Культура

“СКОБЯНКА” КАК ЗЕРКАЛО СОВЕТСКОЙ ЭПОХИ

Апрель  28, 2007 1838

“СКОБЯНКА” КАК ЗЕРКАЛО СОВЕТСКОЙ ЭПОХИ Недавно была переиздана книга воспоминаний Исаака Марона “Скобянка (Взгляд в прошлое)”, которая вызвала у читателей неоднозначную реакцию. Об этом и о многом другом наш разговор с Исааком Мароном.

Лженаука или лжеполитика

— Исаак Львович, некоторые читатели восприняли вашу “Скобянку” как критику советской власти. Что вы об этом думаете?

— У каждого человека могут возникать свои ассоциации, и это закономерно.

В моей книге нет ни одного критического или похвального слова. Я старался написать, как было на самом деле. Если у кого-то возникли определенные ассоциации, возможно, это связано с личным опытом.

— Вы рассказываете, как в годы борьбы с “лженаукой — кибернетикой” газета “Красная звезда” под заголовком “Своих мозгов не хватает” сообщала об установке первой ЭВМ в Пентагоне. Разве наше высшее руководство не понимало, что за кибернетикой будущее?

— Конечно, понимали, но была жесткая идеологическая установка: все советское самое лучшее.

И таковой считалась не только наука, в которой у нас, в самом деле, были немалые достижения, но и отсталое сельское хозяйство, и слабая организация труда. Эта идеологическая установка была важнее действительности, любое обсуждение которой или, не дай бог, сомнения вызывали обвинения в ревизионизме. И сурово карались.

Однако жизнь требовала применения научных и инженерных достижений Запада. И вот стали внедрять у нас конвейерные методы, которые ранее клеймились как “капиталистическая потогонная система”, начали строить машины на основе “буржуазной лженауки” кибернетики.

Когда после первых взрывов атомных бомб потребовалось фундаментальное изучение влияния радиации на живые организмы, а генетическая наука в стране была разгромлена, вспомнили о том, что в ГУЛАГе сидит выдающийся генетик Тимофеев-Ресовский, проповедовавший “реакционное учение на основе вейсманизма-морганизма”. Полуживого, его доставили в уральский институт. Дали лабораторию и предоставили свободу действий в научных изысканиях.

То есть, широким массам предназначались идеологические догмы, а для дела — использовались достижения “буржуазной лженауки”.

Справедливости ради нужно отметить, что в послесталинские годы догматизм в отношении научных разработок сошел на нет.

— Хотя “народный академик” Лысенко возглавлял ВАСХНИЛ и в годы правления Хрущева...

— С наступлением “хрущевской оттепели” возобладал здравый смысл. Был приподнят “железный занавес”. Отказались от тотальной самоизоляции. Но все равно, основные постулаты коммунизма остались незыблемы: запрет на частную собственность орудий производства и наем рабочей силы.

После разоблачения культа личности Сталина авторитет Ленина был поднят на еще большую высоту. Любой намек на критику его действий или высказываний считался подрывом устоев. Но время было уже другое. На каждый роток не накинешь платок.

— В канун столетнего юбилея Ленина, народ рассказывал анекдоты “в тему”: о поступивших в продажу духах “Запах Ильича” и тому подобном... А на Скобянке в самом деле выпускались “ленинские” зубочистки?

— Рассказывали и о трехспальных кроватях “Ленин всегда с тобой”...

А на “Скобянке” действительно года три выпускали зубочистки в футляре с “ленинской символикой”. Идеологи как-то просмотрели этот двусмысленный сувенир.

Заводу от этого никакой прибыли не было. Изготовление и упаковка — все делалось вручную. Зато выполнялось указание о “достойной встрече” ленинского юбилея!

Что немцу здорово, то русскому нет

— Вы пишите, что немцы, работавшие на “Скобянке”, отличались пунктуальностью, скрупулезностью... Наши рабочие не уважали их за это? Почему не хотели работать так же?

— Немцы с пеленок приучены к такому образу жизни. Почитайте “Железную волю” Лескова.

Но нужно еще учесть, что немецкая бригада слесарей-сборщиков была отгорожена невидимой стеной. Тогда еще кровоточили раны войны, а многие из наших рабочих были фронтовиками.

Немцы не просиживали в курилке, не донимали соседа разговорами и уж, конечно, не были озабочены вопросом, где бы достать пятьдесят граммов спиртику. Кроме того, на участке можно было и часы отремонтировать, и набойку к башмаку приладить, и изготовить ключ к замку.

А немцы работали, не отвлекаясь, не торопясь, но безостановочно. Не удивительно, что в их бригаде выработка была значительно выше.

— Заводское руководство не пыталось культивировать “немецкое” отношение к труду?

— В том-то и дело, что пыталось. Нормировщики первыми обратили внимание на разницу выработки. При каждом пересмотре норм рабочие держались сплоченно, никто не “вылазил”. Все отлично понимали, что заработать больше установленного лимита по зарплате не удастся. Немцев предупреждали “по-хорошему”, но они делали вид, что не понимают, в чем дело. Вот и пришлось их “вразумлять”: у них украли привезенный из Германии инструмент.

Высшее руководство страны понимало, что от правильной организации труда зависит производительность. В конце 1970-х в Советском Союзе начали внедрять “научную организацию труда” (НОТ). Начали с вещей очевидных: покраски стен, освещения рабочих мест. Но до сетевого планирования на “Скобянке” не дошло. Сетевое планирование требовало ломки всей системы поставок. У нас были сотни поставщиков, а у них свои многочисленные поставщики. Организовать их слаженную ритмичную работу в условиях плановой экономики было практически невозможно. Хронические дефициты заставляли делать необоснованно большие запасы, но и они не избавляли от “штурмовщины”.

