Общество

ПТИЦЕГРАУНД ИЩЕТ ВЫХОД

Июль  23, 2007 1934

ПТИЦЕГРАУНД ИЩЕТ ВЫХОДНовая выставка в Птицеграде — самая экзотическая и спорная из тех, что видел Сергиев Посад за последние годы. А возможно, и вообще за всю свою многовековую историю. И дело тут не только в суровых интерьерах “выставочного” зала (в действительности — заброшенного цеха). И не в отсутствии света. И не в том, что заходить предлагали через окно.

Впервые в истории города с созидательной репутацией выставку картин провели в знак отчаяния.

Конфликт появился там, где его почти никто не ждал. Все началось с воззвания в Интернете, под которым стояли фамилии двух посадских художниц из числа обитателей птицеградских мастерских. В очень крутых выражениях они рисовали, как складываются отношения с соседом по зданию. А сосед этот — не кто иной как Спасо-Вифанский монастырь на Птицеградской улице.

Из письма следовало, что специально нанятые люди вытесняют авторов из помещений. Жаловались подписанты на грубость, на перерезанный электрический кабель, на заваренные ворота, угрозы выкинуть работы и прочее.

Давным-давно здесь была семинария. В советские годы — кожно-венерологический диспансер. В сооружении архитектора Бове художники поселились в 1987 году, когда Союз художников приобрел это большое, но жутко ветхое здание. В 1994 году арбитражный суд Москвы признал покупку недействительной: здание относится к памятникам архитектуры. Постановлением суда комплекс передали Лавре. В решении суда письменно было зафиксировано условие, что художники непременно получат новые площади под мастерские. Загвоздка в том, что в документе не было сказано главного: кто предоставит эти площади?

Желающих выделить площади не нашлось, новые мастерские у художников так и не появились. Около пятнадцати человек продолжали работать в прежних помещениях. Годами тлеющее противоречие вспыхнуло в мае. Наверное, это был самый острый всплеск. Сегодня художники и духовенство по-прежнему находятся в одном здании. Однако сказать, что компромисс найден, нельзя.

“Мы сделали это, чтобы показать: здесь серьезные уважаемые люди, имеющие большие заслуги, — говорят участники выставки, — каждый присутствующий тут — член Союза художников России. Нам говорят — убирайте свой хлам! Какой же это хлам?”

По словам председателя сергиевопосадского отделения Союза Ивана Харченко, многие из этих работ бывали на всесоюзных выставках. Вот голова Флоренского — работа известного всей стране скульптора Василия Ревина, которая участвовала в выставке, посвященной 300-летию Иосафа Белгородского в Белгороде.

Всем сергиевопосадцам хорошо известен мемориал у Вечного огня в центре города. Его автор — другой участник опальной выставки Вячеслав Саблин. В свое время Патриарх Алексий II наградил его за работы по созданию иконостасов и убранства роcсийских православных храмов. Саблин же — автор внешнего облика надгробия Святейшего Патриарха Пимена в Лавре. Из тех, кто за последний год пополнил ряды посадской ячейки Союза художников, пятнадцать человек работают в области храмового искусства.

Со своей стороны представители монастыря тоже выдвигают аргументы: здание внесено в реестр памятников архитектуры и целиком передано Троице-Сергиевой лавре. На сей счет, утверждают священнослужители, есть документы: решение суда, признающее акт купли-продажи недействительным, распоряжение Роскомимущества (как оно тогда именовалось), акт приема-передачи и Охранный договор. Церковь эти здания обязуется сохранять и восстанавливать. В храме совершаются богослужения. Идут строительные работы: восстанавливаются помещения для воскресной детской школы. Рабочие меняют системы водоснабжения, отопления, канализации. К осени коммунальная система старинного монастыря должна полностью обновиться.

Скорее всего, и художников в этих стенах к тому времени уже не будет. Но самое удивительное, что и та и другая сторона едины во мнении: мастерским в монастыре не место. И все правы.

Цена вопроса — несколько сот квадратных метров. Роскошь по нынешним временам несусветная.

