Общество

ВЫШЕ КРЫШИ

Июль  22, 2009 2134

ВЫШЕ КРЫШИ

Все вернулось на круги своя: фестиваль аэростатов "Небо Святого Сергия" семь лет спустя вновь открылся на Советской площади — там, где и начинал в далеком 2001-м.

Надо ли говорить, как были рады зрители, которые на протяжении нескольких часов (при этом бесплатно) любовались зрелищем, общались с пилотами и в прямом смысле соприкасались с самым величественным и грациозным из всех видов транспорта, придуманных человеком.

И все-таки она светится!

Отец праздника — самоотверженный Юрий Вронец, руководитель предприятия "Интеравиа", которое вот уже двадцать лет в небольшой деревне Репихово под Хотьковом проектирует и шьет самые причудливые летающие конструкции для всей России. Именно здесь два десятка лет назад объединились люди, возродившие воздухоплавание в новой России.

В субботу, ключевой день праздника, у здания администрации на Советской площади выстроились пять аэростатов, пошитых в небесном ателье "Интеравиа". На фоне традиционных "капель" выделялись знакомый Царь-колокол и относительно новая Матрешка, тоже немаленькая. Фигура высотой с десятиэтажный дом, несущая гербы всех поселений Сергиево-Посадского района, на глазах выросла за несколько минут. Сначала горячим воздухом ее наполнили внушительные пропеллеры, а затем включились газовые горелки, которые и поддерживали форму аэростата весь вечер.

Но публике не терпелось увидеть самое красивое "отделение" шоу — свечение шаров, когда включаются мощные лучи прожекторов, и каждый аэростат превращается в гигантский фонарь. С наступлением темноты на площадь приехали еще три автомобиля с шарами, и к 11 часам вечера наступило самое интересное.

Движение по проспекту в часы праздника не перекрывали, и каждый автомобилист мог разделить радость вместе с восторженной толпой. Многие так и делали, с упоением давя на клаксоны. Руководитель "Интеравиа" Юрий Вронец вместе со зрителями отсчитывал "раз... два... три-и!", и в темном небе по команде вспыхивали огромные разноцветные формы. Ради этого стоило ждать целый год, а также закрыть глаза (вернее, уши) на музыкальное сопровождение, которое больше было бы уместно в караоке уличного кафе, чем на празднике гения элегантной мысли братьев Монгольфье.

Все понимали — вот оно, прощание, и словно не хотели отпускать пилотов. Счет повторялся снова и снова, в полумраке разносился эхом, отражаясь от соседней пятиэтажки и гостиницы. Но всему приходит конец, вскоре погас последний шар, и наутро ничто не выдавало следов волшебства, царившего накануне на ровно постриженном газоне Советской площади.

Друзья стихии

Разговоры о погоде в среде пилотов — не спасительная палочка для поддержания дежурной беседы, а самая острая тема. Надо сказать, в Сергиевом Посаде им всегда было о чем поговорить. Прошлые фестивали не раз оказывались подпорченными дождливой погодой. В этом же году случилась другая крайность — полный штиль, который также не обрадовал воздухоплавателей.

Как известно, у аэростата нет ни воздушного винта, ни реактивного двигателя. Он словно корабль, который плывет по ветру, подстраивается под нужные потоки на разной высоте. Чуть-чуть прибавить газа в горелке, и шар взмывает выше, где его подхватывает подходящее течение — и вперед!

Неофициальный старт прошел в пятницу, в естественном амфитеатре на склоне Блинной горы. Казалось, лучшего и желать невозможно — солнечный день, отличный обзор, панорама ансамбля Лавры и море места для зрителей. Но полное безветрие убавило оптимизма среди самих пилотов. Перед стартом они долго запускали в небо тестовые шарики с гелием и с надеждой вглядывались в безоблачную высь — какие потоки уловит пробный шар?

На этот раз приехали только подмосковные экипажи. Среди них выделялись люди в ярких футболках с надписью "Толерантность". "Просто это доброе слово", — объясняет пилот, представившийся как "дядя Вася". Как оказалось, дядя Вася и его друзья — наши земляки, несколько жителей Семхоза, несколько лет назад выкупившие шар.

Слагаемых, которые поднимают в воздух, всего два: аэростат и медкомиссия. Специальных школ или курсов вроде автомобильных не существует — желание летать, как правило, оказывается лучшим учителем для будущих пилотов.

Если считать очень и очень приблизительно, цена одного шара — полмиллиона рублей. Оттого их практически невозможно взять в аренду, что называется, покататься. Конструкцию можно повредить, а это риск, на который мало кто решится. С учетом затрат на приобретение оборудования и последующее обслуживание, себестоимость одного полета исчисляется тысячами рублей.

Кстати, платные полеты возможны — именно они часто и окупают приобретение аэростата. Например, в соседнем Дмитровском районе энтузиасты попросят "всего" 15 тысяч.

Штучный товар

ВЫШЕ КРЫШИ

Аэростатов-капель много, а вот с уникальными все обстоит куда сложнее. "Не совру, если скажу, что каждый год во всем мире появляется максимум две новых спецформы", — сказал Юрий Вронец.

Сергиевопосадцам посчастливилось увидеть целый парк уникальных конструкций — вспомним Динозавра, башню Кремля, Желтую подводную лодку... Кого только мы не встречали за годы фестиваля!

Правда, неожиданные сложности в этом году возникли у... Матрешки. Игрушке с незапятнанной исторической репутацией так и не удалось получить благословения разместиться у стен Лавры. Святая обитель дала добро лишь Царь-колоколу и шарам традиционной формы.

К тому же праздник проходил в почитаемый православными День обретения мощей Сергия Радонежского, и можно было бы заранее предположить, что особенное для нашего города событие наложит отпечаток и на столь масштабное мероприятие.

Так или иначе, и Матрешка, и Колокол, и "капли" внезапно переехали на Советскую площадь, что посеяло легкую путаницу в умах горожан — так где же все-таки будет праздник?

Объяснение случившемуся последовало на пресс-конференции, предварившей открытие фестиваля. На вопрос журналиста, почему Матрешку нельзя запустить у стен монастыря, иеромонах Троице-Сергиевой Лавры Иаков сказал буквально: "Матрешка — это игрушка, а Церковь — это реальность, а не игра". Когда человек впадает в детство, это позорное зрелище, добавил иеромонах.

Каждый аэростат необычной формы — результат кропотливого труда многих специалистов. Прежде чем включится швейная машинка, инженеры просчитывают все нюансы будущей фигуры так, чтобы давление на оболочку было равномерным. Важнейшее требование — устойчивость конструкции, иначе это будет не полноценный летательный аппарат, а просто большая красивая игрушка.

Интересно, что создается это великолепие на обычных швейных машинках, а в воздух поднимается обычным газом — тем самым пропаном, который мы каждый день зажигаем на кухне. Только расход в одной поездке таков, что нам и не снился — на стандартный полет уходит восемь баллонов с газом общей сложностью примерно 250 тысяч рублей. Кажется, чтобы получить полное удовольствие от зрелища, о таких вещах лучше и не задумываться.

Владимир КРЮЧЕВ

Фото Алексея СЕВАСТЬЯНОВА и СД

Газета "Вперёд"



Нравится: 0 / Не нравится: 0