Политика

ЗАПОЗДАЛАЯ КАРТА

Сентябрь  1, 2009 1321

ЗАПОЗДАЛАЯ КАРТА15 сентября 1989 года, как раз 20 лет назад, была подписана к печати туристская схема Загорска — первое картографическое изображение города, выпущенное отдельным изданием, которое спустя полгода его жители и гости могли свободно купить в магазине.

Было ли что до этого? Конечно, было.

В краеведческой литературе упоминаются как минимум четыре плана Сергиевского Посада, созданные с середины XVIII века до начала ХХ. Но это были штучные или малотиражные экземпляры, предназначенные исключительно для градостроительных, землеустроительных и представительских нужд. Посад был невелик по площади, имел прекрасный ориентир — колокольню, видимую из любой его точки, поэтому иные потребности в планах и чертежах вряд ли возникали.

Первой картой-схемой Посада, выпущенной массовым тиражом, была вкладка в путеводитель Е. Е. Голубинского "Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра", который появился в 1909 г. Но в этом объемном труде среди двух десятков приложений ее и отыскать нелегко.

В Советском государстве, начиная с 1930-х годов, оперативно и регулярно выпускались топографические карты, в том числе и на наш город. Но они были (и остаются по сей день) секретными и предназначались в первую очередь военным, а кроме них были доступны лишь небольшой группе специалистов-изыскателей, проектировщиков, строителей.

В конце 1960-х — начале 1970-х годов в СССР появился и резко начал набирать популярность внутренний туризм. Это и побудило государство начать производство карт городов для собственного населения.

Первые карты городов СССР и картами-то назвать нельзя, это были схематические планы. Специально была разработана секретная инструкция по их созданию, которая предписывала части одного города представлять в разных масштабах, разворачивать в разные стороны относительно севера и друг друга, совсем не отображать рельеф местности и т. д. Чтобы потенциальный противник не смог использовать эти планы для наведения ракет, прицельного бомбометания и других пакостей. Самые крупные и заметные объекты не выделялись, акцентировались второстепенные. Территории промышленных зон искусственно разделялись улицами, чтобы стали похожи на жилую застройку, а в жилых районах, наоборот, часть улиц не показывалась, чтобы размеры и количество кварталов сбило с толку самого коварного захватчика.

Конечно, первыми жертвами подобной картографии оказались гости столиц союзных республик и городов-миллионников, потом — областных и республиканских центров. К концу 1970-х очередь дошла до средних и малых городов — центров массового туризма.

Загорску в этом плане и повезло, и не повезло.

Не повезло потому, что будучи одним из самых посещаемых мест, он так и не получил собственной карты ни к московской Олимпиаде-1980, ни к Всемирному фестивалю молодежи и студентов 1985 года, когда уже вовсю продавались планы Переславля-Залесского, Углича, Суздаля.

Я, тогда начинающий картограф, допытывался у матерых коллег, вхожих в высокие кабинеты, о причинах непонятной дискриминации. По слухам, доносившимся свыше, во всем виноватым оказался действующий монастырь. Картография из всех издательских направлений была, пожалуй, самой консервативной и находилась под жестким прессом Главлита. Нас заставляли выскабливать кресты на фотографиях храмов, запрещали публиковать некоторые исторические факты, даже взятые из Большой советской энциклопедии.

А повезло потому, что народ не увидел деформированного отображения города, сдобренного казенным текстом, и фотографиями церквей со шпилями вместо крестов.

В самом начале перестройки многие дурацкие запреты на публикацию планов городов были отменены, по умышленно вносимым искажениям были сделаны большие поблажки. Но про Загорск никто не вспоминал. Если внимательный читатель обратил внимание на выходные данные первой карты-схемы Загорска, то ему должно показаться довольно странным, что составлена и отпечатана она была на Новосибирской картографической фабрике. И это в то время, когда все туристические карты на Подмосковье выпускало исключительно Московское производственное объединение.

А вот почему Загорском занялись в Новосибирске, это отдельная история, которая началась несколькими годами раньше.

В середине 1980-х автор этих строк, трудившийся на той самой Новосибирской картографической фабрике, уже имел в творческом багаже несколько выпущенных планов сибирских городов. Но не покидала его мечта воспроизвести во всей красе малую родину, по которой в Сибири очень скучал, красоту и неповторимость которой начал ценить, лишь повидав десятки городов за Уралом.

Мечты были воплощены в реальность, но сначала на кустарном уровне. Через друзей-коллег в Виннице (!) удалось добыть опорный план города с сеткой улиц. Приезжая в отпуска в Загорск, садился на велосипед и осматривал укромные места городских окраин. И вот, наконец, вечерами после работы на большом ватманском листе было вычерчено художественное произведение — карта города Загорска в запретном масштабе 1:10 000. Чтобы это эпохальное полотно прожило подольше, его удалось заламинировать на фабричном станке, после чего цвета акварельных красок от пленочного клея неожиданно поменялись. Но это уже не могло омрачить радости свершения. Только единственный экземпляр душу все равно не грел.

И тогда я решился на размножение, рискуя попасть под следствие и расстаться с любимой работой. Благодаря наличию хороших приятелей в разных цехах производства, удалось сфотографировать с высоким качеством собственное произведение и с негативов отпечатать 10 экземпляров карты в четыре цвета. А поскольку расходные материалы были подотчетны, пришлось формат уменьшить вдвое, что не отразилось на качестве. На все это ушло почти 5 лет. Оттиски вмиг были раздарены, а неудовлетворенность не прошла: широкие народные массы результат неистовых усилий так и не увидели. Правда, один экземпляр через надежных знакомых был доставлен тогдашнему главному архитектору города в надежде на поддержку и "раскрутку". Но адресат был выбран неудачно: он тут же запер карту в сейф и велел всем забыть, что ее видели. В итоге остался только официальный путь донести карту до потенциального читателя.

Тем временем новое руководство горбачевского призыва начало объезжать подведомственные предприятия и стимулировать ускорение, обновление и другие перестроечные акции. На новосибирскую фабрику пожаловал с инспекцией главный редактор нашего отраслевого министерства. Подкараулив делегацию за выступом в коридорной стене, я бросился им под ноги в стиле: "Не велите казнить, велите слово молвить". И выпалил, что хочу сделать карту родного города, не переживу, если она попадет в руки равнодушному и отстраненному коллеге из Москвы.

Сказать, что мы совсем не были знакомы с главным редактором, было бы неправдой. Он когда-то читал лекции в институте, но уверенности, что через 10 лет вспомнит меня из сотен студентов, не было никакой. Однако узнал, вспомнил, и вопрос был решен. Туристская схема Загорска появилась в плане фабрики на следующий год. Остальное уже было делом техники. Тираж в 27 000 экземпляров разошелся моментально, но повторных выпусков не последовало. В 1990 году вся система госзаказа и книготоргов рухнула. Да и открытость общества стремительно меняла требования к картам. Надо было делать что-то принципиально новое, требовался качественный прорыв в объеме и достоверности информации. И он не заставил себя долго ждать… Но это совсем другая и более грустная история.

А от первой карты у меня остались теплые воспоминания о небывалом творческом подъеме, неожиданном открытии для себя глубины истории родного города и знакомстве с незаурядным, интереснейшим человеком Виктором Ивановичем Балдиным, который был консультантом этой первой карты и очень помогал в дальнейших моих работах.

Альберт ЛАПТЕВ,

инженер-картограф

г. Подольск

Газета "Вперёд"



Нравится: 0 / Не нравится: 0