Общество

Коммунальная избушка

Сентябрь  29, 2010 1078

Нет ничего постояннее временного — в этой печальной поговорке жители дома №7 по улице Шлякова убеждаются уже двадцать лет. Именно тогда счастливчикам, работавшим на трикотажной фабрике, вручили ключи от коммунальной квартиры в стареньком бревенчатом доме, правда, очень выгодно расположенном в центре Сергиева Посада, со словами: "Немного поживете, а потом расселят".

Коммунальная избушка

И вот, спустя двадцать лет, долгожданное "немного" наконец наступило. Но опять же немного не такое, на что рассчитывали жильцы. Городская администрация предложила жильцам съехать в другую времянку — общежитие, с тем же напутствием: "на время, пока не будет другого жилья". Ждать еще двадцать лет очередного "пока" люди больше не могут. Более того, они боятся, что, согласившись на это сомнительное с точки зрения закона предложение, могут и вовсе остаться без крыши над головой. Не найдя сочувствия, поддержки и понимания в городской администрации, за защитой своих интересов жильцы обратились к районным властям.

Фабричное наследство

В этом доме на Шлякова проживает всего пять семей. Три занимают первый этаж и две — второй. Татьяна Шевергина свои две комнаты-каморки по семь квадратных метров получила от трикотажки за многолетний ударный труд. Но больше на копеечную пенсию тянуть это ветшающее на глазах “фабричное наследство” ей, как впрочем и всем жильцам коммуналки, не по карману.

Скрип ступеней уныло покосившейся деревянной лестницы приветствует наш приход. Из сырых сеней мы сразу попадаем в тепло протопленной печкой кухни. Татьяна, не ждавшая гостей, спешит прибраться. Она аккуратно убрала стопку чистых тарелок в стол, слила оставшуюся от вымытой посуды воду в ведро и засеменила в туалет — выливать. Из приоткрытой двери густо пахнуло застоявшейся канализацией. Содержимое ведра с шумом полилось на землю в деревянное, утепленное по краям картоном, очко. Из-за отсутствия канализации белого, блестящего чистотой привычного всем унитаза в туалете нет. Стыдливо прикрыв пенопластовой крышкой изрыгающую зловоние дыру, Татьяна поспешила на улицу, набрать воды из колонки, и едва успела прошмыгнуть, ловко увернувшись от выскочившей из-за угла иномарки, густо обдавшей женщину грязью из лужи. “Бегают тут в центре города с пустыми ведрами”, — услышала брань в свой адрес. Она бы и рада не бегать с ведром, но другого выхода, увы, нет — водопровод в доме тоже отсутствует. Стоит добавить, что это единственный дом в округе, куда так и не провели воду. Мыться шляковцы ходят в зомзовскую баню.

Коммунальная избушка

— Слава богу, что хоть газ есть и свет, — поясняет соседка Шевергиной Неля Рязанцева. В подол ее юбки кокетливо завернулся и с любопытством смотрит на нас двухлетний внук. Его одного, пока еще мало что понимающего в этом мире не смущают ветхие стены, прогнившая проводка, лохмотьями свивающие с потолка обои и нищета, которая буквально кричит о себе из каждого угла коммунальной квартиры.

Цивилизация, семимильными шагами внедряющая повсеместно в наш быт достижения нанотехнологий, как будто нарочно обошла этот дом, занозой сидящий в теле города, в самой его сердцевине. День ото дня этот нарыв назревает, грозя вот-вот прорваться.

— Нас все принимают за бомжей, — сетует Татьяна. — А ведь я двадцать лет проработала на трикотажной фабрике художником-модельером. В моих моделях ходило полгорода.

А сейчас полгорода ходит в их двор: местные алкоголики бегают по нужде, а наркоманы приметили его, как скрытное место, где удобно “ширнуться”. От незваных гостей не помогает даже надпись на калитке: “Осторожно, злая собака”. Не остается в накладе и соседствующая с домом кондитерская фабрика, которая, по словам Шевергиной, регулярно выбрасывает на пустырь, возникший на месте бывшего огорода жителей коммуналки, отходы своего производства.

Из коммуналки в общагу

— Разговоры, о том, что нас нужно расселить, а на месте дома построить офисно-гостиничное здание ведутся уже давно, но дальше них дело не пошло, — рассказывает Татьяна.

