Общество

ЕЛЕНА ТУРКИНА, ЧЕЛОВЕК БЕЗГРАНИЧНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

Декабрь  28, 2009 2377

Елена Туркина — человек в Сергиевом Посаде известный, несмотря на то, что вот уже много лет она вынуждена совершать все свои передвижения на инвалидной коляске. Любят с ней общаться и журналисты, потому что она всегда настроена очень доброжелательно и позитивно, даст толковый комментарий на любую интересующую тему. Недаром Елена получила недавно красивую и весьма "увесистую" стеклянную статуэтку в виде микрофона "ТЭФИР-2009" от телекомпании "Радонежье" — приз журналистских симпатий "человеку безграничных возможностей, за оптимизм и стойкие жизненные позиции"!

ЕЛЕНА ТУРКИНА, ЧЕЛОВЕК БЕЗГРАНИЧНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

"По клубу есть сложности..."

При первом нашем телефонном разговоре Елена сразу же начала делиться возникшими проблемами у членов клуба инвалидов-колясочников "Сергий", заместителем председателя которого она является. "Год Быка оказался для нас "бодливым". Вот Владимир Соснов из поселка Голыгино поменял было автомашину с ручным управлением на новую (он уже более 20 лет передвигается таким образом), но на него в столичной сутолоке налетела... фура. Сам, слава богу, не пострадал, но вот две двери пришлось заменить. У Володи растут двое детей, и он по возможности старается копейку лишнюю заработать, выполняя разного рода экспедиторские поручения.

В феврале 2009 года обокрали дом еще одного нашего "колясочника" Сергея Мишина — он его построил по соседству со мной с помощью близких и родных, готовился к новоселью. Воры забрали всю новую бытовую технику (в том числе и стиральную машину, которую на годовщину свадьбы подарило руководство московского клуба инвалидов-колясочников "Пилигрим"), выключили в доме газовое отопление, чуть не "заморозив" всю систему. А самое главное, подлые люди зачем-то "умыкнули" новую инвалидную коляску с электроприводом, которую ему подарили друзья из другого города (она стоит около 150 тысяч рублей). В итоге милиция ничего найти не смогла, но Сергей и его семья все же справили долгожданное новоселье".

Как рассуждает Елена, "мы не ждем помощи, мы ждем понимания. Чтобы тот же чиновник смотрел бы на нас не как на ущербных, а на обычных людей, у которых лишь ограничены некоторые возможности". Тот же Костя Богданов, еще один член клуба "Сергий", работающий юрисконсультом на предприятии "Радон", лежал недавно в Районной больнице. Его регулярно навещали мама с женой, но тут пропуск закончился. И врач с раздражением у них спрашивает — мол, какая необходимость так часто приходить к больному-колясочнику?! Пропуск в итоге все же вновь продлили, но какой-то осадок в душе остался.

Действительно, люди попадаются на жизненном пути разные. Сама Елена с большой теплотой говорит о медиках из 2-й хирургии РБ, где она минувшим летом лечилась: "Я попадаю здесь в хорошие руки — это мой лечащий врач Раиса Рахмановна Шукурова, заведующий отделением Михаил Иванович Фирсов и все-все медсестры и сотрудники этого отделения! Большое спасибо им!"

"Улица Октябрят, крайний синий дом..."

И вот мы договорились с Еленой пообщаться, как говорится, с глазу на глаз.

Первой меня встретила мама Нина Алексеевна, великая труженица и стойкий к жизненным испытаниям человек (за минувшие 35 лет, что пришлось преодолевать вместе с дочерью все проблемы с ее здоровьем, она не поддалась воле обстоятельств). Считай, прямо в центре большого микрорайона высаживает большой огород с теплицами, выращивает свинок (их у нее три) и еще трех "рогатых" (два бычка и корова). Нина Алексеевна все лето обкашивает всю территорию вокруг их дома, чтобы не заросла бурьяном (пока сюда многоэтажное строительство только собирается). Активная помощница и дочка: "Вон видите поляну напротив — ее всю Лена летом серпом выкосила. И вот эту дорогу вымащиваем старым кирпичом и разным строительным мусором тоже мы с ней..."

"На мне защитили докторскую диссертацию..."

Елена встречает меня в своей большой комнате, где она быстро передвигается от телефона к столу, чтобы показать фотоальбом, и вновь спешит ответить на очередной звонок (потому как она человек ответственный и безотказный, многие обращаются чаще с вопросами практического свойства). Вместе с ней в инвалидной коляске раскатывает симпатичный кот Димон, который все время норовит попасть на руки любимой хозяйки.

Жизнь Туркиной после страшной аварии летом 1974 года (отец подвозил знакомых до Шеметова и после "подрезки" не справился с управлением, "жигули" с семью пассажирами внутри салона несколько раз перевернуло) — это сплошное преодоление всевозможных трудностей. Вот история, как она "зарабатывала" трудовой стаж.

— Раньше ведь никаких пособий для инвалидов с детства законом не предусматривалось, — рассказывает Туркина. — И надо было думать, как все-таки получить этот самый стаж, чтобы хлопотать о трудовой пенсии (для этого было необходимо отработать хотя бы один год). Я в 16 лет устроилась на швейно-картонажную фабрику от общества инвалидов (где мама работала швеей-мотористкой), после чего в моей трудовой книжке появилась первая запись: "13 сентября 1982 года принята надомницей по зачистке игрушек". Мама привозила в большой сумке игрушки из пластмассы, а я специальным ножом зачищала все имеющиеся после отливки заусеницы.

