Общество

ЖУРАВЛИНЫЕ ПРОВОДЫ

Октябрь  5, 2009 1628

Уже третий год серые журавли "уточняют" пределы своего заказника международного значения "Журавлиная родина" на реликтовых болотах на границе Сергиево-Посадского и Талдомского районов. В любую погоду подернутые влажной дымкой топи вокруг реки Дубна остаются главной журавлиной базой, где они выводят и растят свое голенастое потомство. Но все больше птичьих семей перебираются на сергиевопосадский "берег" заказника. Каждую весну, рассказывают местные сельчане, журавлиные пары прибывают на полюбившиеся места с новыми "переселенцами". Мы отправились в Шеметовскую округу в то время, когда в небо стали подниматься птичьи эскадрильи и брать курс в теплые края. Поехали проводить пернатых друзей перед дальней дорогой и проститься до будущей весны. А кроме того, нам стало любопытно, чем приглянулись мудрым птицам сергиевопосадские просторы.

"Пятерка" за экологию

— Эх, опоздали вы на пару дней, — говорит нам Александра Алексеева, жительница сельского поселка Торгашино и заместитель директора местного ДК. — Улетели наши журавушки. Несколько пар облюбовали пожарные пруды в соседнем лесу. С каждым годом на этих "хуторах" взрослых птиц прибавляется. Вероятно, и среди журавлей есть отшельники, которые предпочитают уединенный образ жизни. А может быть, лягушек и ужей на наших болотцах больше, чем в Талдомском районе? Или пшеница на торгашинской ниве такая сытная? Но только колония наша все время прирастает. И мы это расцениваем, как знак высокого доверия. Даже начали гордиться своей сельской экологией. Журавли-то птицы осмотрительные и дальновидные, в каких попало местах селиться не станут...

А и в самом деле, пригляделись мы к здешним местам, так сказать, глазами журавля: ни одной дикой свалки на глаза не попало, обочины опрятные. Лес захламленным не выглядит, а в осеннем оранжево-багровом облачении просто восхитительно красив. Само Торгашино и сегодня в клумбах цветущих георгинов. А самое главное, вокруг ухоженные поля. Местное сельхозпредприятие на корм дойному стаду выращивает зерновые и питательную кормовую смесь. Подкормившись пшеничкой, которой и на убранных полях полным-полно, можно пополнить меню в лесном водоеме. Выбор журавлей вполне оправдан.

Александра Алексеева с восхищением рассказывает о рыбацком искусстве журавлей. Она и сама отчаянная удильщица. Говорит, что летом спать до пяти утра — преступление. Сама все лето поднимается в четыре, а если продремлет до пяти часов, считает, что все лучшее в этот день проспала. Раз в два дня она обязательно должна наведаться на берег пруда, где водятся жирнющие бычки. У журавлиной бригады с утра промысел на лягушек и змей. Наша собеседница восхищается осторожностью, дисциплиной и выучкой в журавлиных семьях. Эти рыбаки никогда не проспят и опасности не проморгают. А их "часовым" в дозоре может позавидовать любая охрана.

Еще, по мнению Александры, у журавля есть удивительная особенность. Эта птица побуждает человека быть лучше, добрее, уважительнее. Тут мы вместе припомнили на эту тему недавнюю историю, которая уже успела стать местной легендой.

Чудо в перьях на Рождество

Дачник Василий из здешних охотничьих мест под Новый год поздно вечером разглядел на соседнем заснеженном поле какое-то движение, там копошился смутный серый комок. На ночь глядя он на поле не пошел, а утром разобрало любопытство: кто бы это мог быть? Подошел ближе — змейка нетвердых птичьих следов. И только через два километра, на болоте он обнаружил нахохлившегося и больного на вид журавля. Никогда бы эта осторожная птица не подпустила к себе, а тут у бедняги не было сил сопротивляться. Правое крыло было сломано, потому и остался молодой журавль один зимой на промерзшем болоте. Можно представить себе ужас несчастной птицы, которая провожала взглядом улетающий косяк сородичей.

ЖУРАВЛИНЫЕ ПРОВОДЫ

Этому журавлю давно пора бы в небо, а он оказался в руках у охотника. И тот повел себя совершенно не по-охотничьи. Дачник занялся спасением подранка. Разыскал единственный на всю страну птичий госпиталь — ветеринарную клинику в Балашихе. К своему героическому пациенту айболиты сразу расположились. Орнитологи были потрясены тем, что раненая птица сумела продержаться четыре месяца в самые лютые морозы на стылом болоте в Северном Подмосковье. Температура у зимовщика была критически низкой, и его поместили в птичью реанимацию. Чудо, что журавль вообще остался жив.

Его прогревали лампами, выхаживали уколами, осторожно подкармливали предельно истощенную птицу. Позже местные жители прочли в газетах, что журавлю сделали операцию на крыле, потому что за время одиноких скитаний по болоту оно у подранка срослось неправильно. Только после этого ветеринары прописали журавлю "перелет" — в Рязанскую область, в приокский заповедник. Рождественского найденыша орнитологи назвали Мэри Кристмас и отправили на реабилитацию в птичий санаторий. Окрепшего журавля должны были отпустить на волю к собратьям.

Интересно, узнает ли охотник Василий при встрече своего крестника, если тот вновь наведается в места, где был на волосок от гибели. Журавлиным местам полагаются красивые легенды. Мы бы и сами решили, что это рождественская волшебная сказка. Но редакция связывалась с ветеринарной лечебницей в Балашихе и следила за судьбой сергиевопосадского пернатого пациента.

