Общество

“ДЛЯ МЕНЯ НЕТ ВРЕДНЫХ ЛЮДЕЙ!”

Апрель  28, 2007 1346

“ДЛЯ МЕНЯ НЕТ ВРЕДНЫХ ЛЮДЕЙ!” Жизнь математика Надежды Ивановны Лысенко измеряется по такой системе координат: “до войны” и “после”. “Точку отсчета” председатель районной ветеранской организации педагогов помнит прекрасно, хоть и была в сорок первом еще совсем маленькой. А на днях ей исполнилось 75. Шутка ли!

Накануне мы расспросили ее друзей и товарищей по общественной работе, какая она, Надежда Ивановна. Самыми первыми характеристиками стали: авторитетный, уважаемый и доброжелательный человек.

Ветеранская организация педагогов на первый взгляд вроде бы незаметна, но с ее помощью сотни пожилых людей в районе получают помощь. Часто им просто помогают выжить: добраться до больницы, купить что-то в магазине. А иногда приходится и провожать в последний путь.

Происходит всякое, рассказывает Надежда Ивановна: “Иногда придешь к учительнице на пенсии, а она неделю не ела хлеба”. И это наше время, и это наши педагоги! Помогают друг другу ветераны не только на дому. Несколько раз в год устраивают большие праздники. Обзванивают коллег, накрывают столы, а темы для разговора найдутся всегда. Собираются в школах, причем каждый раз в новой. Время от времени педагоги-ветераны отправляются в поездки: недавно побывали в Дмитрове и на Перемиловских высотах.

Да и в обычные дни Надежда Ивановна помнит о своем долге: недавно пришлось поучить правилам хорошего тона водителя-грубияна в маршрутке. Без назидания и грубости, но корректно и доходчиво. По ее словам, сделала это для того, чтобы не нагрубил следующей бабушке.

“Для меня нет вредных людей, я всех прощаю”, — звучит как жизненное кредо. Доходит до того, что если повстречается ей на пути хам, то винить педагог Лысенко будет себя: “Это же мой ученик, это же я недоработала”. И что интересно, Надежда Ивановна лишена возрастного снобизма по отношению к молодежи: “Всех вас обожаю, вы все красивые, вы все то, что надо!”

Она вообще любит все живое — ее дом полон цветов, на окне помидоры, на полу в кадках невероятные деревья. На почетном месте гибискус выше человеческого роста.

Вот и Надежда Ивановна знает, каким хрупким бывает счастье. Ей не всегда было легко: родилась в Белоруссии (время от времени в ее речи проскальзывает мягкий акцент), росла десятым ребенком в семье. Большие семьи не были редкостью в ее маленькой Чечеровке, что на Могилевщине.

Родной поселок хоть и молод, но его история похожа на начало древнего эпоса. “Семеро наших отцов разрубили лес и построили там домики, — начинает рассказ Надежда Ивановна. И продолжает: “Поселок вырос посреди леса, вокруг сосны, ели, березовая роща”. Только школы там не было, за пять километров ходили пешком. Однажды по дороге утром поморозили лица, сами не заметили как.

До войны Надежде довелось поучиться только один класс. Начались два года оккупации. Их хата (наверное, потому что большая и крепкая) часто становилась пристанищем для немецкого командования. До сих пор вздрагивает, когда под окнами проезжает мотоцикл, — отзываются воспоминания военных лет. Гитлеровцы ездили без глушителя, и этот звук навсегда врезался в память.

Доучивалась в соседней Васьковичской школе, поступила в Могилевский государственный педагогический институт. Получила специальность физика, хотела быть врачом. Но врачи учились на год больше, и для ее небогатой семьи это было бы непосильно. Спустя годы она вернулась в эту школу.

Война еще долго присутствовала в повседневной жизни белорусов. Земля в тех краях осталась буквально нашпигованной боеприпасами. Мальчишки с улицы приносили домой гранаты: мол, картошку мять.

А в школах популярной стала политехнизация — почти тотальная практическая иллюстрация того, как работает закон или правило. На уроках физики это воплощалось в бесконечных опытах. Надежда Ивановна помнит, как наливала в трубки ртуть. Никто не говорил им тогда, что это страшный яд. Ребята частенько просвечивали ради забавы палец или плечо на школьной рентгеновской установке — та же ситуация.

Заочно Надежда Ивановна получила образование математика, продолжая преподавать. И очень неплохо — в одном из ее классов, например, из 27 человек только двое не поступили в вузы. Позже школу пришлось оставить, и всей семьей Лысенко перебрались в Сергиев Посад. Муж Александр Григорьевич — историк — одних только книг привез 17 ящиков. Он смеется: “Как только получали зарплату, сразу же садились в машину и объезжали сельские книжные магазины. Там можно было найти неплохие издания”. Шикарная библиотека сегодня украшает ту самую комнату, где растет гибискус.

Сын — архитектор, дочь инженер-спектрограф. Один из внуков — Евгений — заканчивает Финансовую академию при Правительстве, поступил без репетиторов. “У него бабушка лучший репетитор”, — шутит Александр Егорович.

В нашем районе Надежда Ивановна работала в Институте коммунального хозяйства, в профессиональных училищах. На крупных предприятиях, таких, как НПО “Радон” и ГАЭС, преподавала в консультационных пунктах: с ее помощью взрослые люди после восьмилетки наверстывали недостающие три года.

Не забыла Надежда Ивановна и родную школу в Васьковичах, которой отдала четверть века. Не так часто, но навещает ее — правда, в последнее время все реже.

Надежда Ивановна, помимо основной заботы, еще и член президиума районного совета ветеранов. Она благодарна и районному совету, и управлению образования — вместе они дают надежду нашим ветеранам. На вопрос, что тяжелее переживается в этом возрасте: маленькая пенсия или ощущение одиночества, не дожидаясь окончания фразы, отвечает: одиночество. “Жизнь такая сложная, живите, пока живется”, — советует Надежда Ивановна, и она знает, что говорит.

Владимир КРЮЧЕВ
Фото Алексея СЕВАСТЬЯНОВА

Газета "Вперед"



Нравится: 124 / Не нравится: 0