Политика

СТЕКОЛЬНЫЙ БОЙ

Апрель  30, 2009 6066

СТЕКОЛЬНЫЙ БОЙ

ОТ РЕДАКЦИИ. Продолжается трудовой конфликт на Сергиево-Посадском стекольном заводе. Дюжине сотрудников заводоуправления вручены извещения об увольнении по сокращению, но при этом их... не пускают на работу (по закону в таком случае об увольнении должны предупреждать за два месяца, в течение которых уволенные исполняют свои обязанности). Они уже подали в суд, первое заседание намечено на 4 мая. Эти события широко обсуждаются и на заводе, и в печати. Мы приводим два поступивших в редакцию письма. Первое — от бывшей сотрудницы СПСЗ. Мы в нем не меняли ничего, только смягчили два выражения (надеемся, лишние судебные разбирательства не нужны ни нам, ни автору?). Несмотря даже на явную ошибку: тех, кого сейчас выгоняют с завода, "топ-менеджерами" никак назвать нельзя. "Топ" — это высшие руководители, директор, главный инженер. А клерки — они просто "топ-топ-топ..." И несмотря на изъяны в логике: автор в свое время смолчал, когда его выкинули. Это его право.

А почему должны молчать другие? И что такого великого сделал пока господин Миновалов из банка "Авангард"? Из письма это не вполне понятно. Он же не благотворительностью занимается, а хочет на заводе прибыль получать?

Второе письмо — от работников, которых сейчас не пускают на территорию предприятия. И которые хотят одного — чтобы с ними поступили по КЗоТу. Сравнивайте, дорогие читатели, решайте, кто здесь прав. Заметим только: насколько нам известно, увольнения с завода продолжаются — и среди простых работяг. Но все — с формулировкой "по собственному желанию". Тоже наводит на размышления.

Боль за стекольное братство

Уважаемый редактор!

В последнее время средства массовой информации нашего района пестрят сообщениями о том, что на стекольном заводе в пос. Реммаш не все гладко: долги по заработной плате, слухи о банкротстве, забастовки субподрядчиков, ранее участвовавших в строительстве завода. И в качестве логического завершения — в один день (какой конфуз!) незаконное увольнение около 20 топ-менеджеров компании, так называемых белых воротничков — финансистов, юристов, PR-менеджеров. Читая подобное в газетах, я испытываю три неразрывных чувства: БОЛЬ, СТРАХ и СТЫД.

Сначала боль...

Я пришла на завод юристом в 2005 году, в апреле перед самым запуском первой печи. Даже собеседование тогдашний директор завода — Илья Нодариевич Барбакадзе — проводил на бегу. На заводе — суета. Вся команда стекольщиков, участвующих в запуске, днюет и ночует в цехах. Этот командный дух я никогда и нигде прежде так не ощущала, но прониклась им сразу. Стекольное братство — сложное сообщество. Представьте людей, которые по 16 часов в сутки рискуют жизнью. Шутка ли — полторы тысячи градусов по Цельсию в стекловаренной печи!

Илью Нодариевича стекольщики в него приняли, они ему поверили, пришли за ним в Сергиев Посад и остались на Радонежской земле, потому что он, не халтуря, не хныча, прошел вместе с ними плечом к плечу за пять лет весь путь от котлована до огромных корпусов современного предприятия. Завод строили Барбакадзе Илья Нодариевич, главный инженер Кравцов Михаил Иванович, главный технолог Бондарев Николай Сергеевич, начальник ОТК Балинская Валентина Николаевна, главный конструктор Факунин Александр, начальник строительного участка Алексееенко Павел, стекловар Зинько Петр Станиславович, технолог ЦПШ Панова Валентина, заместитель по строительству Пигусова Валентина Николаевна, главный бухгалтер Запылаева Надежда Николаевна, заместитель директора по экономической безопасности Лебедев Алексей Николаевич, руководитель проекта Армандо Чела. Заметьте — никаких "белых воротничков", только производственники! Потом ребята-стекловары, которых Илья Нодариевич по крупицам собирал со всех просторов необъятной Родины, варили стекло всем конкурентам на зависть. Завод сотрудничал с известнейшими брэндами (российскими и зарубежными), использовавшими стеклянную тару. Но вся слава по праву доставалась производственникам, а мы, обычные "белые воротнички", не претендовали ни на какие регалии. Праздники устраивали в их честь, бокалы поднимали за их здоровье. Илья Нодариевич всегда учил нас — итээровцев, что мы зарплату получаем благодаря профессионалам-стекольщикам.

