В Подмосковье

ОБОРОНА ОТ МОСКВЫ

Август  9, 2007 2111

СТАНЕТ ЛИ РАДОНЕЖЬЕ СЕРГИЕВО-ПОСАДСКИМ РАЙОНОМ СТОЛИЦЫ?

Станет ли Радонежье Сергиево-Посадским районом столицы?

Немного истории

В конце 2002 года федеральная власть взяла курс на сокращение числа регионов путем их укрупнения.

Пилотным проектом стал прошедший в 2003 году референдум о присоединении к преуспевающей Пермской области дотационного на 80 процентов Коми-Пермяцкого автономного округа. Автор статьи, имевший тогда к организации референдума самое непосредственное отношение, имеет все основания говорить: внимание Кремля к тому, что происходило тогда в этих регионах, было поистине беспрецедентным. Достаточно отметить, что процесс объединения курировал лично заместитель руководителя администрации Президента Владислав Сурков, считающийся одним из главных идеологов политики современной России.

А ключевым моментом объединительной кампании стал визит на Урал самого президента. При этом Владимир Путин посетил не только миллионную Пермь, но и столицу Коми-Пермяцкого округа Кудымкар — город с 35-тысячным населением (для сравнения — в Сергиевом Посаде людей живет почти в четыре раза больше).

После успеха пермского референдума проекту укрупнения регионов был окончательно дан “зеленый свет”. Начали с объединения мелких и бедных “национальных” регионов с более успешными соседями. Что же касается дальнейших планов, то тут аналитики высказывали самые разные варианты. В числе наиболее амбициозных — соединение в одну большую “губернию” Ярославской, Костромской и Ивановской областей, а также объединение Петербурга с Ленинградской областью, а Москвы — с Подмосковьем.

Первоначально власти столицы и области проявили единодушие, выступив против этого проекта. В частности, мэр Юрий Лужков указывал, что присоединение “слабого” Подмосковья негативно скажется на благосостоянии Москвы. Однако прошло несколько лет, и, по мере экономического роста Московской области, позиция столичного руководства кардинально изменилась. И вот в начале лета 2006 года Лужков сам выступил с инициативой объединения.

Тема вызвала необычайный резонанс. Московский градоначальник теперь доказывал экономические выгоды объединения, а губернатор Борис Громов и спикер Мособлдумы Валерий Аксаков с ним категорически не соглашались, указывая, в частности, на то, что новый огромный регион будет фактически неуправляемым. Аналитики тем временем активно обсуждали различные варианты объединения, причем наиболее радикальный из них предполагал... раздел Подмосковья: территорию в пределах “бетонки” следовало присоединить к Москве, а остальное “раздать” соседним областям (за это, в частности, выступал главный архитектор столицы Александр Кузьмин). Точку в обсуждении тогда поставил Владимир Путин. На встрече с Борисом Громовым он подчеркнул, что идея объединения Москвы и области является всего лишь “личной инициативой людей, которые ее выдвинули”. Спустя несколько дней, выступая перед депутатами Мособлдумы, губернатор Подмосковья категорично заявил: “Вопрос образования нового субъекта Федерации снят с повестки дня!”

Однако прошел год, и все повторилось с почти зеркальной точностью. Стороны снова обменялись “ритуальными” фразами, в очередной раз высказав свои аргументы. Мэр Москвы указывал на то, что столица и область представляют собой единую экономическую систему и их объединение “не только логично, но и весьма перспективно”. Борис Громов, в свою очередь, вновь назвал новый субъект федерации “неуправляемым монстром”, а также отметил, что с задачей экономического роста Подмосковье неплохо справляется и без помощи столицы: “В Москве бюджет вскоре составит триллион. Я уверен, что в ближайшем времени и у нас тоже будет триллион”. И опять Владимир Путин, встречаясь с подмосковным губернатором, заявил о нецелесообразности объединения двух ведущих российских регионов.

Казалось бы, президент свое слово сказал, вопрос закрыт. Но, похоже, не так-то все просто...

ПЕТЕРБУРГ НАЧИНАЕТ И...

Мы уже упоминали, что в числе наиболее масштабных укрупнительных проектов обсуждалось и объединение Санкт-Петербурга и Ленинградской области. При этом несколько лет назад ситуация там точь-в-точь напоминала московскую. Инициатором объединения выступал глава северной столицы (тогда им был Владимир Яковлев), в то время как руководитель области Валерий Сердюков ему оппонировал. И президент тогда тоже высказался против данного проекта (причем, как и в случае с Подмосковьем, не публично, а в личной беседе с областным губернатором). Вслед за Путиным не одобрили идею и другие влиятельные выходцы из Петербурга, в том числе — Валентина Матвиенко, занимавшая тогда пост вице-премьера федерального правительства. Тема угасла.

