Мнение

ЗА КАМЕННОЙ СТЕНОЙ

Декабрь  7, 2009 4360

Прошел месяц, как Александр Замосковный находится дома. А еще совсем недавно домом ему служил знаменитый на весь мир Московский Кремль, где Александр проходил службу в Президентском полку. О буднях самой парадной, почетной и изучаемой части российских Вооруженных сил он рассказал нашей газете.

ЗА КАМЕННОЙ СТЕНОЙ

Школа — училище — Кремль

Пятая гимназия на Воробьевке, училище № 88, неоконченный курс финансово-юридической академии и... Кремль. Александр Замосковный вспоминает, как раньше, когда ему случалось бывать у Вечного огня в Александровском саду, он глядел на застывших солдат и не мог понять, как человек способен на такое. Теперь он сам оказался по ту сторону караула.

— Александр, как вы узнали, что вас отправят в Кремль?

— То, что я буду служить в Президентском полку, стало известно еще в училище, на последнем курсе перед защитой диплома. Но я решил продолжить учебу в вузе и уже оттуда отправился в самые элитные войска страны.

— Как проходили ваши будни?

— Я заступил на пост у Могилы Неизвестного Солдата после полугода обучения. До этого нес охрану боевого знамени части. Это очень ответственно, потому что если знамя утрачивается, то весь полк автоматически расформировывается — такой порядок. Знамя, можно сказать, — святыня. Когда я стал командиром отделения, моя задача заключалась в том, чтобы приводить караул на пост и сопровождать его обратно.

— Правда, что солдату на посту из всех движений позволено только моргать?

— Шевелиться на самом деле нельзя. Даже если по тебе ползет жук или муравей, надо терпеть. Особенно тяжело стоять летом, под вечер, когда после трех часов прямо в глаза начинает светить солнце. Сапоги нагреваются до невозможности. Нельзя было пить воду, потому что ноги с непривычки и от большой нагрузки моментально отекали до такой степени, что надеть сапоги было нельзя. Первые две недели нам не разрешали пить ничего, кроме чая и компота в столовой, но потом организм привык, и через какое-то время пить хотелось уже не так сильно. Очень заметно похудел: когда уходил, весил 102 килограмма, а летом — уже 83.

— Зрители создавали неприятности?

— Не особенно, но иногда пытались заговорить, познакомиться (смеется)! Мне кажется, труднее всего в этом смысле с туристами из Китая — когда идешь в карауле, они могут выбежать перед тобой и начать фотографировать, а это строго запрещено. Начальнику караула, который всегда идет рядом, приходится их отгонять.

— Были ли чрезвычайные ситуации?

— Случалось. Всех нарушителей — а, как правило, это были просто пьяные, — пытающихся пробраться через ограду, сначала предупреждали свистком, а потом сдавали в милицию.

— Все свое время вы проводили только в Кремле?

— Нет, не всегда. Когда этим летом в Москве проходил фестиваль военных оркестров мира "Спасская башня", я и еще несколько человек ездили в аэропорт встречать всех высокопоставленных гостей. Например, Мирей Матье, которая выступала с французским оркестром. Встречали мы наших коллег, Президентский полк из Казахстана.

— Какое впечатление произвела Мирей Матье?

— Хочу сказать, она прекрасно выглядит. Заметно, что она следит за собой. Везде ходит с мамой. С ней же прилетела сестра и еще много помощников. Но встречами президентов в основном занимается комендатура Москвы. Наша рота — рота специального караула, а у них — рота почетного караула. Нас часто путают.

— В чем разница?

— Мы несем службу на территории Кремля, а они выезжают по большей части в аэропорты. На вручении госпремий 12 июня наша рота принимала участие — например, мы открывали двери Президенту, выносили сами премии. На 9 мая мы обеспечивали охрану его трибуны, а также охрану премьер-министра, мэра Москвы, Миронова, Зюганова, Грызлова...

Всегда на виду

"Александра сейчас нет дома, он в спортзале", — ответили нам по телефону, когда мы в первый раз попытались договориться об интервью. Это было не продолжение армейской привычки к физическим нагрузкам: спорт Александр полюбил еще до армии. Для комиссии в военкомате это стало одним из аргументов в пользу его "кремлевского" будущего.

— На какие параметры обращает внимание комиссия?

— Самое главное — хорошее здоровье. Типичная для жителей средней полосы России внешность, у большинства в полку светлые глаза. Психологическая устойчивость ко всем трудностям. Не должно быть татуировок и проблем с законом. Приветствуется, если занимался спортом. Это важно, потому что там испытываешь серьезные физические нагрузки.