После почти 15 месяцев усердной работы (а для этого пришлось попросить поменять I группу инвалидности на II рабочую) Елена получила право на получение пенсии в размере 75 рублей (максимальная в СССР была 120 рублей). Нынешнему поколению "пепси" эта сумма ничего не говорит, для них приведем наглядный пример из "социалистической жизни". На свою пенсию Е. Туркина могла спокойно слетать на самолете из Москвы до Симферополя и обратно (там, в городе Саки, находится лучший санаторий для инвалидов с травмами позвоночника, реабилитационная смена длилась 45 дней), побаловать себя фруктами с местного рынка да еще и подарков своим домашним купить!

Сегодня, с высоты пережитого и прожитого, Елена может более спокойно проанализировать все то, что с ней происходило в эти нелегкие годы. В 1974 году она с похвальной грамотой закончила первый класс. И отдыхала вместе с братом-погодком у бабушки. Когда в той злополучной машине ей не хватило места, она пристроилась на корточки, лицом к боковому стеклу. После аварии она улетела дальше всех, аж в болото. Но ничего этого не помнит, очнулась уже в машине "скорой помощи", водитель которой возвращался... со свадьбы. Затем была больница №3 на Кировке, отделение травматологии-хирургии.

— Сейчас, после многих лет лечения в разных клиниках (в том числе и ведущих в стране — отделении нейрохирургии при НИИ им. Вишневского, в больнице №19 от НИИ им. Бурденко, в специализированном санатории в Саках), я уже знаю, что врачи, занимающиеся травмами позвоночника, должны знать очень много, — размышляет Туркина. — В нашей же больнице №3 уже с самого начала тактика оказания помощи мне была выбрана непродуманная, что наверняка привело к более серьезной инвалидности. Вначале сделали пункцию позвоночника (для этого меня, поломанную, согнули в "колесо"). Затем сделали рентген, после чего положили на вытяжку (причем оба врача постоянно спорили — один был за нее, второй резко против). В итоге после выписки девочка дома все время лежала в кровати, о возможности сидеть в инвалидной коляске и речи быть не могло.

Но помогла операция, которую сделали в 1977 году в НИИ им. Вишневского под общим руководством академика Аркадия Яковлевича Лившица. Для того чтобы попасть туда, маме пришлось устроиться на работу в институт санитаркой, после чего Лена проходила по графе "дочь сотрудника". Подающий большие надежды нейрохирург Волков, который непосредственно стоял у операционного стола, по итогам сложнейшей операции защитил затем докторскую диссертацию (в 1978 году очерк об этой истории опубликовал миллионным тиражом популярный тогда журнал "Советская женщина"). Еще через год Волков уехал работать в одну из ведущих клиник Германии...

Первым стадионом стали "Черные столбы"

Сказали Лене, что нечего дома сидеть, надо включаться в жизнь ровесников, брат Алексей и его друзья, которые жили по соседству в бараках на Озерной улице. 13-летние пареньки первыми спустили инвалидную коляску вместе с Леной с крыльца.

И все дружно направились к "Черным столбам" (сейчас рядом располагается остановка "Улица Шевченко"). Там была небольшая полянка, где своими руками ребята установили два столба и натянули волейбольную сетку. И вскоре Лена, которая была годом младше, стала "своим парнем" в этой дружной компании — начала играть вместе с ними в волейбол, бадминтон и даже... (моя собеседница в этом месте приглушила голос) в карты: проигравшие возили воду для Саши, родители которого держали большой огород.

По-настоящему любовью к активной жизни Туркина "заразилась" в Крыму, где в городе Саки проходила весной 1978 года реабилитацию. До моря по дамбе, ограждавшей озеро с уникальной лечебной грязью, было шесть километров. И в выходной день, когда процедур было поменьше, группа колясочников своим ходом направлялась к морю, чтобы вечером вернуться обратно.

Вернувшись к Загорск, Лена эти "пешие" прогулки не забросила. Стала из Северного поселка самостоятельно добираться до Дворца культуры, где до травмы занималась в кружке. Ей особенно нравились такие проезды после долгой зимы (жизнь в холодное время в основном в четырех стенах проходит) — с интересом Лена вглядывалась в изменившийся за прошедшие месяцы город, запоминала, где можно легко проехать на коляске, а где ждет коварная "ловушка".

С 1996 года Туркина начала ездить в областной социально-реабилитационный центр "Юность", который располагается в Наро-Фоминском районе. И тогда же начала впервые участвовать в спортивных состязаниях. Здесь в свое время работал удивительный директор — Игорь Владимирович Пименов. Для того чтобы сотрудники лучше поняли психологию тех, кто приезжает в пансионат, он однажды на целый день пересадил их... в инвалидные коляски. Эффект был удивительный!

За эти годы у Елены скопилось целое собрание "сочинений" из почетных грамот за победы и призовые места в областной спартакиаде инвалидов. Это и марафон на колясках, армрестлинг, дартс, толкание ядра, настольный теннис. "Но я в душе не настоящий спортсмен, — улыбается Лена, — у меня к соперникам какая-то жалость и сочувствие появляется".

...А из той "роковой" машины, которая так неудачно перевернулась в далеком уже 1974 году, Елена нынешним летом сделала оригинальную "альпийскую горку". Пришедший в негодность корпус белой "Лады-копейки" она засыпала камнями, сверху покрыла плодородной землей. И посадила самые яркие цветы...

Александр ШОРНИКОВ

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0