Общество

ГОВОРИТ И ПОКАЗЫВАЕТ

Апрель  20, 2009 1515

На работу — как на новогодний праздник

 Визитная карточка

Татьяна Колганова родилась в 1971 году в Симферополе, в 1989 году переехала в Сергиево-Посадский район. Окончила Московский энергетический институт по специальности гидроэлектроэнергетика. На телеканале "Радонежье" трудится с первого года его вещания. С 2006 года — главный редактор телеканала "Радонежье".

ГОВОРИТ И ПОКАЗЫВАЕТ— Вот не поверишь, но я несколько лет подряд каждый новый год встречала на рабочем месте, и мне это, что самое интересное, очень нравилось! Мы ведь прямые интерактивные эфиры устраивали, с площади, где елка, привозили репортаж и сразу его давали в эфир. Люди придут домой после салюта и себя по "Радонежью" посмотрят. Под утро уже расходились, уставшие, но довольные, — рассказывает главный редактор телеканала "Радонежье" Татьяна Колганова. За последние десять лет, которые ее жизнь связана с муниципальным телеканалом, у Татьяны накопилось множество воспоминаний...

Этим материалом мы открываем серию публикаций, посвященной радостной для наших друзей и коллег дате — десятой годовщине телеканала "Радонежье".

За эти годы наше муниципальное телевидение видело все: и политический прессинг, и судебные разбирательства. Но вместе с тем — почетные призы на профессиональных общероссийских конкурсах, а еще любовь и благодарность со стороны многих телезрителей, со стороны тех, для кого работники ТВР в общем-то и трудятся.

И уж кому это помнить лучше, чем Татьяне Колгановой:

— Когда все начиналось, я работала в воинской части в Шарапове. Помимо прочего, там был видеоотдел, где готовили учебные фильмы. Я этим тоже занималась. И вот как-то говорит мне знакомый офицер: приезжали ребята, снимали у нас сюжет и рассказали, что запускается новое телевидение в районе. Я у них визитку взял. Ты не хочешь попробовать? Ну, на самом деле тогда сюжеты еще не шли в эфир, но подготовка к первому выпуску шла полным ходом, и материал снимался "про запас". Я никак не могла собраться с духом и позвонить. Попросила, как правильная девушка, замполита — позвоните на телеканал, отрекомендуйте. Он позвонил, расписал "в лучших красках" — что есть уже готовый специалист, который и снимать, и монтировать может. Но когда я оказалась-таки на "Радонежье" и рассказала, что умею на самом деле, меня все равно очень тепло приняли. И я осталась...

Учились мы друг у друга в основном первое время. А где было взять больших профессионалов? Но зато был настоящий азарт, настоящий драйв, как теперь говорят. Нам сразу предложили написать, какие авторские программы мы будем делать (помимо новостей корреспонденты все должны были еще и авторские программы выпускать). Я написала. Например, хотела делать передачу про "Вакцину". Это я потом поняла: там не то что передачу... туда попасть-то проблематично.

Как мы тексты когда-то сочиняли, самой вспомнить теперь смешно. Один раз я снимала материал, в котором описывала проект путепровода — его как раз планировали построить. И сказала замечательную заключительную фразу: "Из всех проектов был выбран оптимальный". И все. Почему оптимальный, чем он лучше других был — даже в голову не приходило спросить.

Самые сильные впечатления, переживания? Да вот когда всю ночь заснуть не можешь, переживаешь за то, что кто-то в эфире что-то ляпнул, что какой-то технический сбой случился — это достаточно сильные переживания или нет?

А такое случается регулярно, никуда от этого не деться.

Иногда, конечно, бывают и забавные истории. В некоторых случаях — забавные для всех, кроме меня. Ну вот как с розыгрышем на 1 апреля, когда я вела эфир. В этот день мне коллега говорит: "Я сама напишу тебе текст "прощалки", ты его обязательно прочитай". А обычно прощальные реплики редактор ведущим не пишет, тут простор для творчества. Ну, удивилась немного, но, говорю, ладно. И вот подходит к концу выпуск новостей, я читаю: "Мол, сегодня первое апреля, день розыгрышей и шуток. Хотя у нас в редакции никто никого не разыграл..." — и тут слышу у себя над головой какой-то непонятный шум. Невольно втягиваю голову в плечи, а с потолка на меня начинают падать резаные бумажки! Оказывается, коллеги целую операцию подготовили — повесили на ниточках над головой у ведущего этот сверток, а потом из-за двери студии за ниточку потянули. Ну, я тогда взяла себя в руки, сказала зрителям, что, видимо, все-таки розыгрыш состоялся. Как говорится, шок — это по-нашему.

