Культура

ИСТОРИКИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ С АЛЕБАРДОЙ

Август  23, 2010 3362

Ольга Малютина — женщина, в чьем ведении находится отряд вооруженных мужчин. Вооружены эти мужчины мечами, алебардами и... жгучим интересом к прошлому. Все вместе они называются "Клуб военно-исторической реконструкции "Вольфштамм", и из всей истории человечества их больше всего интересует столетие на рубеже XIV-XV веков.

ИСТОРИКИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ С АЛЕБАРДОЙВизитная карточка

Руководитель клуба военно-исторической реконструкции "Вольфштамм" Ольга Малютина родилась и выросла в Сергиевом Посаде. Уверяет, что никогда не променяет этот город ни на какой другой. Училась в трех школах, включая гимназию имени Ольбинского. Выпускница Академии туризма. С мужем Кириллом, также членом клуба, воспитывают ребенка.

Здесь, в Сергиевом Посаде, они восстанавливают обычаи, одежду, военные и мирные ритуалы средневековой Германии. Почему именно Германии? Ответ в этом случае, как и у всех реконструкторов, простой до безобразия: потому что нравится.

В эти выходные рыцари и прекрасные дамы из "Волчьей стаи", как переводится название, станут одними из главных действующих лиц на фестивале исторической реконструкции "Красное поле" под Краснозаводском. В преддверии праздника мы поговорили с Ольгой и об этом мероприятии, и о клубе, и о коллегах.

Их свела кольчуга

— Ольга, сколько лет вашему клубу?

— Он у нас очень молодой, в этом году мы празднуем двухлетие, хотя некоторые добровольцы-инициаторы собирались и раньше. Мы решили, что официальной датой станет 8 августа, дата нашего первого выезда на межрегиональный фестиваль "Каринское поле" во Владимирской области. Это не самый большой фестиваль, но маленькому клубу вроде нашего лучше начинать как раз с таких.

— Могли ли вы еще несколько лет назад представить, что так сильно увлечетесь исторической реконструкцией?

— Абсолютно нет! Мне это совсем не нравилось, но Кирилл, мой муж, интересовался реконструкцией, и в общем-то это как раз его вина, что он притащил меня в это движение. Дело в том, что он всю жизнь собирал всякие сувенирные ножи, мечи необычной формы. Несколько лет назад уговорил меня съездить на фестиваль "Городецкое Гульбище", который проходил под Хотьковом. Приехали, а там оружие, шлемы, доспехи... У него глаза загорелись: "Представляешь, как бы было здорово: мы с тобой, да в палатке, да в костюмах". Я тогда с ходу ответила, мол, никогда этого не будет! Еще через несколько месяцев Кирилл нашел в Интернете человека, который у нас в Сергиевом Посаде продавал кольчугу. Оказалось, они работают рядом, в одном здании.

— Этот человек сам сделал кольчугу?

— Да, но на самом деле это не так сложно, только после этого остаются мозоли на пальцах. Так завязалось общение. Выяснилось, что у них есть своего рода клуб единомышленников. Занимались они в частном доме в Семхозе, но кроме тренировок и выездов на маневры два раза в год ничего не происходило. Честно говоря, мне это не очень нравилось: муж отсутствует, а кроме постоянных затрат участие в клубе ничего не дает. Со временем я стала замещать руководителя, а потом он передал мне управление. Мы начали сотрудничать с сергиевопосадской организацией "Желание ЕСТЬ", выступать на городских мероприятиях, в фестивалях за пределами города.

— Сколько вас сейчас?

— У нас восемь человек. Есть ребята, которые поначалу интересуются, а потом хлоп! — и уходят в армию. Вот сейчас мы как раз ждем двоих таких ребят, но я не могу быть уверена, что будет время на реконструкцию после службы. В некоторых клубах всего три-четыре человека, но зато эти трое-четверо одеты, обуты на таком уровне, что они свободно ездят за границу, участвуют в мероприятиях и совершенно не чувствуют себя ущербными из-за того, что их так мало.

— Из-за чего люди покидают реконструкцию?

— Причиной может быть отсутствие интереса. Даже если человек платит членские взносы, отсутствие интереса может выражаться в незнании устава, в нежелании делать себе костюм. Как минимум участник клуба должен интересоваться своим периодом, знать историю, изучать исторические документы и археологические находки. Или хотя бы спрашивать обо всем этом у старших.

«Пафосные реконструкторы»

— Есть ли в России люди, которые посвящают себя исключительно реконструкции, нигде больше не работая?

