Культура

СТУЧИ ПО ГОЛОВЕ, ГЛАДЬ ПО ЖИВОТУ!

Октябрь  14, 2009 1707

Александр Кубышкин — единственный преподаватель единственной школы ударных инструментов в районе. В свои неполные сорок лет он успел побывать музыкантом в кошачьем цирке Куклачева, играл с муниципальным оркестром, стал представителем выдающегося российского барабанщика Владимира Журкина из оркестра Лундстрема, объездил всю страну с мастер-классами и главное — создал собственную, "широко известную в узких кругах" школу.

В этом году эта школа отмечает десятилетие. По такому поводу Александр стал нашим гостем и рассказал, чего (и ради чего) стоит стать настоящим барабанщиком.

СТУЧИ ПО ГОЛОВЕ, ГЛАДЬ ПО ЖИВОТУ!

Боксеры звука

"Барабанная мастерская" — фактически кружок в ОДЦ "Октябрь". Помещение бывшей радиорубки проще всего найти по звуку. Лестница туда ведет совсем неприметная, но звуки не спрячешь: упрямые раскаты ударных разносятся по всему этажу. Не случайно говорят: в каждом барабанщике сидит маленький боксер.

В классе тесно. Большую часть пространства занимают барабанные установки в собранном и разобранном виде. На полке лежат две пласт-массовые штуковины — одна синяя, другая желтая. "Это кау-белл", — говорит ученик школы по имени Олег. Название "кау-белл", он же "коровий колокольчик", не говорит ровным счетом ничего до тех пор, пока по нему не постучишь. И вот оно, сразу же узнаваемое суховатое звучание, так часто используемое в латиноамериканской музыке.

Источники звука разбросаны повсюду, и чтобы пробраться к святая святых — учебным барабанам, — надо обладать известной ловкостью. За ними-то и скрывается маэстро Кубышкин.

— Александр, что происходит с барабанным движением в России и в какой мере ваша школа стала его частью?

— Движение развивается в нашей стране с большой скоростью. Наша сергиевопосадская школа работает под патронатом заслуженного артиста России, барабанщика оркестра Олега Лундстрема Владимира Журкина, и вместе с ним мы делаем мастер-классы в разных городах — например, год назад мы были в Петропавловске-Камчатском.

— Почему патронат и кто этот Журкин?

— Владимир Журкин работает с оркестром Лундстрема более тридцати лет, он попал туда, когда ему было 18 лет, а с 12 играл в ресторанах. И это в советское время! Кем он станет, было определено с юности. После этого он выступал с Пугачевой, другими артистами, его часто приглашают как сессионного музыканта. Он, пожалуй, единственный россиянин, обладающий американским сертификатом на право преподавания в лучших музыкальных школах мира. В нашей школе он не работает, за исключением мастер-классов, но он задает, скажем так, направление, в котором надо развиваться.

В чем ваше главное отличие от музыкальной школы?

— Главное, наши музыкальные школы имеют классическое направление. Во-вторых, у нас никогда не преподавались ударные в таком виде. И если бы преподавались, то это был бы классический инструмент — скажем, ксилофон и малый барабан.

— Расскажите о ваших учениках?

— Это хорошо, что за десять лет двое моих учеников поступили в высшие музыкальные заведения по классу ударных. Кто-то уже сам преподает, а несколько лет назад моя ученица Даша Балдина вошла в лучшую десятку барабанщиков области.

Как вы сами пришли к барабану?

— Я был с родителями на какой-то свадьбе, там и увидел этот инструмент. Начал упрашивать их купить мне барабан. Почему-то многих детей тянет к барабану, наверное, это на уровне психологии — они большие, их много и хочется на всех поиграть. Классов барабана в то время в Загорске не было или о них просто никто не знал, тогда я взял у мамы все кастрюли — это и были мои первые барабаны.

— С чего начинает ученик, который приходит к вам?

— С постановки рук, ног...

Ловкость рук

Тут к разговору подключается Олег:

— Приходишь, Александр Юрьевич начинает объяснять — и челюсть отвисает сразу же. Потом первые упражнения, и с этого начинается долгий путь барабанщика, который длится не месяц и не год. Больше всего мне нравится, что процесс строится не на принуждении. Если человека брать за шкирку, то ничего не получится.

— Есть ли у вас домашние задания?

— (оба) Да, есть! Соседи этому, конечно, "радуются". Некоторые мои ученики как-то умудряются выкручиваться, перебираются играть в гараж, если он есть. Те, кто барабанит дома, меняет пластик на более тихий, специально созданный для таких случаев. Есть специальные тренировочные установки, которые глушат все это дело.

— На чем срезаются начинающие ученики?

— Дело в том, — говорит Александр Кубышкин, — что у барабанщика каждая из четырех конечностей играет свою партию, все это надо совместить. У нас в молодости была шутка — стучи по голове, гладь по животу. Я попробовал, у меня получилось, и я подумал тогда — наверное, все-таки стану барабанщиком.

— Чувство ритма можно развить у любого человека?

— Не соглашусь с тем, что человек рождается талантливым. Скорее всего, он им становится. Чувство ритма можно выработать даже в самом тяжелом случае. И бывает так, что те, кому инструмент дается труднее всего, как раз и становятся хорошими музыкантами. Важна усидчивость, одаренный человек может решить, что ему все по плечу, и, как правило, на этом все заканчивается.

— Сколько часов в день требуют барабаны?

— Поначалу, мне кажется, чем больше, тем лучше (Олег добавляет, что на первых порах он занимался по четыре-пять часов каждый день).