"Нам Чудно без журавлей..."

Семейная история с журавлем есть и у долгожительницы деревни Окаемово Шеметовского поселения Екатерины Ивановны Сарычевой. Ей самой уже 77 лет, возраст крепкого бревенчатого родительского дома перевалил за 100 лет. Для нее, родившейся и выросшей в окаемовской слободе, журавли то же самое, как для других восход солнца, цветущая яблоня весной и багровый клен осенью. Это неотъемлемая примета жизненного калейдоскопа. За деревней мост через реку Дубна, а на той стороне начинается территория заказника "Журавлиная родина". Но уже давно пернатые соседи включили в свои стратегические пределы Окаемово и другие здешние деревни.

— А можете вы себе представить, что журавли весной не прилетят?

— Да что вы! — всплескивает руками Екатерина Ивановна. — Нам без журавлей чудно. Мы по ним живем, как по календарю. Мне уже под восемьдесят, зимую в городской квартире в Сергиевом Посаде. Весной как пролетит над городом журавлиный косяк — значит, и мне пора в родительский дом. А осенью, когда птицы поднимаются в небо и курлычут напоследок, будто они и со мной прощаются до будущей весны.

Кажется, сама жизнь сошла бы с рельсов, если бы в Окаемово не прилетели дорогие гости. Не было в этом графике ни одного исключения, вспоминает Екатерина Ивановна. Даже когда под Москвой грохотали бои, журавли своему вечному маршруту не изменили. Долгожители говорят, что лесной живности стало тогда даже больше, потому что зверье устремилось в этот уголок, который бои Великой Отечественной войны обошли стороной. Журавлям, кстати, в те годы приходилось быть особенно осторожными: в округе было множество волков.

Окаемово хотя и находится на самом краешке района, а медвежьим углом эти места не назовешь. К деревне ведет приличная асфальтовая дорога, на деревенских улицах больше сорока домов. Не меньше, чем когда-то было в Табашной, Красной, Черной и Кукуевской слободах большой деревни. И ни на одной калитке не встретишь объявления "Продается дом".

— Тут недавно приезжал городской житель, — говорит деревенская пенсионерка, — хотел купить дом в Окаемове. Объяснял, что очень любит журавлей, и хотел бы жить в этих местах. Но дома на продажу он не нашел. Мы и сами на свою деревню не налюбуемся.

Было бы удивительно, если бы в журавлиных местах не было своих особых поговорок. Екатерине Ивановне и вспоминать не надо, тут же слетает с языка журавлиная примета: журавлик гаркнет — стожок сена шаркнет. Это значит, что после прилета журавлей до зеленой травки на пастбище еще целый стожок сена для домашней скотины понадобится.

— А вот вам и еще одна современная примета, — шутит Екатерина Ивановна. — Пока не улетят наши постояльцы, в заказник на болота за клюквой ход закрыт. Егеря на машинах следят за этим порядком строго. Тут недавно публика помоложе сделала вылазку на клюквенник, но весь сбор был егерями конфискован в пользу журавлей. Это наш местный закон: до 10 октября в журавлиные болота ни ногой.

Сама Екатерина Ивановна к этому уставу относится с уважением. Говорит, что пять пар, которые осели в Окаемове, еще не улетели. Сама недавно слышала их гортанную перекличку. Деревенские жители искренне желают своим "квартирантам" благополучно добраться до южных мест. Все здесь были очень огорчены прошлогодним известием о том, что серые журавли весной во время перелета столкнулись с погодной аномалией и стаи понесли большие потери. "Пусть еще пожируют", — добродушно замечает наша собеседница.

ЖУРАВЛИНЫЕ ПРОВОДЫ

Окаемово, кстати, пару лет назад навестила семейка аистов. Присели гости на деревянный столб, осмотрелись, недельку обдумывали свои планы, а потом все же покинули деревню.

— Если бы им заранее приготовить площадку для гнезда, может быть, и остались бы аисты на постой, — высказывает свою версию народный орнитолог Сарычева.

Еще она замечает, что на огороды стали кабаны наведываться. В прошлом году в заказнике не выдавали разрешений на их отстрел, и сейчас кабанье стадо явно прибавилось. У одного из деревенских огородников кабаны два десятка кустов картошки выкопали. А на поле к фермеру, который картошку убирал комбайном и оставил много клубней, кабанье стадо и сейчас ходит, как на семейный ужин.

— А журавли хлопот не доставляют? — спрашиваем у собеседницы. — Наверное, зерновой ниве от такого соседства достается.

— Это всегда намек хозяйству: дескать, с уборкой зерна замешкались и пора поторопиться, — отвечает Екатерина Ивановна. — Журавль — это добрая примета и лучшая оценка зажиточности села. В Талдоме вместо зерна стали сажать картошку, и журавли предпочли наши сытные места.

В заключение долгожительница припомнила семейное предание, связанное с журавлем. Свекор Екатерины Ивановны, бывало, как примет на сельском празднике горячительного, пускался в печальные воспоминания. Еще мальчишкой он поймал на болоте журавленка, решил, что это неслыханная удача — поймать птенца такой чуткой птицы. Конечно, унес птицу домой и, никого не спросив, давай ее угощать зерном. Закормил птенца так, что тот через день погиб. До конца жизни эта грустная история не давала деду покоя. Несчастного журавленка было жаль до слез…

Светлана АНИКИЕНКО

Газета "Вперед"



Нравится: 1 / Не нравится: 0