Общество

МЯГКО ГОВОРЯ, ПЕЧАТНО ВЫРАЖАЯСЬ

Январь  13, 2010 885

Под Новый год хороший приятель пришел поздравить с праздником и весело поприветствовал: "Как живешь, папарацци?"

Обидеться бы на такую идентификацию, но видно, что человек отпустил сомнительную шуточку не со зла. Просто он так относится к моей профессии. Тут же припомнился другой эпизод. Знакомый директор-коммунальщик на одном из совещаний добродушно поинтересовался, дескать, какие творческие планы у желтой прессы. Вот интересно, как бы отнесся этот балагур, если ответить ему шуткой на шутку: "Все еще на свободе, казнокрад? Не устал обмишуривать легковерных жильцов на текущем ремонте?"

Это еще что — теперь газетчик может получить "комплимент" и похлеще. Вкрадчивые звонки с вопросом: "А сколько вы положили в карман за вашу публикацию?" теперь в порядке вещей. Один звонок запомнился особо. Непредставившийся господин, убедившись, что говорит с автором публикации, "уличил" в коррупции и пообещал не только уволить с работы, но и добиться — внимание! — чтобы такой журналюга вообще не нашел работы в районе. Почти так же, слово в слово, не так давно один руководитель распекал мою коллегу, которая отважилась перечить! Ей тоже пообещали, что не найдет работы в районе. На что журналистка спокойно возразила: "Ну, полы-то дома вы мне мыть не запретите!"

Мой анонимный обличитель явно молод. Он не застал время, когда за такой звонок в газету можно было схлопотать приглашение на беседу в КГБ. Желание преследовать журналиста отпадало сразу и навсегда. Власть оберегала прессу, как очень важный общественный институт. Как незаменимую площадку для общественной экспертизы всех начинаний. Увы, статус информационных газет остался только на бумаге — в Законе о СМИ и Уставе Союза журналистов, а фактически он потерян, всем управляют финансы. Рубль как цензор давно превзошел советский главлит. Ничего подобного нынешней коммерческой цензуре советская печать не знала никогда.

МЯГКО ГОВОРЯ, ПЕЧАТНО ВЫРАЖАЯСЬ

Если представить себе собирательный образ читателя-спорщика, то он обязательно здесь должен едко возразить: кто же мешал информационным газетам сохранить свой статус? Зачем разменивались на публикации с фиговым листком "на правах рекламы"? И не пора ли за некоторые такие опусы честно извиниться? Очень резонный упрек. За минувшие реформенные годы за профессию бывало невыносимо стыдно. А иногда даже страшно.

Около года назад одна из районных газет поместила серию публикаций, где фактически поддержала рейдеров, покусившихся на земли одного из сельхозпредприятий. Сельчане сумели дать дружный отпор и защитили свою землю, рабочие места и стабильный заработок. А потом приехали в редакцию, чтобы вчинить упрек газетчикам. На что редактор объяснил, как понимает свободу слова. По его версии, у газеты свобода печатать, что вздумается. Вот что бывает, когда прессу отдают на усмотрение коммерции. С таким непререкаемым цензором у нее остается немного возможностей для добросовестной общественной экспертизы. И это не только про российскую действительность. Известен факт, когда в Великобритании не так давно решили приватизировать крупнейшую медиа-компанию. Года не прошло, как ее вернули обратно в госструктуру. Оказалось, что она — неотъемлемое звено в общественном устройстве и без него вся система лишалась ключевого элемента.

Прямо слышу контраргумент читателя-спорщика: а зачем теперь вообще нужны газеты? Если надо мгновенно засветить какой-то факт, то лучше Интернета это никто не сделает. Соглашусь с тем, что всемирная паутина расширяет информационное поле. И если задача только в том, чтобы немедленно предать гласности какой-то замалчиваемый факт, то Интернету здесь действительно нет равных. Но газета более аналитична, профессиональный журналист обязан выслушать разные мнения. И чиновник обязан ответить на запрос газеты. В этом смысле информационный коллега газетчиков всего лишь застрельщик.

Однобокая информация простительна торопыге-Интернету, а в солидной газете это всегда считалось браком. И если газета ошибалась, то вот фамилия автора и имена тех, кто комментировал факт или давал интервью. Это юридический документ, который не вырубишь топором. Придется отвечать в суде. А вот брак в Интернете — это пострашнее. Информация со смещенным центром — смертельное оружие в руках ловких манипуляторов. Массированная информационная атака позволила раздуть до чудовищных масштабов миф об эпидемии свиного гриппа. Фармацевтические компании заработали миллиарды, а многие страны теперь не знают, куда девать эшелоны антигриппозных препаратов. Через Интернет с помощью подложных фото с другого континента можно обвинять Россию в умышленном голодоморе в Украине. И два месяца утверждать, что черное — это белое, как в случае с нападением Грузии на Южную Осетию. С помощью информационных манипуляций и полуправды можно вывести на площадь малолеток, сказать им "фас" — и разнесут все в кровь и клочья, как недавно в Кишеневе.

Читатель-спорщик просто обязан спросить: а кто сейчас читает газеты? Тот, кто еще помнит "Вперёд" за две копейки? Президента Медведева никто с газетой в руках не видел. Он всю информацию черпает с монитора. Отвечу, что читают нас те, кто учится, ищет работу, строит карьеру, строит семью. Кто живет в районе и рассчитывает жить здесь дальше. Газета всем сергиевопосадцам друг и советчик. Интернетом ее не заменишь. Нельзя всю палитру жизни уместить на экране монитора.

Много раз слышала аргумент, что люди сами во всем разберутся и найдут свой информационный сегмент. Да, так оно и есть. Один весь день не отходит от телевизора, другой черпает новости с любимой радиостанции в автомобиле, кто-то в информационном потоке с гарнитурой в ухе. А газета — это универсальный солдат новостного фронта. В ней каждый найдет компетентный ответ на интересующий вопрос или тему.

Читайте газеты!

Светлана АНИКИЕНКО

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0