Культура

"САЛОМЕЯ": УБИЙСТВЕННАЯ ГРАЦИЯ

Март  18, 2009 1664

«САЛОМЕЯ»: УБИЙСТВЕННАЯ ГРАЦИЯ

Во дни, когда на местной политической арене штормило, сцена Дворца культуры была отдана страсти совсем другого толка. Библейская история о роковой танцовщице Саломее и невинно убиенном Иоанне Крестителе явилась в Сергиев Посад с Театром Романа Виктюка.

Уайльдовская "Саломея" в Посаде да еще в дни поста — это вызов, откликнуться на который решится не каждый. Впервые за многие месяцы, что работает ДК, часть кресел осталась пустой, но что от того станется легенде о неумолимой страсти и о красоте, которой нет никакого дела до морали?

Сюжет можно передать несколькими словами — казалось бы, иудейская принцесса обменяла свой танец на голову пророка. Но потребовался вкус и талант режиссера, чтобы превратить все это в страстное зрелище.

Страсть словно была разлита в воздухе — с первых же минут, когда на сцене появились актеры театра Виктюка в провоцирующих одеяниях и с еще более провоцирующими речами. Их надменные дымящиеся сигары издевательски подмигивали огромному советскому знаку "Не курить", выглядывавшему из-за кулис.

Из первого века в девятнадцатый и обратно: чопорный суд над Уайльдом на зрительских глазах превращается в яростное зрелище, вышедшее из-под пера декадента и эстета Оскара. По злой воле собственного желания обладательница невиданной грации, иудейская принцесса Саломея требует от отчима, Ирода Антипы, головы пророка Иоканаана, и — хлоп! — как говорится, на самом интересном месте зритель вновь становится невольным свидетелем суда, который надломил уже самого автора скандальной пьесы.

Заслуженный артист России Дмитрий Бозин, вот уже почти как десять лет исполняющий роль Саломеи в театре Виктюка, попеременно представал то в образе лорда Альфреда Дугласа — ключевого персонажа в падении Уайльда, обвиненного в противоестественной, как на суде было заявлено, связи, то в облике завораживающе-обольстительной Саломеи.

Неудивительно, что произведение в трактовке парадоксального смутьяна позапрошлого столетия так страстно пробивалось к зрителю. Постановку запрещала цензура по обеим сторонам Ла-Манша, но в итоге возведенная в абсолют победа формы над содержанием продвинулась дальше репетиций.

Но даже если бы в "Саломее" Виктюка не было этого эпатажа, этих красно-черно-золотых декораций, инопланетного грима и костюмов "короля авангардной моды" петербуржца Бухинника, она все равно была бы достойна внимания — благодаря отточенным интонациям, потрясающей пластике, фантастическому освещению и содержанию этой «формы», которое разгадывает каждый по-своему. Что интересно: подарками зрителей Саломее-Альфреду Бози были изысканные букеты, которые не встретишь ни на одном другом спектакле в нашем городе.

Владимир КРЮЧЕВ
Фото Александры КАРАВАЕВОЙ
 


Нравится: 0 / Не нравится: 0