Общество

Pussy Riot: кому вызов?

Апрель  6, 2012 1785

Скандальная акция расколола российское общество

Участницы группы Pussy Riot, устроившие, как они его называют, "панк-молебен" в московском Храме Христа Спасителя, вряд ли рассчитывали на столь "грандиозный успех" своей скандальной акции: резонанс превзошел все мыслимые и немыслимые ожидания. Уже месяц имена девушек не сходят со страниц газет и экранов телевидения, а отношение к выступлению-провокации буквально раскололо общество. Одни требуют жестко покарать участниц выходки за кощунство, допущенное в святом месте. Другие считают, что их поступок заслуживает бе-зусловного морального осуждения, но не уголовного преследования с возможностью попасть в заключение сроком до 7 лет. Третьи оправдывают "панк-молебен", говоря, что он был направлен не против христианских ценностей, а против участия Церкви в политической борьбе.

Сложившаяся ситуация, действительно, столь неоднозначна, что единства мнений нет даже среди представителей православной Церкви и ее паствы, не говоря уже об иных слоях нашего общества.

ОСУДИТЬ ИЛИ ПРОСТИТЬ?

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин с самого начала отреагировал на инцидент весьма резко, заявив что "наказание за скандальную акцию панк-группы Pussy Riot в Храме Христа Спасителя должно быть жестким и обезопасить общество от повторения подобных инцидентов". Позднее он еще более ужесточил свою позицию, заявив: "Я убежден, что эти текст и ролик (исполняемой Pussy Riot песни. — Ред.) являются экстремистскими материалами, а их распространение — экстремистской деятельностью".

Есть среди верующих людей те, кто после скандальной акции призывает не к наказанию, а к милосердию. Лидия Мониава, менеджер детской программы Фонда помощи хосписам "Вера", написала открытое письмо Патриарху Кириллу, которое 12 марта было передано ему с подписями 5739 человек. В нем, в частности, говорится: "Мы, авторы этого письма — верующие люди. Большинство из нас считают подобное поведение в храме недопустимым. Но еще более недопустимой мы считаем реакцию на происшедшее событие — уголовное преследование и лишение свободы, а также жестокие отзывы в адрес участниц "панк-молебна" от членов православной Церкви. Ведь в Евангелии сказано: "благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас" (Мф. 5, 44)".

Pussy Riot: кому вызов?

А вот наставник чемпиона России по кикбоксингу Алексея Папина, заслуженный тренер России Александр Новиков на пресс-конференции в Сергиевом Посаде недавно заявил, что защитники Pussy Riot — те же террористы, потому что они посягнули на самое ценное, что есть у православного человека, — веру в Бога.

Акцию осудил Межрелигиозный совет России. "Мы солидарны в том, что осквернение церкви или мечети, синагоги или дацана равно задевает верующих всех традиционных религий. Попрание чувств христиан, мусульман, иудеев, буддистов отдается болью в сердцах всех верующих", — сказано в специальном заявлении Совета по этому поводу.

Комментарий

“Бог поругаем не бывает"

Отчего в еще недавно относительно спокойном российском обществе вдруг произошел столь мощный взрыв страстей? Практически любое резонансное событие последних месяцев приводит к митингам и пикетам "за" и "против", горячим дискуссиям в СМИ и Интернете, а степень взаимного неприятия и непонимания в различных социальных, религиозных группах растет прямо-таки пугающе. С этим вопросом мы обратились к священнику, настоятелю церкви Казанской иконы Богородицы с. Хомяково нашего района о. Льву Шихлярову.

Pussy Riot: кому вызов?

— Отец Лев, что это было: политический демарш, художественная акция или сознательное кощунство и оскорбление верующих?

— Думаю, в случившемся переплелись две основные линии: политическая (она была связана с предстоящими выборами) и духовная (действие происходило в храме).

Начнем с первой. С одной стороны, Церковь должна стоять над политикой, ибо проповедь, с которой она обращена к миру, относится к каждому человеку независимо от его политических убеждений. Церковь не должна напрямую вмешиваться в государственные дела: все подобные попытки, особенно на Западе, заканчивались плачевно.

