Общество

Первый рейс “Радона”

Февраль  3, 2011 2067

27 января 1961 года, ровно пятьдесят лет назад, состоялся первый рейс спецавтомобилей “почтового ящика № 662” (будущего МосНПО “Радон”) за партией радиоактивных отходов из Курчатовского института и станции биоочистки Москвы.

Первый рейс “Радона”

Фактически эта дата стала днем рождения организации, которая в дальнейшем носила название Центральной станции радиационной безопасности (ЦСРБ), а в 1980 году получила статус научно-производственного объединения и всемирно известное наименование МосНПО “Радон”.

В начале 60-х годов деятельность предприятия была засекречена. Но сегодня мы имеем счастливую возможность вспомнить тех сотрудников, которые своим самоотверженным трудом внесли посильный вклад в создание и становление “Радона”.

Что нам стоит дом построить

Это сегодня поселок Новый представляет собой благоустроенное поселение городского типа, а производственная площадка “Радона” поражает многочисленных гостей версальскими пейзажами и стерильной чистотой. А пятьдесят лет назад на месте спецполигона шумел дикий лес, а будущий поселок состоял из единственного деревянного дома на три семьи. Дом в народе назывался “лесхозовским”, так как был построен соответствующей организацией. Одним из его жителей был Виктор Николаевич Кузьмин, по воле судьбы ставший одним из первых строителей “Радона”.

Виктор Николаевич родился 15 сентября 1931 года в деревне Марково Лотошинского района Московской области. Осенью 1941 года деревня была захвачена фашистскими войсками. Оккупация продолжалась три с лишним месяца. При отступлении немцы деревню сожгли. Жить было негде, и семье Кузьминых пришлось перебраться в Загорский район, где старшая сестра работала в Константиновской МТС.

Первый рейс “Радона”

Жили на съемной квартире. Виктор учился в Шеметовской семилетней школе. Потом поступил в Богородское профессионально-техническое училище. Там проявился талант по художественной резьбе. В квартире Кузьминых и сегодня можно увидеть резных орлов, оленей, медведя, изображения Тараса Бульбы и битвы Пересвета с Челубеем, выполненные руками Виктора Николаевича.

После училища работал в художественной артели. А вскоре был приглашен на ВДНХ для декоративного оформления деревянных фронтонов павильонов. Там видел знаменитых скульпторов Сергея Коненкова и Льва Кордашова.

Но потом вернулся в Загорский район, женился, работал в учебно-опытном лесхозе. Получил квартиру в так называемом “лесхозовском” доме, стоявшем на окраине барского парка графа Орлова-Денисова. Именно на месте этого парка сегодня стоит поселок Новый.

В 1957 году местные жители заметили, что по лесу ходят геологи, бурят землю, берут пробы земли и воды. Но тогда никто не знал, что в районе начались геологические исследования с целью определения возможности строительства хранилища для радиоактивных отходов.

В октябре 1958 года сюда пригнали строительную технику, поставили щитовые вагончики, привезли строителей, которые жили на съемных квартирах в ближайших деревнях. Зарплата у строителей была по тем временам хорошей. И Виктор Николаевич перешел на работу в строительное управление (СУ-72). Прорабом был Александр Федорович Федоров, под руководством которого и началось строительство первых двух жилых домов и зданий площадки будущего “Радона”.

После курса обучения работе с подъемно-грузовыми механизмами Виктор Николаевич укладывал дорожные плиты, блоки и фундамент для строящихся зданий.

Строительство шло непросто. На площадке предприятия приходилось валить деревья, корчевать пни, делать планировку, рыть котлованы. Через лесные дебри была проложена грунтовая дорога. Строителей и материалы возили на мощных грузовиках, тягачах и тракторах с прицепом. Зимой — на санках по зимнику. Приходилось пересекать овраги, где рвались тросы и надрывались моторы машин.

Только к осени 1960 года построили шесть двухэтажных домов, а на площадке — здания двух гаражей, мойку спецмашин, котельную и домик управления, в котором половина отводилась под столовую.

При этом всем любопытствующим отвечали, что строится “овощехранилище”. Режим секретности продолжался до начала девяностых годов.

Виктор Кузьмин перешел из СУ-72 в штат предприятия. Работал на спецполигоне. Участвовал в возведении хранилищ для радиоактивных отходов (РАО). Рядом трудились мастер Виктор Балаев, строители Юрий Гаранин и Михаил Коптелов. Потом перешел в транспортный цех, начальником которого был Владимир Антонович Васяков.

В транспортных подразделениях работал автослесарем, потом бригадиром. Из первых сотрудников, с которыми трудился бок о бок, В. Н. Кузьмин особо отмечает механиков Петра Захаркина и Николая Выборнова, токаря Владимира Павлова, сварщика Михаила Занозина, слесарей Николая Трифонова, Евгения Булочкина, Евгения Фролова...

