Политика

СЕЛКОВСКАЯ СЕ ЛЯ ВИ

Сентябрь  3, 2009 2013

Тот сильно ошибается, кто считает, что деревня в северном Подмосковье тихо дремлет и мало интересуется современными процессами. В Селковском поселении уже два года в деревнях можно услышать датскую и французскую речь. Здесь зарубежные миллионщики засучивают рукава и штанины и сами месят цемент. А мадам и месье всей семьей выходят на прополку деревенских грядок. На проселочных дорогах с идеальным асфальтом, как в столичном ВВЦ, местные подростки фланируют на роликах в полной гоночной экипировке. Жители отдаленных от райцентра сельских поселков принимают летом горячий душ, о чем уже два месяца мечтают в микрорайоне Углич Сергиева Посада.

СЕЛКОВСКАЯ СЕ ЛЯ ВИ

А вот еще одна неожиданность. На днях в редакцию позвонили из администрации поселения и спросили:

— Хотите увидеть своими глазами, как инспекторы Россельхознадзора будут "прессовать" успешное фермерское хозяйство? Есть опасения, что его обложат такими штрафами, что на том все и закончится.

А ведь это настоящие сельские трудяги, и все разрешения на руках...

Разумеется, нам захотелось увидеть в деле инспекцию, которая недавно потерпела в соседнем охотхозяйстве оглушительное фиаско, но, как видно, интереса к этим местам не утратила. Не менее любопытно понаблюдать, как сельское самоуправление встало на защиту своего малого предпринимательства. Словом, едем заново знакомиться с деревней.

Грибное место

По словам руководителей селковской администрации, в поселении 70 фермерских хозяйств, но действующих среди них не более 10 процентов. Вот к этому редкому виду выживающего фермерского подворья и относится малая сельская производственная фирма "Власово", названная так по имени соседней деревни. Уже несколько лет ферма растит грибы — шампиньоны и вешенки. В месяц со своей скромной плантации снимает 3-4 тонны, весь урожай поступает на районный прилавок. Симпатичные грибочки в вашем супермаркете из Власова, с фермерской грядки.

СЕЛКОВСКАЯ СЕ ЛЯ ВИ

Заняться этим делом двух предпринимателей заставила сама судьба. Анатолий Давыдов работал на заводе в автоцехе и в какой-то момент понял, что надо открывать свое дело. Чтобы не остаться в больших летах и без работы, и без средств к существованию. Между прочим, как в воду глядел. Сейчас многие оказались у такого разбитого корыта. Его напарника Сергея Ефремова тоже мог выручить только малый бизнес. Он перенес страшную болезнь, но и, будучи инвалидом, хотел обеспечивать себя в меру сил самостоятельно. Так появилась маленькая грибная фабрика.

Все у партнеров ладится. Люди они грамотные, с руками, работы не боятся. Выправили все разрешения, оформили землю под фермерское хозяйство, проштудировали тома учебной литературы, на семинары ездили. Наняли десяток работящих помощников. Пошло дело. Каждые полтора месяца снимают урожай в теплицах и закладывают новую партию грибочков. Готовят специальный компост, проращивают грибницы, а затем устилают эти побеги специальной периной из торфа. Некоторые необходимые компоненты фермеры везут аж из Ногинска. Для замешивания компоста собирают комбайны собственной конструкции из автометаллолома.

В негрибные месяцы — слишком жаркие или морозные, чтобы поберечь электроэнергию, — ферма переходит на попутный промысел. На собственной пилораме пилят бревна на доски, а горбыль укладывают в высокие поленницы на топку. Газ сюда еще не подведен, и надо запастись дровишками. Вот на это грибное место наведались недавно инспекторы Россельхознадзора. И немедленно усмотрели нецелевое использование земли. Вместе с представителями сельской администрации мы наблюдали высадку настоящего десанта инспекторов во Власове.

