Мнение

Сергей Королев и Юрий Гагарин начинали с ФЗУ

Апрель  6, 2011 1755

Будущий главный конструктор советской космонавтики вначале осваивал рабочую специальность в одесской стройпрофшколе. А первый космонавт всю жизнь гордился рабочей профессией литейщика, которую получил в люберецком фабрично-заводском училище. Уже по этим фактам можно судить, каким кадрам может дать путевку в жизнь начальная профессиональная подготовка. Добавим, что за 70 лет только 22-е ремесленное училище подготовило 40 тысяч мастеров для района. На недавнем юбилее училища все гости начинали поздравления со слов, что они сами и их родители учились в ремесленном. — А мы хотим услышать от властей и коллег по образовательному цеху, что начальная профессиональная подготовка актуальна для района, что современные рабочие специальности смогут получать наши дети и внуки, — говорит директор заслуженного училища Евгений СЕРГЕЕВ. Наш собеседник убежден, что вопросы подготовки мастеров рабочих профессий должны быть среди других насущных забот районного образования. И что воспитание нового рабочего поколения, рост престижа мастеровых профессий — это общая государственная задача.

Сергей Королев и Юрий Гагарин начинали с ФЗУ

— Понимание этого в обществе зреет. Уже проводятся федеральные госсоветы по вопросу острейшего дефицита рабочих кадров, идут дискуссии в СМИ. С чего, на ваш взгляд, надо начинать в районе?

— К счастью, в Подмосковье начальная профессиональная подготовка сохранена. Далеко не все регионы оказались так дальновидны. Например, в Москве профессиональных училищ больше нет. Есть только колледжи, но они рабочих не готовят. А кто же будет у станка — выходцы из Средней Азии? В районе станочников готовит только 22-е училище. И мы можем оказаться перед необходимостью призыва трудовых мигрантов, если не позаботимся о подготовке собственных мастеров. Но кто скажет, какие рабочие специальности нужны сегодня и какие будут пользоваться спросом завтра? Мы должны быть в курсе инвестиционных проектов района и иметь прогноз по рынку трудовых ресурсов. Уверены, что будем не лишними собеседниками на совете директоров при главе района. Нам пора тесней сотрудничать с реальным сектором экономики для уточнения обоюдных планов. Чем лучше будем знать планы властей и будущих работодателей, тем точнее будут учебные программы и тем быстрее выпускники найдут достойную работу.

— Не так давно в районе практиковались прямые договоры между училищем, родителями студентов и предприятием. Помнится, заводы даже доплачивали своим потенциальным рабочим...

— Было такое, благодаря настойчивости районной власти эксперимент продержался несколько лет. По таким договорам мы готовили рабочих для ЗОМЗа, ЗЭМЗа, “Радона”, заводов “Машиностроитель” и “Автоспецоборудование”. Около десятка предприятий было включено в этот образовательный проект. При тогдашней стипендии около 200 рублей заводы доплачивали своим курсантам 500 рублей. Но с тех пор ситуация изменилась и требует новых идей.

— А что изменилось на рынке труда, если смотреть на вещи глазами тех, кто готовит рабочие кадры?

— Мы уже давно не слышим предложений от своих давних партнеров — ЗОМЗа и ЗЭМЗа, многих предприятий больше нет, другие только подают признаки жизни после реформ и недавнего кризиса. По нашим оценкам, около 90 процентов классных станочников район за годы реформ потерял. Это в основном наши выпускники, которые ищут применение своим подчас уникальным навыкам за пределами района. Казалось бы, после спада наметилось оздоровление экономики и должен быть всплеск спроса на станочников. Сам бываю на заводах, и по моим наблюдениям, полсотни выпускников легко должны найти работу. А мы все еще с трудом набираем учащихся на отделение станочников и выпускаем в год группу в полтора десятка мастеров.

— Рабочие профессии потеряли статус, или заработки настолько не привлекательны?

— Это еще большой вопрос, что сегодня престижней и доходней. У моего знакомого дочь — студентка местного вуза. Он слышит только одно: “Папа, дай на зачет. Папа, дай на экзамен”. И никакой уверенности, что найдет работу экономиста. Знакомый сетует: “Лучше бы дочь в профессиональном училище шить училась”. И ведь действительно, наши мастера состоятельнее иных выпускников-менеджеров. Автослесари, радиомонтажники, повара, кондитеры, дизайнеры одежды и мастера художественной росписи к нынешней быстроменяющейся жизни больше приспособлены. Недавно был на подшипниковом заводе в Лозе. Классный станочник получает 70-90 тысяч рублей в месяц.

— Что же мешает увеличить выпуск по ходовым рабочим специальностям?

