Общество

Солдатская доля

Май  10, 2011 1086

День Победы для россиян — самый почитаемый праздник. И это несмотря на то, что Великая Отечественная война с каждым годом уходит от нас все дальше, ветеранов, прошедших фронтовыми дорогами, становится все меньше, а история обретает черты легенды.

Солдатская доля

И, тем не менее, мы, представители послевоенных поколений, благодарны нашим отцам, дедам и прадедам, отстоявшим свободу и независимость нашей Родины, за ратный подвиг, за мирное небо, за День Победы.

Волею судьбы Василий Жебраткин за годы службы в армии поменял три рода войск: начинал в 1943 году артиллеристом, в 1945-м в боях под Кенигсбергом был уже танкистом, а с 1950 года служил в военной авиации.

Когда мы договаривались о встрече, Василий Семенович пытался было отнекиваться, мол, "какой из меня ветеран", "меня 17-летним только в конце войны призвали", "лучше о соседе напишите".

Полковник в отставке явно скромничал, ветераном он оказался самым настоящим, и без преувеличения — боевым. А о соседе, дорогой Василий Семенович, мы обязательно напишем.

Проводы

Парнишку Василия из небольшой — в 28 дворов — деревеньки Лесной поселок Ерахторского (ныне — Касимовского) района, что на Рязанщине, забрали в армию, едва ему исполнилось 17 лет, в 1943 году. К тому времени воевать с фашистами отправились два старших его брата, да еще отца призвали работать на военный завод в Дзержинск Горьковской области. В начале войны Василию пришлось бросить школу, поскольку нужно было помогать матери, у которой на руках остались шестеро младших детей. К слову сказать, семья Жебраткиных была большой — пятеро братьев и столько же сестер. А маме, Татьяне Поликарповне, присвоили звание "Мать-героиня" и вручили орден.

Трудился Василий в колхозе, работал на конной жатке, убирая зерновые культуры. Приходилось также ездить на рынок в Сасово за продуктами.

В праздничный день 7 ноября пришла повестка из военкомата. На проводы Василия собралась вся деревня. Многие вспоминали, как во время сенокоса он, никому не отказывая, мастерски отбивал и правил косы. Родные и близкие со слезами на глазах и душевным трепетом провожали совсем еще мальчишку на страшную войну.

В учебке

Сначала был учебный центр под Костромой, где в течение полугода — с ноября по май — готовили артиллеристов. Новобранцам выдали старое ношеное обмундирование. Жили в холодных землянках, спали на двухъярусных кроватях. Мылись в проруби, которую предварительно готовили дневальные. В общем, все, как в романе Виктора Астафьева "Прокляты и убиты".

Обучение проходило исключительно на улице. Стрельбы из 45-миллиметровых противотанковых пушек проводили из экономии даже не болванками — в ствол загоняли трубу. Лишь по окончании учебки ребятам показали, как стрелять боевыми снарядами.

А в мае зеленых необстрелянных бойцов, наконец-то, одели во все новое и отправили в Белоруссию, под Оршу, где готовилась крупная войсковая операция "Багратион", целью которой было полностью освободить от врага территорию Советского Союза, страны Прибалтики, Польшу и выйти к границам Германии.

Солдатская доля

На войне как на войне

В артиллерийском расчете вместе с рядовым Жебраткиным оказались двое его бывших одноклассников. "С Мишкой Есиным, — вспоминает ветеран, — мы сидели за одной партой. Он диктанты по русскому языку писал без ошибок, мне же лучше давались точные дисциплины — математика, физика. Так что мы со школьной скамьи привыкли помогать друг другу".

Василий был наводчиком. Его сорокапятка в числе других орудий находилась на самой передовой. Готовилось наступление — подвозили снаряды, подходили войска.

21 июня накануне операции «Багратион» была проведена разведка боем. Подразделение, в котором служил рядовой Жебраткин, перебросили на другую позицию. Туда же подтянули пехотинцев и штрафной батальон. С одним из штрафников, уже повидавшим всякого на фронте, познакомились артиллеристы. «Сейчас я не вспомню, — говорит Василий Семенович, — по какой причине тот солдат был сослан в штрафной батальон. Запомнилось то, как он нас, молодых, подбадривал, как угостил хлебом, который мы так и не успели доесть»…

Перед боем наша тяжелая артиллерия провела часовую артподготовку, а затем в атаку пошла пехота. Задачей сорокапяток было выявлять минометные и пулеметные точки противника и подавлять их стрельбой прямой наводкой. Вскоре бой закончился, тот солдат из штрафного батальона оказался живым, но раненым. Артиллеристы перевязали его. Во время перевязки штрафник все причитал, мол, он кровью искупил свою вину, только за что ему такое ранение — пуля попала в пах.

