В Подмосковье

Михаил Боярский: “Я реалист, а не романтик”

Март  26, 2011 1066

Удержать счастье еще трудней, чем его отыскать. В этой простой истине пришлось еще раз убедиться зрителям, пришедшим во Дворец Гагарина на антрепризу “Интимная жизнь” по пьесе известного и модного английского драматурга Ноэля Кауарда, в постановке театра “Бенефис”. Этот спектакль прошел на разных сценических подмостках уже более четырехсот раз и завоевал гран-при за лучший актерский ансамбль на третьем международном фестивале “Зимний Авиньон”. Участники “Интимной жизни” — популярная петербургская четверка в лице Михаила Боярского, Ларисы Луппиан, Сергея Мигицко и Анны Алексахиной. Несмотря на заявленное интригующее название, в спектакле нет даже намека на пошлость, зато есть шикарная игра актеров, юмор и забавные надувные декорации.

Михаил Боярский: “Я реалист, а не романтик”

А еще черный рояль — не в кустах, а посреди сцены, как символ тайны, романтики и мелодии любви, которая рефреном звучит для влюбленных Ноэля и Аманды — героев Михаила Боярского и его жены Ларисы Луппиан.

После спектакля нам удалось побеседовать с Михаилом Боярским.

— Михаил Сергеевич, есть разница, где давать спектакли, — в провинции или в столице?

— Для нас, актеров, разницы нет. Мы везде одинаково играем. Что касается публики, мы поразились местному зрителю, с такой искренней любовью нас приняли. Спасибо вам за это огромное.

Михаил Боярский: “Я реалист, а не романтик”— В “Интимной жизни” вы играете влюбленных в паре со своей супругой Ларисой Луппиан. Вам легко играть с женой на сцене?

— Легко, но порой я бы предпочел, чтобы моим партнером все-таки был незнакомый человек. Все-таки родственные отношения отчасти мешают.

— У вас в спектакле, несмотря на регулярные ссоры, очень романтичная пара. А в жизни между вами такие же романтичные отношения?

— Я реалист и никакой романтики в жизни не вижу. Поэзия может быть в кино, а жизнь — это проза, и порой очень жестокая, особенно, если вспомнить трагедию в Японии. Так что никакой романтики на земном шаре быть не может, если только не запереться в лесу в шалаше.

— В течение всего спектакля вы много курили. И сейчас не расстаетесь с пачкой “Мальборо”. Это ваши любимые сигареты?

— К сожалению, сейчас я курю “Мальборо”. Одно время курил кубинские сигареты, которые гораздо крепче и лучше. До этого курил “ЛМ” — Ленон Маккартни, “битловские” сигареты, но они испортились окончательно. Сейчас вообще настоящего ничего нет — ни сигарет, ни водки, ни соков. Мы и сами стали ненастоящие. Люди превратились в неполноценные существа. Мы достойны того, что имеем.

— Вы известный болельщик “Зенита”. Удается ходить на каждый матч?

— Если играю спектакль, то, конечно, нет. Но я стараюсь составить сначала футбольное расписание, а потом расписание спектаклей и гастролей.

— В одном из интервью вы сказали, что вам стыдно за болельщиков “Зенита”, потому что они отвратительно ведут себя на трибунах, и пообещали, если так пойдет и дальше, отказаться от посещения матчей...

— Да, такое поведение было просто некрасиво и неэтично даже по отношению к команде. Сами футболисты высказывались по поводу того, что им неприятно играть для такого рода фанатов. Слава Богу, все изменилось. Сейчас болельщики ведут себя вполне пристойно. Так что жизнь продолжается, как говорится, the show must go on!

— В кинотеатрах пальму первенства берут коммерческие фильмы. Вы отслеживаете новинки кино? Возможно, есть такие картины, которые не рекламируются, но хотелось бы порекомендовать зрителю?

— Специально ничего не отслеживаю, но из тех, что мне понравились, могу назвать “Возвращение” Андрея Звягинцева, “Простые вещи” Алексея Попогребского. А так, любому кино я предпочту хорошую книгу. Я очень люблю наших русских классиков: Толстого, Гоголя, Чехова. К современной литературе прикасаюсь чрезвычайно редко. Сейчас читаю Павла Басинского “Лев Толстой: Бегство из рая”. Это специфическая литература, довольно сухо написана, но жизнеописание Толстого подано интересно и способно добавить неожиданные штрихи к тому образу писателя, который сложился.

