В Подмосковье

"АБРАМЦЕВО" НУЖНО СПАСАТЬ

Февраль  26, 2007 2948

«АБРАМЦЕВО» НУЖНО СПАСАТЬ Положению дел в музее-усадьбе "Абрамцево" наша газета уже не раз уделяла пристальное внимание. В свое время по материалам районной прокуратуры мы пытались разобраться с охранными зонами вокруг усадьбы, на страницах "Вперед" было опубликовано большое интервью нынешнего директора музея Алексея Пентковского. Конфликт вокруг музея разрастается, о чем можно судить даже по созданию особого общественного объединения в его защиту. Так как до сего момента его представители не имели возможности высказать свою точку зрения на страницах нашей газеты, мы решили ликвидировать этот пробел.

Настоятель церкви Преподобного Сергия Радонежского в поселке Семхоз отец Виктор Григоренко - не только священник, но и профессиональный реставратор по дереву первой категории. Он проработал в музее-усадьбе "Абрамцево" двадцать три года и знает его, что называется, вдоль и поперек, глубоко и профессионально. Весной 2006 года отец Виктор был вынужден уволиться из музея (где продолжал на полставки работать реставратором после рукоположения в сан) из-за принципиального несогласия с методами работы нынешнего директора музея Алексея Пентковского. По мнению отца Виктора, за последние два года состояние памятников культуры федерального значения в усадьбе катастрофически ухудшилось и скоро, возможно, будет пройдена "точка невозврата", после которой восстановить их будет уже невозможно.

Тема эта ныне "горячая", судьба "Абрамцева" обсуждается на уровне Общественной палаты России, Министерства культуры и Федерального агентства по культуре и кинематографии. Мы побеседовали с отцом Виктором в нашей редакции.

- Правда ли, что вы были в числе сотрудников, поддержавших назначение Алексея Пентковского директором музея?

- Да. Очень многие сотрудники, и я в их числе, возлагали на него большие надежды. В музее накопилось много нерешенных проблем, их нужно было разгребать. Когда его назначили, мы обрадовались возможности наконец-то по-настоящему потрудиться, как тогда думали. Я продолжал работать художником-реставратором, следил за коллекцией дерева, делая то, что делал все эти годы.

- Однако в результате вы уволились?

- К сожалению, через некоторое время пришло разочарование. Проблем стало не меньше - больше, и они разрастаются, как снежный ком. Из музея уходят люди, за два года коллектив обновился процентов на девяносто, а может, и больше. Из тех, с кем я работал много лет, остались считанные единицы. Сейчас большинство сотрудников музея имеет опыт работы год или два. Это может создать новые проблемы и уже создает их.

- Давайте поговорим о главном: о состоянии памятников усадьбы. Что изменилось за последние два года?

- Их состояние, безусловно, очень ухудшилось. За ними сейчас фактически никто не наблюдает. Не проводятся самые простые текущие работы, которые нужно все время выполнять. А если памятник не поддерживать в должном состоянии, процессы, которые могут повлечь его гибель, начинают стремительно развиваться. Есть среди реставраторов такое понятие - "неотложная помощь". Как и у медиков. Если вы видите, что памятник в критическом состоянии, не нужно ждать никаких рекомендаций, надо его срочно спасать - если врач видит, что человек умирает, он будет срочно делать ему искусственное дыхание и прочие необходимые процедуры. Многим памятникам "Абрамцева" сейчас нужна срочная реанимация, то есть самые элементарные консервационные меры по отводу влаги, антисептической обработке и так далее. Я никогда такого не видел, чтобы вообще ничего не делалось в этом отношении.

- Как священника вас, наверное, особо волнует состояние церкви?

- Конечно. Ее состояние очень сильно ухудшилось, она в опасности. Проблемы накапливаются по нарастающей. Часовню подтопляет, температурно-влажностный режим оставляет желать много лучшего, помещение слабо проветривается - полный набор. Результат печальный. Осенью 2005 года она вообще не отапливалась! Я пришел и ужаснулся. У нас есть даже фотографии, где иконы вот таким слоем плесени покрыты. К счастью, реставратор по масляной живописи Артем Киракосов сумел тогда устранить негативные последствия.

- Именно поэтому комиссия "Росохранкультуры" не нашла в состоянии памятника ничего угрожающего и порекомендовала всего лишь "обеспыливание" икон?

- Да. Выводы комиссии были просто смешными. Посмотрели - все вроде нормально, шелушение небольшое и так далее. Но серьезный реставратор, конечно, увидел бы все. Какое "обеспыливание", когда там хлопья плесени на стенах висят? В пункте о проверке здания церкви ни одного слова о самом здании не написано. В комиссии был всего один специалист по масляной живописи, но и его рекомендации не выдерживают никакой критики.