А уже через два дня началось настоящее наступление. Артподготовка длилась почти два с половиной часа. Сначала била тяжелая артиллерия, потом ударили «катюши». И это все перед глазами — по позициям, которые находились буквально в паре сотен метров. Потом стала бомбить авиация. И, наконец, в атаку пошла царица полей — пехота. Гитлер тогда запретил любое отступление, поэтому немцы отбивались яростно. Подавив огневые точки противника, за лямки схватились артиллеристы и двинулись вслед за пехотинцами. Пушки тащили на своих плечах. Во время первого боя тяжело ранило Мишу Есина — пуля пробила каску. Потом получил ранение Мишка Шенаврин. В тот же день погиб Саша Ерохин. Он как бы присел у орудия, по виску текла кровь, осколок пробил брюшную полость, все внутренности вывалились наружу. Но скорбеть о потерях друзей — потом, а сейчас — ни в коем случае нельзя останавливаться. Армия наступает. Гарцует на коне бравый командир полка Юзвак. Проходят по специально сколоченным настилам танки и артиллерия. Фашистские генералы все удивлялись, как техника русских быстро продвигается через топи и болота.

Шли через разрушенные и сожженные белорусские деревни. Сердца наполнялись ненавистью к фашистам при виде расстрелянных женщин, стариков, детей. Освобождена Орша, затем — Минск, в котором сохранились только три здания. Но враг сопротивляется, не сдается. Идут бои. 6 августа осколком снаряда ранение в ногу получил Василий Жебраткин.

Солдатская доля

Под Кенигсбергом

В госпитале солдата Жебраткина лечили три месяца. Потом его отправили в Мариамполь учиться на танкиста. Так Василий Семенович переквалифицировался в радиста-пулеметчика танка Т-34, попал во вторую гвардейскую бригаду прорыва, под Кенигсберг. Город казался неприступным — настолько сильно он был укреплен. Многочисленные доты, рвы, заполненные водой. И тяжелые кровопролитные бои. Несмотря на большие потери, советским войскам удалось взять эту крепость. 9 апреля над Кенигсбергом взвился красный стяг. Но в окрестностях еще встречались большие соединения фашистских войск, с которыми приходилось сражаться даже после объявления о Победе.

Здесь под Кенигсбергом Василий Жебраткин встретил известие о капитуляции Германии.

Отпуск

Кончилась война. Танковый полк, в котором служил Жебраткин, перебросили в Прибалтику, в Каунас. В 1946 году командование отпустило Василия в десятидневный отпуск. «До Москвы добрался быстро, — вспоминает ветеран. — Оттуда с Казанского вокзала доехал до Шилова. И все — застрял». Ожидать нужного поезда нужно еще почти целый день. Теряешь почти сутки драгоценного отпуска. Спасибо местным мужикам, которые подсказали обратиться к машинисту товарного поезда. А дальше — почти как в фильме «Баллада о солдате». Паровоз сбавил ход у станции Назаровка, пассажир благополучно спрыгнул. От Назаровки еще несколько километров пришлось идти пешком. До родной деревни Василий добрался глубокой ночью. Постучал в окно. Все переполошились. «Встречали, как будто я с того света вернулся», — улыбается Василий Семенович.

К большой радости солдата, никто в его семье не погиб, все были живы и здоровы.

Дороги солдатские

В 1949 году сержанту Жебраткину, который к тому времени возглавлял комсомольскую организацию своего полка, предложили поступить в военное училище. Так Василий Семенович стал офицером-политработником. После училища распределился в Рязанский авиационный центр. С женой Лидией Михайловной познакомился в Ряжске. Она работала учительницей математики в школе. Дальше военную часть перевели в Иваново, потом — в Оршу, затем — под Минск на военный аэродром.

После увольнения из рядов Вооруженных сил работал директором проектно-конструкторского НИИ в Минске. С 1991 года живет в Сергиевом Посаде. Рядом с дочкой, двумя внуками и четырехлетним правнуком Ильюшей.

В свои восемьдесят пять лет Василий Семенович старается каждое утро делать зарядку, возится на маленьком огороде на даче, а зимой ежедневно проходит по 5-6 километров по «тропе здоровья», что на Ферме.

За годы службы в армии полковник Жебраткин награжден многочисленными орденами и медалями. Наиболее дорогие для него медали «За взятие Кенигсберга», «За боевые заслуги», орден Великой Отечественной войны и, конечно же, орден Славы III степени.

Владимир ПИМОНОВ, газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0