— Подготовить хорошего рабочего — затратное дело. У нас больше 100 единиц станочного оборудования — область училищу сделала царский подарок. Не у каждого состоятельного завода есть такой компью-

теризированный станочный парк. Хороший станок стоит как автомобиль. А еще нужны сталь, инструменты, сверла, резцы — да мало ли чего еще. Сколько резцов свернет подмастерье, пока научим его виртуозно работать на станке. Лучших токарей и фрезеровщиков в Подмосковье готовим, со всех областных конкурсов наши студенты с призами возвращаются. Но вырастить нужных специалистов можно только в партнерстве с самими предприятиями.

— Есть производственники, которые это понимают?

— Появляются. Подшипниковый завод готов сотрудничать с училищем и даже обещает передать для обучения специальные станки. Предприятие выиграло конкурс на солидный заказ и нуждается в рабочих кадрах. Есть вероятность, что заключим с заводом договор. Вновь поднимается завод “Машиностроитель”. Новый директор полон планов, покупает современное станочное оборудование. Предприятие собирается вновь выйти на рынок с фирменным предложением — популярными у домовладельцев вентиляторами, печами, насосами и другим ходовым товаром. Училище не только готовит станочников для предприятия, но может стать подрядчиком на изготовление узлов и деталей. Такие заказы учебные мастерские охотно принимают.

— Как складываются взаимоотношения с управлением образования? Пришло время учебных стандартов, училища конкурируют со школами за набор учащихся.

— Помощь управления нам необходима, и мы благодарны коллегам за содействие в общем деле образования. А конкуренция действительно есть. Иногда нас просто не пускают в школы для встречи с учащимися. Нам очень непросто набрать нормативное количество учащихся, без чего невозможно сохранить коллектив педагогов, воспи-

тателей, мастеров. Недавно участвовал в совещании директоров школ. Попросил десять минут на выступление, на меня замахали руками — много. Но все-таки выслушали. А предложение у нас к школам вполне партнерское. Городские школы выпускают по 150-200 человек, они вполне могут сориентировать часть ребят в профессиональные училища. Польза здесь всесторонняя.

— Давайте считать “за” и “против”.

— Главный аргумент: район заинтересован в том, чтобы профессиональные училища крепко стояли на ногах. В 22-м среднее образование и ремесло получают 500 ребят, а можно обучать 1000 человек. Представим, что только одно наше училище выбыло из образовательной системы. Очевидно, что дети из неполных, сложных семей, ребята, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, подростки с непростым характером просто окажутся на улице. Не страшно будет в подъезды заходить?

— Сколько же в ваших аудиториях и мастерских трудных подростков?

— Думаю, больше половины. Я через день расписываюсь в протоколах отдела по делам несовершеннолетних: то с пивом на глаза участкового попали, то пути железно-

дорожные опасно перебегали, то еще что. Ничего не поделаешь, такие у нас непростые дети. Именно поэтому у нас кадетская система со строгой дисциплиной, а за каждым воспитанником воспитатель и профессиональный наставник. Рабочего мы не только готовим к профессии, в первую очередь — воспитываем. И посмотрите, каким легендам дали путевку профучилища — Сергей Королев, Юрий Гагарин. У нас в районе большая часть успешных предпринимателей могут сказать, что начинали биографию с освоения рабочего ремесла. А недавно узнал, что из 11 сергиевопосадских фронтовиков Героев Советского Союза шесть родом из Стрелецкой слободы — нынешней Кировки, из исторического ремесленного квартала города. Герои с улицы мастеров.

— Школы объясняют свою ревность по отношению к профучилищам тем, что они готовят ребят в вузы, для более продвинутой карьеры. А “приземлиться” в рабочие ремесла, дескать, можно и потом...

— Во-первых, президент Медведев уже прямо предлагает запретить выпуск плохо подготовленных юристов и экономистов, переизбыток таких выпускников очевиден. Студентов готовят, заранее зная, что они не найдут работы по специальности. Многие после вуза в Сергиев Посад уже не вернутся. Где же тут благо для молодого специалиста и района? К тому же среднее образование и мы даем, причем ПУ побогаче школ по материальной базе. У нас в аудиториях 80 компьютеров, в мастерских сотня станков с программным управлением, для студентов — творческие студии и воз-

можность проходить практику на сложном оборудовании. И наши выпускники, если будут работать заводы, не разлетятся по свету. Мы готовим кадры для района. А если переучивать на ремесло выпускника вуза, посчитайте, во что обойдется подготовка такого мастера.

Гораздо рациональнее, чтобы каждый сегмент районной системы образования занимался своим делом ради общей задачи. У молодежи должны быть выбор и возможности для получения профессии. У профессиональных училищ свое особое место. Они готовят рабочих, без которых не может быть модернизации, и снимают социальную напряженность в обществе. Такой универсальный инструмент заслуживает внимания и поддержки.

Светлана АНИКИЕНКО

 

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0