Первые попытки решить свой квартирный вопрос жильцы предприняли еще во времена правления Василия Гончарова. Однако тогда глава к народной беде не снизошел. Со временем запрос жильцов перешел к следующему главе района — Анатолию Упыреву. Наученные горьким опытом чиновничьей проволочки, шляковцы, уже давно понявшие, что спасение утопающих может быть делом только самих утопающих, проявили активность и сами в 2004 году нашли инвестора. Однако районные власти он не устроил, в ответ администрация предложила свою компанию “Жилстройинвест”. Уже в 2005 году жители заключили с компанией инвестиционный договор, который за пять лет дальше этой бумаги так и не продвинулся. В 2006 году дом был признан ветхим, а посему жильцам по закону полагалось новое жилье. Власть переменилась, полномочия передали городской администрации, и делегированная жильцами Татьяна Шевергина в очередной раз предприняла попытку выяснить перспективу расселения. Оказалось, что городские власти тоже крайне озабочены этой проблемой, более того уже приготовили для нее решение: признать дом аварийным, а жильцов срочно в десятидневный срок выселить в общежитие на улице Кооперативной в дом №35.

Коммунальная избушка

— Думаю, они просто захотели прибрать к рукам территорию в центре города, не затрачивая при этом никаких средств, — считает Татьяна Шевергина. — Теперь мы очень боимся, что дом признают аварийным и нам придется переехать в общежитие — временное жилье, которое для нас может стать постоянным. Из него нас легко смогут в любой момент выгнать. Но городские власти это, похоже, не интересует: как мне ответили в администрации, “мы здесь работаем по местным законам, а не по Жилищному кодексу”.

Версию, что городские власти имеют виды на этот участок земли, подтвердил и заместитель главы района по вопросам строительства Илья Барбакадзе.

— На генплане города на месте дома номер семь на улице Шлякова загадочным образом возникла гостиница, — сказал Илья Нодариевич. — Однако без одобрения районных властей, в чьем ведомстве находится земельный участок, им ничего здесь построить не удастся.

Приемлемо единственное решение: найти инвестора, который купит жильцам квартиры, а на этом месте возведет новое здание. Но для этого нужно консолидировать действия городской и районной властей, считает Барбакадзе. Однако городская администрация, похоже, не спешит объединять усилия. Свидетельством тому стало отсутствие представителей городской администрации, приглашенных на совещание, которое Барбакадзе провел, чтобы разрешить, наконец, вопрос жильцов дома на улице Шлякова.

— Если есть желание инвестировать средства в этот участок земли, пожалуйста, приходите к нам, — обратился через прессу к предпринимателям заместитель главы района. — Мы готовы сделать все возможное, чтобы жители получили положенные им по закону квартиры, а город — красивую современную гостиницу.

Но готова ли городская власть в рамках имеющихся у нее полномочий на этот раз послужить своему народу?

Сказка, не ставшая былью

— Сегодня вы сможете полюбоваться на одну из самых красивых жемчужин Золотого кольца — древний город Сергиев Посад, — экскурсовод изящно обвела рукой, открывшуюся взглядам туристов со смотровой площадки панораму города. — А сразу после экскурсии мы с вами сможем прогуляться по исторической части Сергиева Посада и пообедать в уникальном ресторане, который расположен в башне шестиэтажного здания в центре города на старинной улице Шлякова. Из панорамных окон ресторана открывается прекрасный вид на купола лавры, Белый пруд, окрестности центра города, мэрию и Макдоналдс. За обедом вы сможете насладиться величественным звоном лаврских колоколов, которые слышны на километры окрест.

Увы, эта сказка, которую шляковцам показали однажды на бумаге и которая должна была стать явью на месте их дома, не дано пока осуществиться. Не появились и квартиры, которые так давно были обещаны жильцам.

Исторические дрова

Александр ЛУНЕВСКИЙ, краевед:

— Дом №7 по улице Шлякова — классический деревянный “сундучок”, типичный для русской провинции второй половины XIX века.

Он был построен в конце XIX — начале XX веков. Существует ошибочное мнение, что здание является элементом усадьбы при особняке аристократки А. И. Хвостовой, хотя эта постройка совершенно самостоятельна и находилась вне усадебной кирпичной ограды.

В годы Первой мировой войны в доме поселилась преподавательница училища во имя святителя Алексия, что на улице Валовой (ныне — магазин “Чайка”), потомственная дворянка Мария Дмитриевна Бунина (дальняя родственница знаменитого писателя), выпускница 3-й Московской женской гимназии. Ее родственник, генерал-майор Павлов, был большим приятелем писателя С. Григорьева.

В историческом плане постройка не представляет особого интереса. А в моральном — это уже “исторические дрова”.

Оксана ПЕРЕВОЗНИКОВА

Нравится: 0 / Не нравится: 0