— Сейчас пошла повальная волна снимать продолжения популярных и любимых зрителями кинокартин, таких как “Три мушкетера”, “Ирония судьбы, или С легким паром”, и вот пришел черед “Служебного романа”, который показывают в российских кинотеатрах в эти дни. Вы уже видели эту картину? Ваше мнение о современных римейках?

— Новую версию “Служебного романа” я не видел. И не рвусь смотреть подобного рода фильмы. Я не против, чтобы их снимали, но мне как-то все равно. Попадется — посмотрю, а нет — так нет. В кино, во всяком случае, на них точно не пойду.

— А как насчет картины “С легким паром”? С вашей точки зрения, удачное продолжение получилось? (В фильме одну из главных ролей играет Елизавета Боярская. — Ред.)

— По-моему, одно из самых удачных. Сценарий фильма вынашивался долгие годы. В нем задействованы прекрасные актеры. Потрясающе играют Сергей Безруков и Константин Хабенский. Мощная операторская работа. Это не римейк уже известного популярного фильма, а новая автономная и качественная картина. А когда просто компилируют старый сюжет, перенося его на современную почву, ничего хорошего, как правило, не выходит.

— Как вы думаете, в наше время остались настоящие мушкетеры?

— Нет, конечно. Да и раньше, скорее всего, не было. Поймите правильно — это романтика, подвластная перу Дюма. А сам Д,Артаньян был мерзейшая личность, придворный холуй, которого интересовали деньги, женщины, положение, карьера — то, что волнует всех нормальных придворных людей. Он не был тем, кем его сделал Дюма. В реальности все гораздо грязнее и неинтереснее. Поэтому сегодняшний реализм как раз вытаскивает на наши экраны то, что все менты ворье, мужчины гомики, а женщины проститутки.

— Вы считаете, что на телевидении и в кино должна быть цензура?

— Думаю, да. Цензура, отвечающая за то, что смотрят наши дети. Современное кино показывает нам нас, как в зеркале, а нужно ли это? Не думаю. Я бы хотел, чтобы мои дети лучше смотрели Золушку, читали Чуковского, воспитывались на каких-то добрых примерах. А жизнь потом плохому научит и без нас. Родители сейчас и так не слишком большое влияние оказывают на детей, потому что в мире преобладают средства массовой информации, дети целыми днями сидят за компьютером, смотрят что хотят. Взрослые должны ограждать молодые души от той информационной грязи, которая льется со всех сторон.

— Судя по актерским рейтингам, ваша дочь Елизавета сегодня гораздо популярнее вас. Вы не ревнуете к славе дочери?

— Нет, конечно. Я ради этого и жил.

— Часто дочь обращается к вам за советом?

— Нет. Она достаточно взрослая, чтобы иметь на вещи свою точку зрения. В частном семейном кругу мы совершенно не касаемся подобных тем.

— Какая последняя картина, в которой вы снялись?

— Только недавно я снялся в фильме Владимира Бортко “Петр Первый. Завещание”. Это очень грамотный и творческий режиссер, автор таких кинополотен, как “Собачье сердце”, “Мастер и Маргарита”, “Идиот”, “Тарас Бульба”. Лиза там играет последнюю возлюбленную Петра Марию Кантемир, а я — ее отца. Скоро картина должна выйти на экраны. Предложений поступает много, но я сразу отказываюсь. Вот сейчас снимают по четвертому разу сериал про Шерлока Холмса. Несмотря на то что там предполагают сниматься известные артисты, присоединяться к ним я не стремлюсь, нет желания. Я лучше побуду в свободное время с семьей, чем буду забивать его пятидесятисерийными посредственными фильмами, неизвестно зачем. Это все, как говорит Толстой, вздор. На жалкие предложения я не падок. Зарабатывать сумасшедшие деньги мне не нужно. Я так рад, что у меня сегодня нет безумной работы. Всего этого я уже наелся вполне. Конечно, если будут интересные предложения и хороший материал, который принесет удовольствие, прежде всего, зрителям, то, безусловно, я соглашусь.

Беседовала Оксана ПЕРЕВОЗНИКОВА
Фото Елены ЗУДЕНКОВОЙ
 


Нравится: 0 / Не нравится: 0