А другая коллизия в прямом эфире произошла с Ольгой Солнышкиной. И она проявила недюжинное самообладание, нужно отдать ей должное. Случилось так, что наш инженер сидел за компьютером в углу студии и увлекся. Не заметил, как начался эфир. И в середине выпуска как ни в чем не бывало прошел между ведущим и камерой. На самом деле, зрители особо ничего и не заметили: так, тень мелькнула какая-то. Но вот Солнышкина... Она-то все поняла! Мы потом в записи смотрели в замедленном темпе, как ее и без того большие глаза становятся просто огромными, когда она видит приближающегося к камере человека. А потом опять уменьшаются. Но при этом она продолжала совершенно ровным спокойным голосом читать новости, голос не дрогнул ни на секунду!

Хотя, разумеется, основные стрессы ждут корреспондентов и редакторов в других местах. Очень непростые взаимоотношения порой складывались с чиновниками, особенно учитывая острую политическую борьбу, которая последние пять лет шла в районе.

С Василием Гончаровым было легко работать в том смысле, что никакого творческого участия от журналиста не требовалось. Корреспондент подходил с микрофоном (не каждый, конечно, а только те избранные, кому была доверена подобная честь), а Василий Дмитриевич просто вещал все, что хотел сказать по каким-то вопросам. Задавать встречные вопросы, что-то уточнять не рекомендовалось. Зато однажды, когда у оператора просто кончился в середине записи его монолога аккумулятор на камере, Гончаров просто развернулся и ушел, счел ниже своего достоинства дожидаться, пока поменяют (а нам потом был за это втык, ясное дело).

Во время эпопеи с уходом и новым воцарением на четыре месяца Гончарова мы просто давали хронику событий. Но не понравилось и это. Вызвал Юрия Степанова, директора МУ "Радонежье", и меня Василий Дмитриевич и просто сказал:

— Вы неправильно себя вели, пишите заявление об уходе.

Степанов согласился. А я поинтересовалась — с какой, собственно, стати я должна это делать? Гончаров переспросил: не понимаете? Нет, не понимаю.

— Тогда идите, и подумайте, почему!

Я пошла. Мне Николай Хохлов, которого тогда назначили директором "Радонежья", дал добрый совет: сиди тихо, даже в эфире не появляйся и на мероприятия не выезжай. Работай в офисе. Я и работала некоторое время. А потом уже Гончаров окончательно ушел...

Конечно, проблемы возникали не только с официальными лицами. Иногда "просто публика" откалывала такое... Один юный олух не нашел ничего умнее, как послать SMS-сообщение (а их тогда давали в прямом эфире бегущей строкой) антисемитского содержания. Его, кстати, нашли и осудили. Бывало — набрасывались на операторов, много чего бывало... Нам гораздо реже звонят с благодарностью, чем с сообщениями о какой-то беде — холодно в квартире, невозможно найти справедливость и так далее. Но раз звонят — значит верят, что мы можем помочь.

Прошло десять лет, незаметно разгорается за окном XXI век. И, конечно, хочется соответствовать требованиям этого нового века. Если у меня спросят, какими я вижу перспективы канала, то в двух словах на это трудно ответить. Точнее, мой ответ назывался бы бизнес-план. Но если все-таки очень коротко, то я полагаю, что будущее — в завоевании Интернет-просторов. Телевидение в Интернете — это уже реальность, и нужно успеть это осознать. Очень интересно было бы подключить еще и радио — в конце концов, мы же телерадиокомпания, а исторически сложилось так, что развивали только одно из этих двух направлений. Конечно, реализация этих перспектив зависит от финансовых возможностей: заработаем — будем делать.

Иногда спрашивают, не много ли на один район два телеканала? А я полагаю, что не много было бы и трех. Чем больше у людей выбор, тем лучше. В силу того что рядом Москва, мы, конечно, каждый год теряем кого-то из наших товарищей, которых манят огни большого города и столичные оклады. Но даже и в этом случае мы будем готовы с точки зрения кадров к масштабным проектам. Будем надеяться, что кризис в стране кончится, и до них дойдет очередь.

Записал Алексей ВАСИЛИВЕЦКИЙ

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0