А потом на завод явились другие люди, о ком до 2005 года только шептались посвященные: так называемые представители акционеров ООО "СПСЗ" — Грибов и Сванидзе. Они не верили в 2000 году, что заводу быть. С 2005 года и заводу, и людям, строящим его, пришлось несладко. Грибову и Сванидзе не давала покоя слава директора стекольного завода Барбакадзе: успешный предприниматель, душа компании, депутат районного Совета депутатов, уважаем действующей властью, слов на ветер не бросает, доступный для работника и в беде, и в радости. Действительно, я не знаю такого дела, чтобы было Илье Нодариевичу не по плечу. Барбакадзе назначают заместителя, который в стекольной промышленности (да и в любой другой) ничего не смыслит, а рабочее время тратит на интриги и склоки. Все проекты Барбакадзе рушатся новым замом на корню, заместитель начинает принимать на завод "своих" людей. Стекольщики начинают сначала роптать, а потом попросту бегут из Сергиева Посада. Братство не терпит вероломства и некомпетентности. Впоследствии тот заместитель был командирован для строительства стекольного завода в г. Омск. Омский проект так и остался на бумаге, а заместитель был замечен учредителями в недобросовестности и уволен "по собственному желанию".

В 2007 году ушел с поста директора Илья Нодариевич. Сердце не выдержало смотреть, как рушат детище всей его жизни. От предложений строительства новых предприятий у Барбакадзе нет отбоя. А он по-прежнему лишь один завод называет "мой". Два года меня нет на заводе. Два года я успешно занимаюсь бизнесом, не связанным со стекольным делом, однако, почему любая заметка, любая информация, где топчут честь уже не моего завода, вызывает в душе жгучую боль?

Теперь страх...

После ухода с поста генерального директора ООО "СПСЗ" Барбакадзе приятных новостей с завода я не слышала. А что приходилось слышать? План выпуска готовой продукции снизился со 150% до 40%, все склады забиты бутылкой и банкой, т. к. качество не выдерживает никакой критики, бывшие контрагенты отказываются покупать продукцию на стекольном в Сергиевом Посаде... Созданы фирмы и фирмочки при заводе, которые продают и развозят продукцию, причем за "откаты" менеджерам завода... В соседних деревнях самогонку разливают в бутылки с логотипом ООО "СПСЗ"... Штатное расписание раздули с 600 работников до 1300 притом, что специалисты-стекольщики на заводе практически отсутствуют... Работники охранного агентства ежедневно останавливают на проходной завода 20-30 человек в состоянии алкогольного опьянения, по слухам, столько же попадают в цехи, минуя проходную через дыру в заборе... Завод лишен технолога и главного инженера, т. к. российское стекольное братство оповестило всех о творящемся беспределе на предприятии. Поэтому буквально гибнут стекловаренные печи... Директором по производству трудится рядовой экономист! Пять генеральных директоров сменили один другого за эти два года. А где были эти два года замечательные 20 топ-менеджеров, принятые Грибовым? Почему они смотрели, как предприятие рушится и неуклонно движется к банкротству?

И, наконец, стыд...

Меня, как и других работников из команды И. Н. Барбакадзе, увольнял Сванидзе. В один день! Я негодовала и была зла на завод, на директора, на всех, кто остается. Но если бы тогда мне посоветовали обратиться на телевидение или в газету, я бы ответила однозначно "НЕТ"! Существует такое понятие как корпоративная этика. И кому как не топ-менеджерам не знать об этом. Тебя увольняют, и это данность, но остается ЗАВОД, и на заводе остаются люди. Я юрист, для меня первое правило — законность любого действия руководства при принятии решения об увольнении. Понятно, что увольнять нужно в соответствии с законодательством РФ в сфере трудовых отношений. Но неужели эти "топ-менеджеры" не понимают, что новое руководство пытается спасти тонущее предприятие. Не уволишь сегодня 20 человек, завтра придется ликвидировать предприятие целиком и увольнять 1300 человек! Заводу в данный момент нужны производственники, а не финансовые директора и рекламщики. К сожалению, нечего уже рекламировать. Мне стыдно, что группа, называющая себя топ-менеджерами, обязанная защищать честь завода в любых инстанциях, пошла на поводу у журналистки, работающей некогда на одном из местных телевизионных каналов и приглашенной Грибовым лишь для того, чтобы была возможность пиарить собственную персону.

