Путешествия

ПРОГУЛКИ ПО "ПУСТЫМ ХОЛМАМ"

Июнь  28, 2010 2245

Что такое “Пустые Холмы”, так сразу не объяснишь, слишком много слов и эпитетов можно подобрать. Это большой фестиваль неформатного творчества, куда ежегодно съезжаются тысячи людей. Проводится он под открытым небом, в разных местах, не в Московской области (Калужская, Смоленская и так далее). Как правило, вдалеке от жилья. Едут туда на машинах, мотоциклах, специальных фестивальных автобусах, электричками, автостопом и даже на велосипедах.

ПРОГУЛКИ ПО «ПУСТЫМ ХОЛМАМ»

“Холмы” — это огромный палаточный лагерь, свои улицы, проспекты, переправы, кафе. Это много отдельных сцен, стоящих на удалении друг от друга, где можно увидеть и услышать самую разную музыку, спектакли и танцы. Никаких “звезд” — за выступления ничего не платят, фестиваль принципиально некоммерческий.

Это особая атмосфера некоего единения и даже братства — холмовчане, несомненно, один народ, одно племя. Это как жизнь на другой планете, где нет никаких теленовостей, президентов и премьер-министров, бесконечных терактов и землетрясений, оружия пятого поколения, модернизации наноэкономики, милиционеров, политиков и натянутых нервов. “Холмы” — это одна большая семья, где все равны, добры и никто никому ничего не должен.

В общем, там здорово.

“Я маленькая и боюсь!”

В этом году мы добирались до “Холмов” на машине: белая “копейка”, старушка 1978 года выпуска, исправно довезла нас туда и обратно без особых приключений. Около 300 километров в один конец, 6-7 часов пути, с учетом пробок. Фестиваль проходил в полях под Мосальском в Калужской области.

Мы выехали поздновато, около полудня в субботу, 12 июня, когда фестиваль уже открылся. К месту назначения прибыли вечером. Пока стояли в очереди на парковку, ставили машину, шли с рюкзаками пару километров от стоянки до лагеря — стемнело. На парковке запомнилась миниатюрная “Дэу Матиз”, раскрашенная надписями “Мы едем на Пустые Холмы!” с одного боку и “Я маленькая и боюсь!” с другого.

Палатку ставили при свете фонарей. Неподалеку от нас расположилась сцена “Подводный мир”: днем и вечером — спектакли, ночью — электронная музыка.

О русско-африканской дружбе

Когда мы подошли, в “Подводном мире” разыгрывали пантомиму: несколько девушек под аккомпанемент “живой” группы совершали разные телодвижения трагического, по-видимому, характера. О содержании спектакля сказать затрудняюсь: начала мы не видели, конца тоже, то есть ничего не понятно, но все равно здорово. Подозреваю, что там было что-то философское, о жизни и смерти.

ПРОГУЛКИ ПО «ПУСТЫМ ХОЛМАМ»

Несмотря на ночную прохладу, зрители продолжали сидеть прямо на земле. Замерзшие согревались душой в ближайшей кафешке, где подавали кофе, чай и замечательный глинтвейн.

Перед нами лежала долина реки, пересеченная нитками троп и тропинок, освещенных цветными фонарями “хэнд-мэйд”. Вдоль них шло бесконечное движение. Мы отправились побродить наугад, еще не зная, куда кривая выведет. В конце концов людское течение принесло нас к мосту, а затем к одной из двух главных сцен, которая называлась “Полые холмы”.

Там выступал русско-африканский ансамбль, названия которого я так и не узнал, но это, в сущности, и не важно. Сыновья и дочери Чада, Ганы и Конго вместе с отечественными энтузиастами играли нездешние мотивы, очень хорошо вписывающиеся в окружающую обстановку. Перед сценой колыхалась большая радостная толпа. Многие танцевали и подпевали, благо в песне про Нельсона Манделу, исполнявшейся, кажется, на зулусском, достаточно было запомнить лишь припев — “Мандела!”. Мы включились в общий ритм и вскоре почувствовали, как музыка начинает по-настоящему пробирать. Это очень классно, знаете, когда внутри ты весь — одна сплошная улыбка. В такие моменты легко верится, например, во всеобщую дружбу народов и полезность взаимопроникновения культур. Потому что вот они, перед глазами.

Здесь же, на сцене, свадьбу по африканскому обычаю сыграли юноша и девушка из российской глубинки. Они и в самом деле недавно поженились, а тут решили на всякий случай еще раз, чтоб покрепче. Он был в юбке из мочала, вооруженный копьем из березки, она в каком-то тюрбане и топлесс, расписанная по коже узорами. Уверен, оба запомнят это надолго.