— Что самое трудное?

— Я служил в первой строевой роте — это те люди, что несут службу у Могилы Неизвестного Солдата. Постоянный строевой шаг, по шесть часов в день. Мы все время занимались растяжкой, учились высоко, правильно поднимать ногу, держать ее прямо.

— Сколько же времени ушло на отработку одного только строевого шага?

— Четыре-пять месяцев. Может быть, слыхали про развод конных и пеших караулов каждую субботу этим летом? Я участвовал в этом церемониале, выносил знамя роты. Развод существует еще с царских времен, он показывает уровень подготовленности полка. В него входят приемы с оружием, с карабинами, участвует кавалерия. Выносится Государственный флаг России, знамя роты. Все это длится около двадцати минут.

ЗА КАМЕННОЙ СТЕНОЙ

— Расскажите об этих манипуляциях с карабинами.

— Карабин весит около пяти килограммов — нас учили его крутить, ловить, подкидывать. Надо уметь не просто ровно нести его, а фиксировать, когда ударяешь по нему. Руки от этого уставали так, что просто немели. Когда приходил в столовую, снимал бушлат, от усталости пошатывало.

— Что-то не нравилось в этой службе?

— Из-за нагрузок всегда хотелось спать. Спать и есть.

— Как нужно следить за внешним видом?

— О, это отдельная история! Наша строевая рота — это лицо полка, мы всегда на виду. Сапоги — не просто начищенные, а блестящие, как зеркало.

— А ночью вы тоже стояли на посту?

— Нет, караул продолжается с восьми утра до восьми вечера. Единственный раз суточный караул был в годовщину начала войны, в июне, по 12 часов на смену.

— Чем кормят в Президентском полку?

— Каша, супы, макароны, картошка, мясо, на завтрак и ужин чай, в обед сок.

— Курить можно?

— Можно. Но алкоголь запрещен. С этим было очень строго — за запах переводили в другие войска.

— Мобильные телефоны?

— Да, но только в свободное от занятий время. И только без камеры. Мне поэтому перед армией пришлось купить самый простой и дешевый телефон.

— Одно время появились факты о дедовщине в Президентском полку. Что делается, чтобы ее не было?

— (пауза) Трудно ответить. Могу сказать, что сейчас ее нет. Для этого, мне кажется, и сократили срок службы до года — теперь нет разделения, все одинаковые, все служат одно и то же время.

— Когда вернулись домой, что вы рассказали друзьям и близким в первую очередь?

— Я сказал, что очень рад тому, где служил, и горжусь этим. Не каждому удается в армии увидеть и почувствовать так много. Хоть и было тяжело, но эти реки пота, стертые в кровь ноги — оно того стоило. Я бы жалел, если бы оказался в других войсках.

•••

Провести целый год среди кремлевских камней — это интересно, почетно и трудно. Наблюдать радующиеся жизни на траве Александровского сада парочки — тоже суровое испытание. Президентским гвардейцам не разрешалось выходить за территорию МКАД, но раз в неделю Александр, как и его сослуживцы, все же могли видеться с родными и друзьями. В увольнении солдаты Президентского полка мало отличаются от сверстников — встречи с родителями, прогулки в парке с девушкой, кафе, кино или, к примеру, поход в дельфинарий. Покидать пределы части можно было только при полном параде. Тех, у кого форма была недостаточно отглаженной или сапоги блестели не ярко, в увольнение не отпускали.

Сегодня Александру предоставлена полная свобода. Как распорядиться ей, он пока до конца еще не определил: в его планах продолжить брошенную учебу, стать юристом, найти работу. Впереди — целая жизнь.

Президентский полк — уникальная воинская часть, охраняющая объекты Московского Кремля. Полк участвует в проведении протокольных мероприятий на высшем государственном уровне, несет почетные караулы, службу у Вечного огня на Могиле Неизвестного Солдата у Кремлевской стены. Подчиняется непосредственно Президенту Российской Федерации — Верховному Главнокомандующему ВС РФ. Казарма полка расположена в историческом здании Арсенала (Цейхгауза). Там же находятся плац и спортзал полка.

Мемориальный архитектурный ансамбль "Могила Неизвестного Солдата" открыт 8 мая 1967 года. Прах Неизвестного Солдата перенесен с 41-го километра Ленинградского шоссе — там были места кровопролитных боев. Огонь в Москву доставили из Ленинграда, факел был зажжен от Вечного огня на Марсовом поле. На гранитной плите надгробия слова "Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен".

Владимир КРЮЧЕВ

Газета "Вперед"



Нравится: 1 / Не нравится: 0