Проблема очень серьезная. Легко упустить момент, после которого начинаются необратимые изменения. Нужно отдать должное прежнему директору музея Ивану Алексеевичу Рыбакову - к нему тоже было много вопросов и претензий, но он все-таки удерживал этот баланс, не позволял, чтобы все покатилось вниз по наклонной. А сейчас это, к сожалению, произошло.

- Почему церковь не отапливалась?

- Произошло повреждение идущего к ней подземного электрического кабеля. Два месяца никак не могли найти место обрыва. Уверен, что проблему можно было решить гораздо быстрее - мы и помощь предлагали, готовы были найти необходимые деньги, заручились поддержкой главы Хотьковской администрации Риты Тихомировой, она тоже обещала помочь... Есть же специальные приборы, техника, мы предлагали ими воспользоваться. Но нашу помощь отвергли, а вся работа после двух месяцев простоя была сделана за один день. За несколько дней до приезда тележурналистов из Москвы.

Сейчас в церкви надо проводить серьезные исследования, брать пробы, смотреть, есть ли грибок... Я все время говорил об этом на реставрационных советах, мы поднимали вопрос о состоянии церкви неоднократно. Но нам отвечали: раз вы реставраторы движимых памятников, то есть тех, что находятся в экспозиции или фондах (мебель, предметы декоративно-прикладного искусства и так далее), - это не ваше дело. И ничего не происходило, никаких шагов по сохранению памятника не предпринималось. Но мы, как могли, все же старались обратить внимание на проблемы здания. Безрезультатно.

- Что происходит с другими зданиями?

- Студия-мастерская в ужасном состоянии. Я такого никогда не видел... Она, что называется, "поехала". Началась деформация самой конструкции здания. Это очень хорошо видно хотя бы по тому, как выезжают бревна из дверных косяков. Там есть даже сквозные отверстия. Мастерской нужно очень серьезно заниматься, очень. Смотреть фундамент и прочее. Ее состояние за последние два года сильно ухудшилось.

Проблема главного усадебного дома - часть здания отапливается, а часть нет. Важно, чтобы не было резких перепадов температуры и влажности. Когда начинался или заканчивался отопительный сезон, я ходил по экспозиции и собирал отвалившиеся фрагменты резьбы от мебели и прочего. Батареи быстро высушивали воздух, дерево начинало коробиться. Это случалось и раньше, но не в таком масштабе. Когда часть здания в тепле, а часть в холоде, ничего хорошего ждать не приходится. Может произойти все, что угодно. Особенно в неотапливаемой части, где, кстати, хранится старинная экспозиционная мебель.

Условия для работы у людей там просто ужасные. Я последний раз зашел на выставку в поленовскую дачу - температура 12 градусов. Сидят бабушки-смотрители и все остальные... В главном усадебном доме то же самое.

- Общее положение "Абрамцева" сейчас видится тяжелым. Что нужно предпринять?

- Нужно спокойно, без лишних скандалов и прочего, разбираться и спасать усадьбу. Насколько я знаю, сейчас в музей приехала комиссия из министерства. Надеюсь, там будут хорошие специалисты, которые дадут объективное заключение.

Беседовал Александр ГИРЛИН

Артем КИРАКОСОВ, художник-реставратор музея-усадьбы "Абрамцево"

Сейчас нужно говорить даже не о том, в каком состоянии находятся памятники усадьбы, а о том, что делать дальше и как их спасать. То, что дела обстоят очень плохо, совершенно очевидно. Есть изуродованная территория и изуродованные здания, находящиеся в полуразрушенном состоянии. Парк наполовину вырублен, нет стратегических и тактических планов развития музея, кадры разорены, опытные сотрудники, проработавшие в музее много лет, уволены.

У церкви - гниющий и, что самое печальное, ползущий фундамент, она в аварийном состоянии. В часовне на стенах плесень, осыпаются фрески. Разрушается главный усадебный дом и хранилище живописи, где хранятся картины на многие миллионы долларов. Нужно консолидировать силы и средства для спасения "Абрамцева", нужно найти людей, которые могли бы активно работать в этом направлении.

Не все, конечно, плохо, есть и положительные моменты. Я работаю в музее 15 лет, и впервые за долгое время нынешний директор выделил средства на покупку необходимых для реставрации материалов. Я успел укрепить грунт и красочный слой у двух клиросов (расписанных Поленовым и Невревым), алтарной преграды (выполненной по эскизу Поленова) и привел в порядок входную дверь, которая за 125 лет своего существования вообще ни разу не реставрировалась.

После завершения нынешнего годичного цикла реставрации я увольняюсь из "Абрамцева" - мне есть, где приложить силы.

Директор музея Алексей ПЕНТКОВСКИЙ от комментариев отказался.



Нравится: 0 / Не нравится: 0