Русско-африканский джем-сейшн завершился только с рассветом. Домой, то есть в палатку, мы пришли часов в шесть утра.

Валерины проделки

ПРОГУЛКИ ПО «ПУСТЫМ ХОЛМАМ»Первая половина второго дня была посвящена в основном изучению окрестностей. Мы без особого плана бродили по округе, останавливались, где интересно, купались в речке (вода холодная), фотографировали.

Около моста мы наблюдали рождение массового прикола или психоза, называйте, как хотите. Какие-то парни потеряли своего, и стали звать: “Валера! Валера!” Этот клич подхватил один прохожий, потом другой, потом сразу десять, и вот уже сотня глоток, хохоча, звала: “Валера! Валера! Вааалееерааа!” Всем отчего-то понравилось это настолько, что Валера стал главным персонажем праздника. Два дня окрестные леса сотрясались от криков “Вааалееерааа!” по поводу и без повода. Все искали Валеру, и рисовали его, и собирали для него деньги, и писали его имя на собственных телах и палатках.

Подозреваю, что это был какой-то местный холмовский дух, которого мы ненароком разбудили своими криками. Поскольку сразу за началом всеобщего валеролюбия случилось непредвиденное: небо резко потемнело, ветер ударил резкими порывами и мы поняли, что пора драпать. Сильный дождь начался резко, как будто сверху открыли кран. Добежать до палатки мы не успели, укрывшись под шатром ближащей сцены. Через пять минут пошел град — крупный, сантиметра два-три диаметром.

Палатка наша представляла жалкое зрелище: ее все-таки залило, и часа два после окончания стихийного бедствия мы потратили на вычерпывание воды кружкой и просушку вещей.

В стране чудес

Более всего во второй день нам понравилась камерная акустическая сцена под названием “Страна чудес”. Она представляла собой поляну средней величины, в центре которой произрастает одинокая сосна. К ней с помощью веревок и блоков прикрепили довольно обширную круглую крышу, под которой построили круглую сцену. Зрительный зал, как всегда, прямо на земле.

Больше часа мы завороженно слушали выступление группы Ann’ Sannat и человека по имени Alizbar. Ann’ Sannat — это акустическая гитара, бас, перкуссия и хрупкая темноволосая девушка, поющая чистым голоском. Alizbar — явление более экзотичное и необычное: молодой человек, играющий на кельтской арфе. Исполняли разнообразную европейскую музыку: ирландские, английские, польские, румынские мелодии. Все вместе — потрясающе. Не пожалел даже 500 рублей для покупки диска.

Или, скажем, замечательный коллектив под названием “Союз космического авангарда”, чье название как нельзя лучше отражает его музыкальную суть. Авангард, очень бодрый и жизнерадостный, не поддающийся решительно никакому словесному описанию. Два барабанщика, два басиста, один вокалист и один духовик, играющий, кажется, на всем, от огромного бас-саксофона до миниатюрной свирели. Их мы слушали ночью, промерзли до костей, но уйти до окончания выступления просто не могли. Музыкальных впечатлений вообще очень много, но описывать их все не имеет смысла.

О чувстве прекрасного

Любознательному человеку, не чуждому чувства прекрасного, на “Холмах” может быть интересно практически все. Потому что там на каждом шагу натыкаешься на различные проявления творческого поиска и фантазии.

Вот идешь ты, скажем, по тропинке, видишь дерево. Его чьи-то заботливые руки украсили самодельными фигурками, часами, шляпами и прочей забавной дребеденью. А рядом между палатками натянута самодельная паутина из черных и белых веревочек, в центре которой сидит симпатичный паук. В кафе стоят смешные манекены, вдоль дорог висят красивые фонари, в лужицу кто-то сентиментальный воткнул игрушечных желтых утят, в пространствах возле сцен развешаны рукописные картины и плакаты на ткани... “Холмы” готовятся силами волонтеров-добровольцев, которые приезжают в выбранное место за несколько недель, чтобы потрудиться на благо общества себе подобных. А после фестиваля остаются, чтобы все убрать.

ПРОГУЛКИ ПО «ПУСТЫМ ХОЛМАМ»

Каждый год “Холмы” разные. В прошлом году, например, подвела погода, накануне прошли проливные дожди, все затопило, и мы три дня ходили по жаре босиком по грязи глубиной сантиметров двадцать. Это, конечно, запомнилось. В этом году всех впечатлило внезапное и необъяснимое пришествие Валеры. Что будет в следующем — бог весть, но что-нибудь обязательно будет. Мы уже ждем.

Александр ГИРЛИН

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0