С другой стороны, мы не можем жить изолированно, вне государства вообще. Начиная с самой ранней христианской общины, Церковь молилась за власть, даже в самые страшные для себя и своей паствы эпохи, но не для того, чтобы получить какие-то выгоды. Вера Церкви в этом отношении заключалась в том, что молитва будет постепенно преображать власть и изменять ее к лучшему. А сегодня, особенно по сравнению с советским периодом, власть относится к нашей Церкви весьма благожелательно.

Что касается самого перформанса — уверен, что если бы девушки совершили те же действия на улице, в клубе, у себя дома, такой реакции не было бы. Но они пришли в храм — святое, особое место. И это пример того, что миазмы безбожного воспитания, насажденного еще большевиками, не только не выдох-лись, но, к сожалению, продолжают отравлять новые поколения. И это очень печально.

— Мнения в обществе об инциденте сильно разнятся.

— Есть хорошая русская поговорка: Бог поругаем не бывает. То есть любой плевок вверх упадет обратно на тебя, и ты сам от него пострадаешь. С нашей, духовной точки зрения они сами себя наказали уже тем, что сделали. Этих несчастных девушек надо призвать к покаянию, если это возможно. Наверное, ими кто-то управляет, кто-то все это организовал... Мерзкая, хулиганская выходка.

— Какого наказания заслуживают, и заслуживают ли, участницы группы Pussy Riot?

— Речь не о том, чтобы предавать их анафеме и проклинать. Их надо судить по светским российским законам, пусть суд определяет степень вины.

Духовный взгляд состоит в том, чтобы осудить само кощунство, сурово высказать свою нравственную позицию, но если будет у них искреннее раскаяние, то принять его и простить. К примеру, можно было бы наказать их как за хулиганство, и пусть они 15 суток драили бы полы и подсвечники в каком-нибудь храме, пообщались бы с прихожанами, может быть, поняли бы для себя что-то важное. Впрочем, все зависит от того, что конкретно представляют собой эти девушки, вменяемы ли они или осознанно идут на провокацию и кощунство — тогда увещевать бесполезно.

Но при всем этом ни в коем случае мы не должны подавать повод к обвинениям, что именно по политическим причинам хотим посадить их, скажем, на семь лет. Это неправильно, Церковь не должна в этом участвовать, вестись на разного рода скандальные приманки. Церковь — мать даже для заблудших и озлобленных своих чад.

— Как вы относитесь к мнению, что инцидент — испытание для Церкви и верующих?

— Мы учимся правильно реагировать на те "игры", которые нам предлагаются. У нас должна быть своя линия поведения. Мне неприятно случившееся, но гораздо более я обеспокоен реакцией общества на нее. У нас ведь что-то подобное тоже иногда случается: бывает, в храм забежит какой-нибудь пьяный или больной человек, начнет вести себя неподобающе — я поговорю с ним, успокою, выведу и все. А тут другое. Когда читаешь такие гадости про Церковь, про веру, про "попов"...

— Но, агрессия, к сожалению, повысилась с обеих сторон.

— Да, последние несколько лет это особенно заметно в Интернете. Но надо понимать, что тот, кто берется за камни, показывает не силу, а слабость. Люди, называющие себя верующими и при этом ведущие себя агрессивно, — просто не воцерковлены, не имеют духовного опыта или же провокаторы. Они порочат христианство и вольно или невольно "подставляют" Святую Церковь.

— Однако многие из них вполне искренни в убеждении что "добро должно быть с кулаками" и считают, что таким образом они защищают свою веру.

— У искренних людей должны быть духовники, причем опытные. И они должны объяснять — да, ты молодец, что неравнодушен, но давай попробуем использовать твою энергию в мирных целях, в целях созидания. Спорами или угрозами мы никому ничего не докажем, у нас есть другое оружие — непобедимая сила Христовой любви.

Материалы подготовил Василий ШУМОВ

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0