Общество

ПЕКЛО

Август  5, 2010 1344

Один филолог-марксист эдак восемьдесят лет назад на вопрос студентов о существующих в обиходе советских людей "слов из церковно-славянскогоПЕКЛО языка" ответил, что, мол, ряд этих слов интуитивное мышление пролетариата превратило во вполне материалистические и поэтому — допустимые. Например, пекло. То есть — аномальная плюсовая температура. Вот про нее, родимую, и пойдет речь.

А было ли подобное нынешнему летнему зною что-то в обозримом периоде истории нашего города? Воспоминания воспоминаниям рознь. Кто-то вспомнит в связи с жарой какое-то событие, кто-то — урожайный или неурожайный год. А каково мнение специалистов?

Наверное, многим памятны по школьным годам такие поручения, как составление "Календаря природы и труда". Для учащихся 4-5 классов занятие муторное и "совершенно нетворческое". Однако именно такую тетрадку с радостью разглядывает ее творец спустя десятилетия, поругивая себя за то, что небрежно вел (или вела), и за то, что бросил (бросила). А то как бы интересно!

Но еще интересней, когда подобный дневник из года в год ведет сам учитель!

Перед нами — уникальная работа загорского педагога-биолога Анастасии Сергеевны Виноградовой, жительницы Болотной улицы. Она с 1958 по 1978 годы вела тщательно оформленный дневник, в котором фиксировала помесячно наблюдения за капризами природы, сверяла свои наблюдения с материалами печати. Итоги каждого года, сброшюрованные в небольшие тетрадочки, обязательно заканчивались записями — "Наблюдения велись по Болотной улице, к материалу прилагаются графики погоды" или — "Материал составлен на основании наблюдений и данных, опубликованных в газете "Ленинское знамя" и "Известия". Фиксировала Анастасия Сергеевна и то, на какие сельскохозяйственные и садово-огородные культуры был урожай, а на какие — нет. И по какой причине.

Прежде чем пройтись по самым жарким дням двадцатилетнего периода наблюдений, позволю цитату "общеисторического" характера. "По многолетним данным за период наблюдений 50-100 лет самая высокая температура в Загорске составляла +36 градусов". К сожалению, Анастасия Сергеевна не приводит дату этого события. Но ясно, что для нее не сегодня и не вчера это было.

До сих пор появляющийся над городом тяжелый удушливый туман с характерным запахом у многих вызывает ассоциации с событиями лета 1972 года. Вот с того классического "пекла" мы и начнем.

"Июнь был очень жарким и сухим. 15, 25 и 27 температура поднималась до +29 градусов. Июль был тоже необычайно жарким для нашей местности. Средняя температура на 3 градуса выше обычной, максимальная температура доходила до +32. Обильный урожай клубники, но в некоторых местах она буквально сгорела от солнца и сухости. Огородные культуры не наливались, так как не было влаги. Господствовали юго-восточные и северные антициклоны. Из-за сухой и жаркой погоды загорались леса в Московской области. Воздух наполнился дымом и гарью. Картофель повсеместно поливали, а иначе он просто спекался в земле и засыхал. В августе жара продолжается, в городе душно, дымная мгла. Все силы направлены на борьбу с местными пожарами. Московская область объявлена на особом положении, прекращены все туристические и экскурсионные поездки на природу. Участились заболевания, особенно сердечно-сосудистые. К середине августа деревья стали усыхать, падали листья, как к концу осени. Культуры, которые получили влагу от полива, дали хороший урожай, плоды их сочны, сладки (так как они получили много солнца). Яблок почти не было, нет в лесу грибов. Спала жара в сентябре, и первые заморозки были уже 6 сентября".

Жарким, но не экстремальным было лето 1970 года. Читаем.

"Июль — самый теплый месяц года. Сопровождался он грозами. С 15-го были очень теплые ночи. Температура ночью не опускалась ниже +20 градусов. С 17 по 19 июля температура поднималась до +32. Такая высокая суточная температура была в 1951 году". Анастасии Сергеевне в этом можно поверить — она коренная жительница нашего города, и если до нас и не дошли записи, допустим, начала 1950-х годов, то это не значит, что от ее наблюдений что-то укрылось.

Июнь 1968 года был ознаменован серьезными возгораниями торфа — "24 июня воздух был наполнен дымом — где-то горел торф". Тот июнь был скудным на осадки, стояла ровная, сухая погода.

ПЕКЛООчень жарким оказалось лето 1964 года. "В июне самые теплые дни были 2, 22 и 29. Температура днем поднималась до +26 и +29. Июль был довольно жарким. Температура в отдельные дни поднималась до +31. Было очень сухо. Без полива все засыхало. С 6-го начали копать ранний картофель, а с 12-го — поспевать огурцы. 4 августа температура поднялась до +28. Осадков было мало. Иногда немного поморосит дождик, но эта влага не промачивает почву. Земля растрескалась от сухости". Листопад в тот год, замечает Анастасия Сергеевна, начался "не от холодной погоды и заморозков, а от сухости".

Лето 1963 года ознаменовалось бурями при резком восточном ветре. "18 июля разразилась буря, 20-го она повторилась, сопровождалась грозой и ливневым дождем".

1962 год при относительно прохладном лете удивил горожан одним-единственным июльским днем, когда температура поднялась до плюс 29 градусов. В остальные дни было немного выше +15.

А вот каким запомнился А. С. Виноградовой 1961 год.

"Июль. Температура месяца была в пределах нормы, но распределялась неравномерно. В некоторые дни температура опускалась до +11, а в конце месяца поднялась до +30. Первые дни августа оказались самыми жаркими за весь год. Температура поднялась до плюс

30-32. Очень тепло было до 30 августа".

1959 год. Июнь. "Первая половина стояла жаркая, сухая погода (до 29 градусов), но 21 июня вторглась холодная воздушная масса с Северного Ледовитого океана. Сильная буря разразилась 22 июня. Ломало и валило деревья с корнями, сносило крыши, валило заборы. Июль. Средняя температура месяца была выше обычной для нашей местности. Днем температура поднималась до +30, были теплые ночи, но осадков выпадало мало".

Интересно отметить, что в ту пору, 45-50 лет назад, прогнозы погоды (на месяц, на сельскохозяйственный сезон) печатала и газета "Вперёд". Возможно, что это связано с тогдашним "сельскохозяйственным" статусом района, но скорее всего — с существованием районной метеостанции, располагавшейся в районе Восточного поселка (Козья горка). Эта станция играла заметную роль в отслеживании капризов погоды в цепочке подобных станций северо-восточного Подмосковья. Боевые реляции метеорологов с обязательными рекомендациями аграриям читаются на страницах "районки", вызывая у современников воспоминания про поездки в колхоз, состоявшиеся или несостоявшиеся массовки, походы, свидания. А записи Анастасии Сергеевны Виноградовой еще раз напоминают нам о незаметном, но важном труде энтузиастов — исследователей родного края. Надеюсь, что подробнее про учительницу А. Виноградову мы расскажем в "Краеведческом вестнике".

Александр ЛУНЕВСКИЙ

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0