— Руки устают?

— Не сказал бы. Но барабанщики знают: после долгого перерыва палочки могут оставить мозоли.

— Когда люди нервничают, они начинают барабанить пальцами. Не бывает обратного эффекта: от игры на барабанах могут разыграться и нервы?

— Наоборот, они делают человека более уравновешенным, барабаны как раз воспитывают терпеливость. Ведь когда ты молодой и перед тобой столько барабанов, сразу хочется на всем переиграть, всех удивить. Но когда на практике играешь в команде, то главное тут — держать ритм и аккомпанировать. Нет ритма, нет ничего — и в оркестр скорее возьмут музыканта с хорошим ритмом, чем хорошего солиста-виртуоза.

— Учеба — это дорогое удовольствие?

— Говорят, пока в музыку не вложишь, ничего не получится. Наверное, чуть подороже, чем гитара. Если более-менее нормальные барабаны в среднем стоят 25-30 тысяч, то инструмент гитариста такого же уровня будет стоить примерно тысяч двадцать. Установку можно купить и за десять тысяч, но это такой конкретный "китай". У меня был случай — попросили настроить китайские барабаны. Вроде бы настроил, отошел — и вдруг треск! Винт вылетел, как из пулемета!

— Барабан настраивают как пианино?

— Конечно. В барабанной игре самое главное — это звук инструмента, а уже потом — как сам барабанщик извлекает этот звук.

"Барабанщик — самая оплачиваемая должность в оркестре"

— Когда вы слушаете музыку, то наверняка обращаете внимание на партию ударных.

— Самое обидное, что неважно, какая музыка звучит, всегда слышишь только барабаны (Олег добавляет: "Если мне посоветуют крутую группу, а мне не понравится ударник — все, больше это я слушать не могу, это не мое!").

— Вот скажите, у вас есть плейер? Что в нем?

— Да, конечно, есть. Я всеядный — слушаю все, от попсы до тяжелой музыки: "Дип Перпл", Майкла Джексона, Донну Саммер, Дайан Шур, группу "Земля, ветер и огонь", "Стили Дэн", люблю оркестры... Всех не перечислишь. Рокеры, правда, считают, что я джазовый барабанщик, но ни один из моих учеников сегодня не играет джаз.

— Зачем нужен человек, если есть современные компьютеры? Драм-машины барабанят технически лучше.

— Человек дает дух, заряд. Машина никогда этого не сделает. В девяностые годы был просто бум этих машинок — они не просят зарплаты, делают все хорошо. Но вместе с этим пропал дух. Конечно, после стакана водки в ресторане уже все равно, кто там барабанит, но по-хорошему, в солидных местах до сих пор работают только живые коллективы. Из-за барабанщика весь оркестр может сесть в лужу, надо ведь, чтобы все поняли, где вступать. Когда я сам начинал, ругался со всеми в оркестре из-за этого, думал, что все умею. И только когда судьба свела с опытными коллегами, то понял эти вещи. В чем-то работа барабанщика похожа на работу дирижера, а барабанщик, наряду с первым трубачом, — самая оплачиваемая должность в оркестре.

— Почему вы покинули муниципальный оркестр?

— В какой-то момент, как мне кажется, там пропал дух. Раньше мы играли джаз — хотя многие специалисты, и я с ними соглашусь, говорили, что наш джаз звучал далеко не на самом высоком уровне. Может быть, мы играли мимо нот, но был дух. Теперь же играют правильно, играют песни советских лет, но огонька я не вижу. К тому же оркестром надо заниматься, вкладывать в него деньги. Нужны элементарные вещи, хотя бы свой сайт. Такие оркестры есть не в каждом городе области, насколько мне известно, их всего шесть. На сорок с лишним городов! Это надо ценить!

— С кем вам довелось поработать?

— Это интересно, однажды я начал работать с театром Куклачева, озвучивать трюки на представлениях. Это совсем другая специфика, вообще другое дело, и к музыке оно имеет далекое отношение. Оба Куклачева, отец и сын, сначала на меня наезжали, но потом я собрался и понял, что требуется.

— В чем же трудность?

— Надо смотреть, что происходит — например, когда летит кошка, надо рассчитать, чтобы все звуки были вовремя. И не были похожими друг на друга. Я даже специально ходил в цирк, чтобы понять, что это такое, и, надо сказать, вообще люблю этот жанр. С Куклачевыми я работал года четыре — мы ездили по стране, были в Израиле, на Украине — до сих пор поддерживаю с ними отношения.

— За годы, что играете на барабанах, какую главную вещь вы поняли?

— Барабаны концентрируют. Придают уверенность. Я заметил, что многие барабанщики становятся хорошими организаторами, чего не скажешь о гитаристах или пианистах. Барабанщики ищут движения, им все время в жизни чего-то надо…

В прежние времена почти каждое крупное предприятие считало делом чести содержать оркестры. Потом исчезли оркестры, разрушились уличные эстрады, где музыканты могли выступать. Но Александр Кубышкин убежден: барабанный ренессанс, с фестивалями и новыми школами, не за горами.

ВизитнаЯ карточка

После службы в погранвойсках Александр Кубышкин поступил в музыкальное училище в Царицыне, считавшееся филиалом пушкинского музучилища. Затем училище было обособлено в колледж, который Александр и закончил. Поступил сразу же на второй курс Московского университета культуры. Играл в Сергиево-Посадском муниципальном оркестре, работал с театром кошек Куклачевых. Преподает с конца девяностых.

Владимир КРЮЧЕВ

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0