Тем временем признанные художники ощущают себя деятелями подполья, кличут Птицеград Птицеграундом (намекая на жизнь в андерграунде) и продолжают слышать со всех сторон: “Для вас места нет”.

“Это запутанный вопрос, но решать его нужно цивилизованно”

Иван Харченко, председатель Сергиево-Посадского отделения Союза художников России:

“С одной стороны, у нас нет средств, чтобы содержать это здание. C другой — постоянная угроза, что мы покинем эти помещения, мешает нам вкладывать средства и силы. Двадцать лет назад Союз художников купил это здание у сельскохозяйственного техникума, заплатив около трехсот тысяч — большие по тем временам деньги. Мы оборудовали здесь художественные мастерские — керамические, витражные, мозаики, гобелена, батика. Нам как раз требовались такие площади, чтобы осуществлять большие по размерам заказы, например, для Дворцов культуры. Здесь мы выполняли работы для заказчиков по всей стране: от Прибалтики до Сахалина. В решении арбитражного суда от 1994 года много лукавства: там написано “предоставить художникам площади”. Но кто и когда будет этим заниматься — не сказано. Это запутанный вопрос, но его нужно решать цивилизованно. Мы готовы покинуть это здание, потому что эта проблема нервирует и не дает нормально работать. Практически все здесь православные. Много таких, кто работает в тесном сотрудничестве со священниками. И мы понимаем, что семинария должна быть возвращена. Но возвращена другим методом. Пока же получается, что мы враги в родном отечестве. Мы не хотим ненужной борьбы. Надо, чтобы талантливые люди не лазили через забор, думая, как попасть в мастерскую, а работали. В России много храмов, которые требуют таланта и рук этих людей”.

“Я не знаю, чья это проблема: их или государственная”

Настоятель Спасо-Вифанского монастыря о. Даниил:

“В реестре памятников архитектуры здание по адресу Птицеградская, 20 значится как Новый семинарский корпус. Это единый комплекс, признанный памятником архитектуры регионального значения. Распоряжением Роскомимущества от 1 марта эти здания переданы Лавре. Я говорил об этом арендаторам, которые у художников снимают помещения. Это, кстати, уже прямое нарушение закона со стороны художников. Во-первых, они здесь находятся незаконно, у них никаких документов нет. И по какому праву памятник архитектуры сдается в аренду? Хотя они говорят, что здание, где они находятся (“Соединяющий корпус”), якобы не является памятником архитектуры. Ситуация обострилась, когда наш главный инженер указал арендаторам на их кабель, что питается от нашего щитка. Там все так накалилось, что скоро перегорит. Мы безрезультатно предлагали им провести ремонт их электроузла. Мы были вынуждены отбросить их кабель. Вызывали инспектора Мосэнерго и нашего главного энергетика. Чисто по-человечески мне их жалко. Я не знаю, чья это проблема: их или государственная, но она длится 13 лет, и они должны были ее решать. Я же не могу решить их финансовые проблемы. С другой стороны, они не настолько бедны. У них есть деньги, есть здание, оно сдается под банк. За 13 лет можно было позаботиться об этом. Мы вступили в коммерческую фазу развития общества, никто вот так просто ничего не даст. А они живут старыми стереотипами. Раньше мы жили спокойно, просто просили их соблюдать тишину. Чтобы пьянок под нашими окнами не было. А они были. У них там хлам, мусор, столики вкопаны, где они закусывали. Добились, чтобы они не работали по ночам. Я говорю про столярную мастерскую, автосервис, кузню. В субботу и воскресенье у всех выходной. А в будние дни с девяти до пяти вечера, пожалуйста, приходите и работайте. Мы можем чем-то помочь, но решать эту проблему должны они”.

P. S. На днях свои разъяснения дала Сергиево-Посадская городская прокуратура. Из них следует, что у Союза художников отсутствуют правоустанавливающие документы на спорное помещение. А решение суда, которое в качестве условия выселения из старых мастерских ставит предоставление взамен других помещений, не соответствует требованиям закона.

Подготовил Владимир КРЮЧЕВ

Фото Александра СТРУНИНА

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0