINE" утверждает, что травлю 30-летнего журналиста устраивали прежде всего официальные организации и что это преступление является предостережением для всех критически настроенных журналистов в России. "Сегодня журналист с двойным переломом челюсти, сломанными ногами и черепно-мозговой травмой находится в искусственной коме". Ежедневная французская газета "Le Figaro", в свою очередь, отмечает, что в отличие от убийства Анны Политковской в 2006 году, встреченного относительно безразлично, нападение на Олега Кашина вызвало бурную реакцию и широко освещалось телевидением, в том числе государственными телеканалами. В то же время газета подчеркивает, что, несмотря на заявления, что следствие по покушению на Кашина будет взято под особый контроль, его коллеги сомневаются в успехе расследования.

Справка

Некоторые случаи нападения на журналистов

2010 год

— 23 марта в Сыктывкаре во время съемки сюжета совершено нападение на сотрудников телерадиокомпании "Коми гор".

— 26 апреля в Сочи избит главный редактор газеты "Местная" Аркадий Ландер. Неизвестные со спины нанесли

62-летнему журналисту несколько мощных ударов монтировками по голове. 

— 18 мая в Томске у подъезда своего дома из травматического пистолета «Оса» ранен известный томский тележурналист Марк Минин, возглавляющий телекомпанию "Восьмой день".

— 23 августа в Сергиевом Посаде во время съемок сюжета возле ДК им. Гагарина избит оператор телекомпании "Тонус" Антон Коврижных.

2009 год

— 20 января в центре Москвы ранена журналистка "Новой газеты" Анастасия Бабурова, которая вместе с адвокатом Станиславом Маркеловым, известным по ряду громких дел, шла с пресс-конференции. Адвокат был убит сразу, журналистка скончалась в реанимации через несколько часов.

— 5 марта в Саратове совершено нападение на известного саратовского журналиста, главу медиахолдинга "Взгляд" Вадима Рогожина. Ему проломили череп, после нескольких операций он почти месяц находился без сознания.

— 12 марта в Серпухове совершено нападение на выпускающего редактора газеты "Молва Южное Подмосковье" Максима Золотарева. Трое неизвестных избили его железными прутьями.

— 29 апреля журналист Ярослав Ярошенко, главный редактор газеты "Коррупция и преступность" (Ростов-на-Дону), жестоко избит неизвестными. Спасти его не удалось.

— 2 июля в Калининграде избит железными прутьями главный редактор газеты "Дворник" Алексей Шабунин.

— 15 июля в Чечне похищена известная правозащитница и журналистка Наталья Эстемирова. В тот же день в Ингушетии нашли ее тело с огнестрельными ранениями в голову и грудь. 

— 11 августа на окраине Махачкалы с огнестрельными ранениями найден мертвым Малик Ахмедилов, журналист национальной газеты "Истина».

— 31 октября в Тюменской области жестоко избит журналист Олег Раевский, учредитель и главный редактор газеты "Ярковости".

— 17 ноября съемочная группа программы "Вести", готовившая материал о незаконной торговле наркотической смесью "насвай", пострадала от охранников на Преображенском рынке.

— 24 ноября в Краснодаре совершено нападение на съемочную группу телерадиокомпании "Краснодар". Журналисты приехали для съемок места ДТП, где "легковушка" сбила женщину с детской коляской.

Мнение

За неделю в России было избито два журналиста и один активист природоохранного движения. Общество винит во всем российское правительство. Почему в нашей стране стало опасно высказывать свою точку зрения? Почему мы привыкли не оценивать правдивость публикации, а искать, кто за ней стоит? И вопросы эти нужно задать не только власть имущим, но и обществу в целом.

Журналисты нуждаются в большей защите государства, чем представители многих других профессий, заявил в понедельник Дмитрий Медведев. Между тем законодательная база для этого уже готовится: Совет при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека обсуждает соответствующие поправки в Уголовный кодекс. Согласно им, журналисты и правозащитники получат особый статус — напавший на них может понести наказание от шести лет лишения свободы. Однако некоторые представители СМИ сомневаются, что подобная норма в России будет работать.

В связи с последними событиями, вызвавшими большой общественный резонанс, мы задали своим коллегам по местному журналистскому сообществу два вопроса: поступали ли когда-нибудь в их адрес угрозы жизни и здоровью? и поддерживают ли они идею придания особого статуса журналистам?

Кто прессует прессу?Кирилл ГОХГУТ, главный редактор газеты "Ярмарка":

— К счастью, меня бог миловал и никаких угроз жизни и здоровью в мой адрес не поступало. А все угрозы, с которыми доводилось сталкиваться, были в законном поле: часто люди, которые оказывались недовольными той или иной публикацией, просто намеревались подать в суд. И, по их мнению, такая перспектива должна была меня напугать. Кстати, большинство угрожавших в суд впоследствии так и не обращались.

Что касается придания особого статуса журналистам, то на мой взгляд этот шаг окажется бессмысленным. Все равно что будет "светить" преступнику, которого не найдут. А статистика раскрываемости преступлений против журналистов в России удручающая. Бандиты должны бояться не строгости, а неотвратимости наказания. Иначе получается как в известной притче о Хадже Насреддине. Когда ему сказали, что его соседи в его отсутствие наговаривают на него, Насреддин им ответил примерно так: в мое отсутствие пусть они меня хоть бьют. Так и тут: если преступники будут ходить на свободе, так пусть их хоть расстреливают.