Гостям наблюдатели с фотокамерой и диктофоном здорово не понравились. Тем не менее они продолжали настаивать, что ферма использует землю не по назначению. Не убеждала и строка в разрешительных документах о том, что земля выдана под ферму. Явно огорчило визитеров наличие плана фермерского участка. Инспекторы стали убеждать грибников, что использовать участок земли под хранение соломы (а ее для производства грибов нужно до 500 тонн в год) дело незаконное и лучше бы складировать это добро... рядом с пилорамой.

Наконец, прозвучал встречный вопрос фермеров: а официальная

бумага на проведение проверки у гостей есть? Последовал уклончивый ответ, что проверка, дескать, всего лишь мониторинговая. Явно не заладилась поездка у инспекторов. И все бумаги у грибников в порядке, и самоуправление их отважно защищает. Уехали гости, не солоно хлебавши. Даже положенной отметки о визите на ферму в журнале не оставили...

Подложили датскую свинью

Кстати, руководители селковской администрации подсказывали проверяющим адресок, где вмешательство инспекторов действительно назрело. Но представители Россельхознадзора о свиноводческой фирме "Неофам" в Торгашине и слушать не захотели. Заявили местным властям, что проверяли производство и нарушений не выявили. С этим инспекторы сели в машину и укатили в Москву. А вот наша редакция приглашение местного самоуправления приняла. Надо же, в самом деле, убедиться, справедливы или нет обвинения в адрес свиноводов в экологическом вредительстве. Местные жители говорят, что даже представить не могли, чем обернется для них соседство с датским свинарником.

Помнится, на открытие фермы по откорму свиней по датской технологии в Торгашино привезли всю районную прессу. Тогдашний глава района Анатолий Упырев с гордостью рассказывал о перспективах фермы. Предполагалось, что животновод из Дании научит нас, как надо свиней разводить. Цифры тоже называли фантастические: поголовье собирались довести до 30 тысяч голов. Все дружно умилялись на датского миллионера, который сам в сабо на босу ногу катил тачку с цементом и бетонировал полы в бывшем птичнике.

На презентации особо отмечали, что место для свинофермы подбирали с тем расчетом, чтобы жителей окрестных деревень специфические ароматы не беспокоили. Датчанин через переводчика с достоинством отметил, что комплекс будет оснащен специальным оборудованием по утилизации свиного навоза.

— В пяти метрах будете стоять — и запаха не почувствуете, — заверил животновод из мировой столицы свиноводства.

Цитирую эту фразу дословно, потому что слышала ее собственными ушами. А теперь собственным обонянием подтверждаю, что врут европейские наставники не хуже отечественных необязательных партнеров. Если ветер северный, смрад от скандальной свинофермы разливается в Торгашине и достает до Селкова.

— Мы что, в свинарнике живем?! — возмущаются жители окрестных поселков и деревень.

Между тем соседство с этим свинством становится все более опасным. На ферме сейчас около 7 тысяч голов, но никакого специального оборудования для утилизации отходов так и не появилось. Уже больше месяца зловонную жижу ежедневно вывозят на поле к Полубарскому пруду у деревни Морозово. Хозяева свинофермы договорились об этом с частным владельцем земли. Но дело-то здесь не частного порядка. Смрадные пятна на поле напоминают круги выжженной земли. Этих отметин на берегах пруда все больше. Караваны со свиным навозом ежедневно едут к Полубарской плотине. Местные жители, приезжие отдыхающие и рыбаки просто в шоке: свиноферма разорила чудесный уголок природы и лишила людей любимого места отдыха. Роспотребнадзор откликнулся на сигнал из Селковского поселения, проверил экологическую обстановку вокруг "Неофама" и наложил на фирму штраф за нарушения.

Свои подписи под актом о явных экологических нарушениях поставили специалисты Госадмтехнадзора, Лесхоза, управления федеральной службы по ветеринарному надзору по Москве и Московской области, управления сельского хозяйства районной администрации, уполномоченный Сергиево-Посадского УВД.

И только Россельхознадзор ничего предосудительного здесь не почуял. А вот нам пришлось спасаться бегством с необычно пустынного берега Полубарской плотины из-за невыносимой вони.

Не заметили инспекторы и того, что у свинофермы нет необходимых документов на производственную деятельность. Фирма явочным порядком зарегистрировалась в налоговой инспекции Дмитровского района и платит налоги соседям.