— Да, есть такие, они занимаются реконструкцией десять, а то и двадцать лет, они живут за счет клуба, за счет мероприятий. Они никогда не ездят на мероприятия бесплатно, или туда, где нельзя подработать денег. Их приглашают за границу, например, в Швецию или Данию, где есть музеи в форме реконструированных деревушек, зарабатывают деньги на туристах, даже не потратившись на дорогу.

— Как к ним относятся простые реконструкторы, которых большинство?

— Нормально. Это высота, к которой надо стремиться. Хотя у нас есть и "пафосные реконструкторы". Это те, у кого на костюме десятки пуговиц из серебра, накладки на поясе с эмалью, серебряная посуда. Главное — этим не кичиться, не надо ходить и хвастаться, во сколько тебе обошелся твой комплект, иначе можно нарваться на грубость. Другое дело, когда ты просто занимаешься тем, что воссоздаешь свою эпоху, и тебе абсолютно все равно, у кого какие накладки, потому что для твоего региона это нехарактерно.

— Не в одних же костюмах дело?

— Реконструкция измеряется не только тем, насколько ты "пошит", а насколько ты этим заинтересован. Потому что если ты чем-то интересуешься, то совести не хватит не сшить себе костюм и куда-то не выезжать. Сидеть за компьютером, изучать, и ни к чему это не приложить не имеет смысла. Да, наши материалы отличаются от современных: например, использовать ткани промышленного производства — это моветон, лучше — домотканую материю, шерсть, сукно, крашенные натуральными красителями (например, сушеной крапивой, мареной или корой дуба).

— Все ли эпохи и регионы охвачены реконструкторами или еще есть "белые пятна"?

— Я недавно думала об этом. Знаю, что реконструируют даже Древнюю Грецию, древних римлян. Причем у таких ребят все очень и очень серьезно: это не просто римляне, а, например, воины одной и только этой выбранной когорты. Вот только про реконструкцию Древнего Египта я еще не слышала...

Адекватные воины

— Почему в советское время такие клубы были невозможны?

— Мне кажется, здесь не существовало идеологии, просто у людей были другие заботы. Нужно было оттрубить на заводе, простоять в очереди за какой-нибудь мебелью, съездить в Москву купить колбасы. Людям, наверное, было просто не до этого. Реконструкция как движение получила развитие на Западе в те годы, когда у нас о ней только узнали. Как только спали занавесы, как у людей появились деньги, так это начало развиваться и здесь.

— Наступает ли в жизни возраст, когда реконструкция перестает быть интересной?

— Да, но у разных людей это случается в разное время. Иногда это определяют перемены в личной жизни или карьере. За границей почти половина реконструкторского движения — не молодежь, как у нас, а люди от тридцати и старше, на фестивалях можно встретить даже бабушек: сидят в головном уборе с рюшечками на табуреточке. Там молодежь не может позволить себе заняться реконструкцией серьезно, им надо карьеру строить. У нас получается наоборот — пока молод, пока учишься — есть время на это, а потом уже работа, семья...

— В клубах молодые, идейные, вооруженные люди. Нет ли к вам повышенного внимания со стороны правоохранительных органов?

— Нет, такого нет. Наши отряды намного адекватнее отрядов неофашистов, посетителей панк-концертов или просто шпаны. Оружие у нас тупое, некоторое даже из резины, покрытое серебряной краской. Мечи не являются холодным оружием, у них нет режущей кромки. Да, действительно, иногда в клубах попадаются, извините, гоблины, которых привлекает не изучение истории, а возможность кого-то отмутузить. Но это не правило.

— Расскажите, как "Вольфштамм" попал в этом году на "Нашествие".

— Как говорится, наглость — второе счастье (смеется). Я написала письмо организаторам с просьбой поучаствовать, отослала наши фото и информацию о клубе. Мы делили площадку вместе с объединением клубов "Старая Бургундия". На "Нашествии" помимо прочего предлагали людям пострелять из лука, сфотографироваться в костюмах и даже на массивном троне, который мне подарил одноклубник на день рождения, рисовали татуировки хной.

— Ради чего надо обязательно приехать в эти выходные в Краснозаводск на "Красное поле"?

— Если вас интересует история, можно своими глазами увидеть быт людей других эпох, будут и палатки, и шатры, еда, готовящаяся на кострах, костюмы и доспехи разных стран и эпох. Если ваших детей интересует творчество, мы научим плести, шить, вышивать. Будут и массовые зрелища — двести человек, сходящиеся "стенка на стенку". Ну и для просто отдыхающих — напитки, шашлык и тенты. Приглашаем всех!

Владимир КРЮЧЕВ

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0