 

Кто прессует прессу?Любовь АНИСИМОВА, директор телекомпании "Радонежье", член Союза журналистов России:

— Я в журналистике сравнительно недавно, но уже успела ощутить на себе все прелести и недостатки профессии. К счастью, каких-либо серьезных угроз жизни и здоровью в мой адрес и в адрес моих сотрудников не поступало. Тем не менее несогласные с точкой зрения, высказанной журналистом в эфире, не раз пытались шантажировать нашу телекомпанию.

Поэтому я уверена, защита и поддержка журналистам нужна. Не думаю, что некий особый статус ее обеспечит, но шаг в этом направлении — уже большой плюс.

 

 

Кто прессует прессу?Алексей ВАСИЛИВЕЦКИЙ, свободный журналист:

— Угрожать мне? Конечно, время от времени пытались. Хотя я придерживаюсь мнения, что та собака, которая лает, не кусает. То есть серьезные люди могут расправиться без всяких угроз, а угрожает обычно всякая шелупонь, которую всерьез воспринимать не стоит. А что касается нового закона о придании особого статуса работникам СМИ, то я к идее отношусь скептически. В Уголовном кодексе уже есть статья о наказании за воспрепятствование "законной журналистской деятельности". Слышал ли кто-нибудь, чтобы она применялась? Против чиновников, давящих на СМИ или кого-то еще? Вот и я не слышал. Будет еще один неработающий закон, а толку? Лучше как-то заставить правоохранительные органы нормально работать, раскрывать "заказуху" научиться.

Только на моей памяти, с 2006 года начиная, в районе было несколько заказных покушений и убийств. Не раскрыли ни одно. При чем тут законодательство?

 

Кто прессует прессу?Сергей БОКОВ, директор телекомпании "Тонус", депутат районного Совета, член Союза журналистов России:

— Нападения на журналистов в нашей стране, к сожалению, происходят едва ли не еженедельно. И наш Сергиев Посад не выбивается из общей картины. За последнее время были жестоко избиты два оператора телекомпании "Тонус" — Никита Смирнов и Антон Коврижных. А угрозы, касающиеся нашей профессиональной деятельности, не раз поступали и в мой адрес, и в адрес моих сотрудников. Но мы никогда не отступали, не меняли свою точку зрения под чьим-либо давлением. Мы просто сразу предавали гласности вопиющие факты.

Журналист — это око общества. Не надо к каждому журналисту приставлять охранника, но, по моему убеждению, пишущая братия нуждается и в особом статусе, и в особой защите.

Многие жители, в частности Сергиева Посада, не довольные нынешней ситуацией, с удовольствием обсуждают все происходящее по баням и на лавочках. А журналисты говорят обо всем открыто. Конечно, на них начинают давить, угрожать. Кстати, аналогичная ситуация у наших соседей — в Юбилейном, Мытищах, Кашире. Там журналисты "посмели" выступить против бесхозяйственности администрации, и в их адрес посыпались угрозы. Эту проблему мы сейчас обсуждаем с коллегами на фестивале "Братина". И об этой же проблеме я буду говорить губернатору со сцены на церемонии закрытия фестиваля.

Кто прессует прессу?Александр СПИРТОВ, журналист "Нового Зеркала":

— Прямых угроз жизни и здоровью, связанных с журналистской деятельностью, я не получал, хотя оказать психологическое давление иногда пытались. Единственный случай, связанный с непосредственной опасностью, произошел, когда я делал репортаж о жизни бродяг и попрошаек у Лавры. Во время моей беседы с одной дамой из этой среды ко мне подошел ее друг и, ни слова не говоря, ударил в живот. Придя в редакцию, я обнаружил, что вся одежда в крови. Оказалось, он ткнул меня какой-то заточкой. Пришлось ехать в Районную больницу.

 

 

 

Кто прессует прессу?Владимир ПРОКОПЕНКО, заместитель генерального директора ООО "Агентство "Развитие":

— Не помню, чтобы моя журналистская работа становилась поводом для угроз физической расправы. Мои оппоненты всегда выбирали более гуманные средства воздействия. Два раза меня вынуждали покинуть должность главного редактора. И мне приходилось на это идти, чтобы не подставлять коллег. Был случай, когда "наезжали" на супругу. Буквально так: либо увольняйся с работы, либо разводись с мужем. И избавиться от этого "наезда" удалось только в связи с переменами, происшедшими в районном руководстве в 2003 году.

Обратите внимание: упомянутые гнусности творили вовсе не криминальные структуры, а представители официальной власти. Сегодня они уже не чиновники, но продолжают оставаться уважаемыми людьми и занимать ответственные должности (за пределами района). Я даже руку им не брезгую подавать: на фоне историй с Кашиным и Бекетовым (уже не говоря про Политковскую, Домникова, Холодова) наша провинциальная подлость представляется абсолютно простительной.

Я не считаю, что журналисты чем-то лучше других граждан. Но поправки в закон, которые бы придали особый статус журналистам, одобряю. Как одобряю любой жест (пусть даже символический), подчеркивающий ценность свободы слова. Как презираю любую власть, подающую пример нетерпимости к чужому мнению.

К сожалению, большинство россиян пока не понимают простой вещи: свобода слова — это не только общественный контроль над чиновничьей бюрократией, но и главное условие для построения сколько-нибудь разумной государственной политики в сфере здравоохранения, образования, культуры, трудовых отношений, социального обеспечения. Это залог беспрепятственного развития национальной науки и искусства. Если мы этого не поймем, будем, как китайцы, жить воровством западных технологий и научных идей. При условии, что у нас останутся специалисты, способные воспользоваться украденным. В убогой стране с открытыми границами талантливые люди не задержатся.

Александр Гирлин и Наталья АНДРЕЕВА, Газета "Вперед"

Нравится: 0 / Не нравится: 0