И вдруг в начале июля текущего года все та же Матвиенко, уже занимающая пост петербургского губернатора, заявляет о... неизбежности объединения города и области. “Я уверена, что это необходимо. Если два потенциала — Петербурга и Ленобласти — объединятся с умом, это будет огромный эффект для жителей обоих регионов”, — уверяет Валентина Ивановна и, будучи дамой весьма энергичной, тут же переходит от слов к делу, создав комиссию для разработки экономического обоснования предстоящего объединения. Более того, сразу после Матвиенко в поддержку укрупнения северной столицы выступил (правда, очень осторожно) и полномочный представитель президента в северо-западном федеральном округе Илья Клебанов. А недавно заявление на эту тему сделал и спикер Совета Федерации Сергей Миронов: он не сомневается в том, что Питер и Ленобласть будут объединены, после чего их примеру последуют... Москва и Подмосковье. “Интересы мегаполисов подсказывают именно такой вариант”, — подчеркнул Миронов.

Столь однозначные заявления главы российского сената (между прочим, третьего человека в официальной властной иерархии страны!) вполне позволяют говорить, что позиция высшей федеральной власти по вопросу объединения обеих столиц с прилегающими областями не столь уж однозначна. Очевидно, что президентский проект укрупнения регионов не забыт и продолжает воплощаться в жизнь: неторопливо, но последовательно. Долго ли осталось ждать столицам? По мнению экспертов, в Петербурге объединительный процесс может быть запущен уже в следующем году. О ближайших перспективах Подмосковья эксперты пока молчат...

“Москва не может строить меньше”

Заслуживает внимания и еще одно событие. Утвержденный президентом на очередной срок мэр Москвы Юрий Лужков недавно обнародовал новый состав своего правительства. Среди чиновников, сохранивших свои посты, оказался, вопреки многочисленным прогнозам, и главный московский строитель Владимир Ресин.

Для Москвы Ресин — фигура почти легендарная. Старейший из столичных министров (в феврале ему исполнился 71 год), фактический создатель колоссального столичного стройкомплекса, он известен не только как практик, но и как “идеолог” бескрайней московской стройки. Про него говорят: “Ресин не любит пустых пространств, он видит там стройплощадки”. “Москва должна строить все больше и больше”, — таков главный принцип Ресина. Но где? Свободных участков в столице почти не осталось. Те, где еще можно “развернуться”, берутся буквально с боем (вспомним нашумевший конфликт в Южном Бутове). Точечную застройку, вызывавшую столь сильное недовольство жителей, Лужков намерен запретить. Что остается строителям? Только одно — идти в регионы. И в первую очередь — в Подмосковье.

В таких условиях сохранение Ресиным своего поста может означать только одно: столичный мэр не намерен отказываться от планов экспансии в Московскую область. Как знать, не получит ли очередная его попытка “добро” со стороны федерального центра?

Константин НЕСТЕРОВ

ГЛАС НАРОДА

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, полученным в июне прошлого года, в поддержку объединения Москвы и области высказались

66 процентов жителей Подмосковья. В то же время большая часть москвичей (57 процентов) выступала против объединения.

КАК “НАРЕЗАЛИ” СТРАНУ

На протяжении последних трех столетий изменение территориального деления страны было одной из любимых “забав” российских правителей. Cначала крупную реформу осуществил Петр I, собрав многочисленные уезды в восемь огромных губерний. Однако сразу же выяснилось, что управлять этими гигантами почти невозможно, и уже спустя 10 лет число губерний стало расти. К концу царствования Екатерины Великой число российских “регионов” составляло уже 51, а к началу ХХ века, с учетом увеличившейся территории империи, — 81 (и это без учета Финляндии, Польши, а также Хивинского и Бухарского ханств). В годы советской власти регионы то объединяли, то вновь “разукрупняли”. Наконец, к началу 90-х годов число российских республик, краев, областей и округов составило 89. В настоящее время, после нескольких “объединительных” референдумов, их осталось 85, а с января 2008 года станет еще на один меньше.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Юрий Лужков, мэр Москвы: “Как минимум, у столицы и области должна быть единая система планирования. Но вполне возможна и единая система административного управления... В российском государстве может появиться такой регион, который составляет в экономическом потенциале страны треть!” (декабрь 2006 г.)

Борис Громов, губернатор Подмосковья: “Если вдруг Москва и Московская область объединятся, то с точки зрения финансового, экономического, научного и любого другого потенциала это будет настоящий монстр... Как итог можно задать вопрос: зачем это нужно?” (май 2006 г.)

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0