Между Западом и Востоком

— Почему все-таки западная промышленность работает лучше?

— Это самый главный вопрос. Наши люди ничуть не глупее живущих на Западе.

Но тамошнее общество столетия жило в условиях экономических и политических свобод. Этим обусловлены их достижения. Именно там были сделаны основные открытия и изобретения, определившие сегодняшнюю жизнь человечества: ламповый усилитель, телевидение, транзистор, микросхема, компьютер, Интернет... В некоторых из этих открытий принимали участие выходцы из России.

Вот номер американского журнала “Электроникс”, посвященный истории развития электроники. Читайте подпись под фотографией: “1923 год. Владимир Зворыкин. Если кто и заслуживает звания “отца телевидения”, то это он. Рядом передающая трубка-иконоскоп...”

Я бы мог привести много таких примеров.

— С гениями — понятно. Но ведь и “простые россияне” трудятся за границей не хуже аборигенов.

— И не только россияне, но и выходцы из слаборазвитых стран, попадая на Запад, встраиваются в систему и трудятся наравне с коренными жителями. Как уже говорилось: отношение к труду во многом определяется экономическими и политическими свободами.

— Читая в вашей книге о второй столовой, построенной на “Скобянке” для десятитысячного коллектива, я представил, что в этом небольшом здании, где ныне типография, творилось в обеденный перерыв.

— В то время, в 1950-х годах, давка в обеденный перерыв — это еще слабо сказано. Куда хуже, что на всех котлет не хватало. Страна жила от урожая до урожая. От пленума ЦК до пленума ЦК, который принимал очередные решения по “решительному повышению, усилению, улучшению...”

С 1972 года началась регулярная закупка зерна за границей, хотя в СССР было 220 миллионов гектаров пахотных земель. Больше чем в любой стране мира.

— Наступили “рыночные отношения”. Магазины заполнены иностранными товарами. Неужели даже простейшие мелочи — какие-нибудь скрепки, ножницы, гвозди — мы разучились делать с достойным качеством?

— На “Скобянке” могли сделать любую вещь — от зубочистки до паровоза. Но речь не идет о “можем” или “не можем”. Нужно сделать так, чтобы произведенный товар был конкурентоспособным, то есть лучшим по качеству и более дешевым по цене.

В “Коммунистическом манифесте” Маркса-Энгельса говорилось, что низкие цены на товары — вот та тяжелая артиллерия, с помощью которой капитализм победил феодализм.

В условиях жестокой конкуренции капиталист не может производить некачественное и дорогостоящее. Он просто “прогорит”. Для того чтобы обогащаться и процветать, надо постоянно предлагать потребителю все более совершенные, пользующиеся спросом товары и услуги. Хорошее менять на лучшее.

А в условиях закрытого общества никто лично не рискует вложенным капиталом. Ни один завод или совхоз за 70 лет советской власти не был объявлен банкротом. Даже если он приносил одни убытки.

Сегодня, завтра, всегда

— Как вы оцениваете происходящее в нашем районе?

— Я обыватель и консерватор. Голосовал за Гончарова по принципу “от добра добра не ищут”. Пусть при нем были какие-то задолженности, но батареи зимой грели, а чего ожидать от нового главы, было неизвестно.

Когда Упырев победил на выборах и началась вакханалия с отменой их результатов и неприкрытая травля, меня возмутила такая несправедливость. Мне наглядно показали, что такое “административный ресурс”. С тех пор я голосовал только за Упырева. Когда после многолетней неравной борьбы он окончательно утвердился в должности главы района, я расценил это как победу справедливости. Хотя понимаю, что, придя во власть, Упырев не может не играть по правилам системы. Иначе система его отторгнет.

Хотелось бы пожелать Анатолию Александровичу, чтобы его дальнейшее пребывание на посту главы района прошло без потрясений. И конечно, успешной работы на благо района. Тогда на следующих выборах ему опять будет обеспечено большинство голосов.

— Иногда приходится слышать от молодых людей, знающих о жизни в Советском Союзе понаслышке, что только тоталитарный режим спасет Россию. Что вы об этом думаете?

— К великому сожалению, такие рассуждения можно услышать не только от молодых людей. Не думаю, что это произойдет. Но если, не дай бог, такое случится, рассчитывать на то, что в стране будет процветающая экономика с высоким жизненным уровнем населения, — более чем наивно. Хотя бы потому, что при катастрофической демографии страна не переживет еще одного ГУЛАГа.

— Неужели будущее так безрадостно?

— Думаю, что все будет хорошо, если Россия воспользуется высокими ценами на нефть для эффективного развития промышленности и сельского хозяйства.

Возродить отдельно взятый завод или даже промышленную отрасль невозможно без серьезного перекоса в экономике. В такой громадной стране для процветания и безопасности должно быть гармоничное развитие всех отраслей машиностроения и приборостроения, химической промышленности и высоких технологий и, конечно, сельского хозяйства. У нас для этого есть все: самые большие в мире запасы полезных ископаемых, обширнейшие сельскохозяйственные угодья и талантливый трудолюбивый народ. Очень важно извлечь уроки из прошлого и не допустить повторения ошибок, приведших страну к кризису.

Военно-промышленный комплекс должен развиваться на основе развитой экономики, а не за счет нее.

Об этом — вся книга о “Скобянке”.

Беседовал Анатолий СЕВЕРИНОВ
Фото автора

Книгу И. Марона “Скобянка” можно приобрести в редакции или в комн. 102 администрации района.

Газета "Вперед"



Нравится: 124 / Не нравится: 0