— Вот так: грязь и вонь — нам, а налоги — соседям, — констатируют в селковской администрации. — Будем с соседом разбираться. Либо партнеры зарегистрируют свою деятельность, как положено, поставят обещанное оборудование и начнут честь по чести платить деньги в местный бюджет, либо датское свиноводство отправится в отставку. Пользы от нынешнего беспокойного соседства никакой, а вот экологический вред вполне ощутимый. И эта ситуация прямо противоречит нашей местной программе экологического туризма.

Месье, пожалуйте на грядку!

Три года назад разговоры об экологическом и аграрном туризме казались чистейшей экзотикой. И вот теперь в деревню Плотихино поехали интуристы за самыми что ни на есть простыми человеческими удовольствиями. В администрации поселения рассказывают, что на ферму Владимира Фролова гости потянулись семьями. Зарубежные туристы хотят испытать на себе все прелести русской деревни. Экстрим выглядит так. Позавтракали французские гости парным молоком с фермерского подворья, а потом — пожалуйте, мадам и месье, на прополку.

СЕЛКОВСКАЯ СЕ ЛЯ ВИ

Хозяин отводит постояльцам грядку и строго спрашивает за качество обработки участка. Знакомые фермера рассказывают, что у деревенского туроператора заезды гостей расписаны на два месяца вперед. Натуральный туризм пользуется популярностью. Создатель оригинального турпродукта заботится о том, чтобы у гостей были не только острые физические впечатления, но и насыщенная культурная программа. Недавно на ферме появился музей серпа. Его сравнивают с небольшими экспозициями в малых городах, таких как Мышкин. Частный музей на ферме тоже стал местной достопримечательностью. В администрации говорят, что примеру инициативного фермера могут последовать и другие сельские предприниматели. Имен не называют, чтобы не сглазить фирменный селковский проект.

Есть в поселении пример того, как не надо строить отношения с местным самоуправлением. Нас привезли в Калошино и показали дачный поселок-призрак. Три фермера, владевшие 12 гектарами земли, продали свою собственность частнику. А тот без всяких согласований и разрешений построил дачный поселок на землях сельхозназначения. Два десятка домов обнесены забором,

построены беседки, сторожки, есть колодцы, даже телеантенны установлены. Но поселок пуст и производит странное впечатление — что-то ненастоящее, как кинодекорация. Не позавидуешь тем, кто приобрел здесь собственность. С этой земельной контрабандой будет еще немало проблем. Администрация поселения известила районную власть о том, что в Калошине самовольно изъят из сельхозоборота порядочный кусок плодородной земли.

— И куда только смотрит Россельхознадзор, — недоумевают в поселении.

Хорошо живем

Специалистов селковской администрации я прошу прокомментировать пару цифр из сельской статистики. Несколько лет назад в этой округе было около 700 коров на частных подворьях. Сегодня по дворам всего 58 буренок. В поселении 4 тысячи жителей, а частное поголовье кур насчитывает всего 2,5 тысячи голов. Меньше чем по курице на жителя. О чем это говорит, спрашиваю у селковцев.

— Хорошо стали жить, — отвечают в сельской администрации. — Скотину держат в основном пенсионеры. Молодежь предпочитает ранним побудкам и хлопотам на подворье со скотиной и грядками работу на стеклозаводе и ГАЭС, заработок на уборке парка на Поклонной горе и на Красной площади. Ну а если сам не хочешь вкалывать на ферме, не удивляйся, что молоко от соседской буренки по 150 рублей за трехлитровую банку. Все правильно. Натуральная, первоклассная продукция должна быть в цене. Может быть, кому-то и непривычна нынешняя сельская статистика, но факт есть факт — живем неплохо, если малышей в этом году родилось в полтора раза больше, чем в прошлом. И если интуристы готовы деньги платить, чтобы провести отпуск на деревенской ферме.

Светлана Аникиенко

Фото А. СЕВАСТЬЯНОВА

Газета "Вперёд"



Нравится: 0 / Не нравится: 0