Сейчас Виктор Николаевич находится на заслуженном отдыхе. Принимает участие в ветеранских мероприятиях, вместе с женой Валентиной Александровной трудится на подсобном хозяйстве. Убежден, что, вопреки обывательским слухам, работа на “Радоне” не наносит никакого ущерба здоровью.

Хроника одного рейса

Николай Петрович Антипов не был участником первого рейса спецмашин “Радона”. Он пришел на работу в п/я 662 в марте 1961 года. Но если учесть, что первый рейс, по сути, был пробным, испытательным, а после него два месяца ушло на “разбор полетов” и отработку методики транспортирования РАО, то можно с полным основанием причислить его к славной когорте первых спец-водителей “Радона”.

Сегодня Н. П. Антипов остался одним из немногих очевидцев и участников, которые могут рассказать о начале работы предприятия, о стартовом этапе работы транспортного подразделения по перевозке радиоактивных отходов.

По словам Николая Петровича, отношение к организации и проведению первых спецрейсов было самое серьезное. Предварительно все спецводители прошли необходимое обучение. Начальник транспортного цеха Владимир Антонович Васяков лично инструктировал каждого водителя о правилах перевозки опасного груза, порядке следования в колонне, особенностях приема и загрузки, маршрутах движения и пр.

Первый рейс “Радона”

Много новой и полезной информации сообщил спецводителям начальник дозиметрического отделения Борис Николаевич Полухин. Каждый шофер должен был наизусть знать основные характеристики радиоактивных отходов, способы защиты от ионизирующих излучений, контрольные уровни радиации, которые не должны быть превышены в процессе загрузки кузова и транспортирования. Каждый водитель обучался работе с дозиметрическими приборами и установленной в кабине контрольно-измерительной аппаратурой.

Впоследствии водители не раз с благодарностью вспоминали процесс обучения, который позволил много лет провести за рулем “атомовоза” и при этом сохранить здоровье на долгие годы.

После обучения Антипов два рейса ездил дублером спецводителя Альберта Пономарева. И только пройдя такую “обкатку” в конце марта 1961 года, сам сел за руль спец-автомобиля, перевозящего жидкие РАО.

Николай Петрович очень хорошо помнит этот весенний день. Жена Мария Васильевна разбудила его в пять утра. В шесть бригаду водителей уже везли на предприятие. Там механик Николай Кириллович Выборнов проверил спецмашину и выдал путевку. Ехать предстояло в Москву на Щукинскую станцию биоочистки.

Повара Галина Мухина и Жанна Куликова выдали всем водителям завтрак. Следует отметить, что времена были голодные, да и в поселке Новый магазинов еще не было. А потому руководство предприятия считало своим долгом хорошо накормить спецводителей перед трудным рейсом.

Антипов на спецмашине ОЖ-1 доехал до первого сборного пункта — деревни Голыгино. Там у статуи гипсового медведя позавтракали. И колонна поехала в Москву.

Маршрут уже был знаком. На станции биоочистки у ворот ждал дозиметрист — представитель московского участка по приемке РАО Лев Митин. Вместе пошли в бюро пропусков секретного объекта. Там уже лежала заявка на въезд, подписанная начальником участка Леонидом Хомчиком.

Заехал на территорию станции. На пункте хранения жидких РАО машину ждали местные сотрудники. Николай Петрович вылез из кабины и открыл короб, где лежал толстый гибкий шланг. Дальнейшую операцию выполнили станционщики. Они прикрутили шланг. Включили насос, который после заполнения цистерны отключился автоматически. Убрали шланг на место. Дозиметрист опломбировал кузов. Замерили дозу по борту — она не превышала установленный уровень.

После этого поехал на пункт сбора машин в Перловку. Оттуда в сопровождении сотрудников ОРУДА (так тогда называлась ГАИ), ездивших в те годы на мотоциклах, колонной двинулись на предприятие.

Приехали в “Радон” часам к двум. Николай Петрович на дозпункте сдал накладную и санитарный паспорт дозиметристу Николаю Константинову. Поехал на спецполигон. Там рабочие Владимир Ермилов в Василий Чернышов разгрузили спецавтомобиль. После этого подогнал машину к зданию мойки и дезактивации машин.

Теперь можно было спокойно покурить в скверике, дожидаясь своей очереди вместе с другими участниками первых рейсов: Федором Банновым, Александром Быстровым, Асхаком Джамавовым, Сергеем Кукушкиным, Николаем Мироновым, Борисом Морозовым, Альбертом Пономаревым, Виктором Сидорцовым, Сергеем Раковским...

Потом было еще много рейсов, учеба в техникуме, работа механиком и заместителем начальника цеха. Но эпизоды первого рейса до сих пор ярко стоят перед глазами.

Сергей ШМЕЛЕВ
Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0