Честь и хвала президенту банка "Авангард" Миновалову Кириллу Вадимовичу, который в период масштабного кризиса решился на непростой для него шаг оставить завод на плаву и попытаться его реанимировать.

Знаете, вот написала Вам и теперь испытываю четвертое чувство — НАДЕЖДУ! Очень надеюсь на публикацию моего письма. Любимый тост всех стекольщиков: "За нас с вами, и за черт с ними!" Я оптимист. Я желаю успехов новому руководству ООО "Сергиево-Посадский стекольный завод".

С уважением,

генеральный директор ООО "СПИН"

Спиридонова О. В.

Фото Алексея СЕВАСТЬЯНОВА

Газета "Вперёд"

Открытое письмо

лишенных возможности работать сотрудников Сергиево-Посадского стекольного завода

руководству ООО «СПСЗ»,

сотрудникам прокуратуры по г. Сергиев Посад,

Гос. трудовой инспекции по М.О,

в администрацию района,

СМИ,

общественности

Мы, сотрудники Сергиево-Посадского стекольного завода, подверглись незаконным действиям со стороны руководства предприятия. Нас не пускают на рабочие места, нам объявили экономический бойкот и не выплачивают долги по заработной плате даже за февраль.

Мы обращались в прокуратуру, государственную трудовую инспекцию по Московской области, в администрацию района. Официальный ответ получили только от прокуратуры, но даже их предписание руководством завода не исполняется, и мы задаем вопрос: "Если вот уже две недели два десятка человек приходят на работу и встречают сопротивление охраны, неужели нет силы, которая способна остановить беззаконие?"

Мы — менеджеры, юристы, экономисты, мы — "белые воротнички", мы хорошо понимаем, что, возможно, предприятие перестало нуждаться в наших услугах.

Но ответственно заявляем, что мы:

не напрашивались на эту работу, а пришли на существующие вакансии;

добросовестно и честно работали на благо завода;

не подвергаем сомнению благие намерения руководства относительно будущего предприятия;

требуем лишь соблюдения закона.

Мы хорошие специалисты и уверены, что найдем себе работу, но именно наше образование, наш профессиональный и жизненный опыт сформировали в нас гражданскую ответственность. Мы понимаем, что, позволив другим преступить закон, мы и сами становимся ответственными за его нарушение.

Мы обращаемся ко всем, кто считает себя гражданином — помните, что формирование правового общества происходит именно здесь и сейчас, в Сергиевом Посаде, в душе каждого, кто формулирует в себе отношение к происходящему, кто кладет на чаши весов такие понятия, как прибыль и люди, закон и произвол.

Мы призываем не быть безразличными, не закрывать глаза, не отворачиваться от проблемы, объективно и трезво оценивать ситуацию, следовать букве закона и помнить, что плохие семена не приносят хороших плодов.

М. Н. Антонова, начальник юридического отдела,

Р. В. Антонов, юрисконсульт,

В. В. Бурынина, вед. специалист ДЭиФ,

Т. А. Валова, начальник ООТиЗ,

М. А. Волкова, вед. специалист отдела кадров,

А. П. Жуков, юрисконсульт,

М. В. Каменец, переводчик,

О. Л. Квициния, вед. специалист ДЭиФ,

Е. В. Маларева, вед. специалист ДЭиФ,

О. Л. Солнышкина, гл. специалист отдела по связям с общественностью,

И. А. Толенов, вед. специалист ДЭиФ,

Е. А. Титова, секретарь-переводчик

 



Нравится: 0 / Не нравится: 0