Мнение

Скульптор Денис Соловьев: где духа нет, там нет искусства

Март  30, 2007 3289

СКУЛЬПТОР ДЕНИС СОЛОВЬЕВ: ГДЕ ДУХА НЕТ, ТАМ НЕТ ИСКУССТВА Радонежская земля, как и прежде, богата даровитыми людьми.

Начало творческого пути молодого скульптора из Хотькова можно считать успешным. Очень бы хотелось, чтобы его талантливые работы украшали не только заграничные и большие российские города. Наш древний Сергиев Посад тоже мог бы протянуть руку своему земляку.

— Денис, как становятся скульпторами?

— В моем случае было так. Резать по дереву я начал в 12 лет. Позже отец привел меня в мастерскую к Степану Колесникову (сегодня С. Колесников — отец Роман, настоятель храма в с. Богородское, талантливый резчик по дереву. — В. Б.). От увиденных работ я испытал настоящее потрясение. Отец тогда сказал: “И ты придешь к этому”. После школы вопрос о дальнейшем обучении почти не стоял — конечно, в Абрамцевское училище. Там, на отделении керамики, уже училась моя сестра Лена.

После первого курса АХПУ мы с другом Олегом Аксеновым поехали в “Строгановку”, но там нам ужасно не понравилось. Отец посоветовал попытать счастья в академии Глазунова. В том же году я поступил на кафедру скульптуры.

— Илья Сергеевич как-то сказал: “У нас первый курс — это экзамен длиною в год”.

— Точнее будет — длиною в шесть лет. Были случаи, когда студенты отчислялись не только с первого, но и с пятого курса. За профнепригодность, за смену творческого курса. Академия чтит и сохраняет традиции европейской и русской реалистической школы. С этой целью ее и создавал Илья Глазунов.

— Он как-то отметил, что школа — это крылья для художника. Поясните.

— Когда опытный человек берет дротик и бросает его точно в цель, он же не думает, как его лучше взять, как руку поднять, он уже владеет техникой броска. Вот и в школе дают технику, эти самые крылья. А уж в какую сторону лететь, выбирает сам художник.

Скажите, что делать творческому человеку, если герои прошлого низвергнуты, оболганы, а в настоящем времени их почти нет? Где брать темы и образы?

— Я много думаю об этом, жутковатость нашей жизни часто оставляет меня без ответа. Абстракционистам, наверное, легче, а нам, реалистам, сложнее. Сегодня ставят, в основном, военные памятники.

Генералиссимус Суворов считал, что дарование человека — это бриллиант. Отыскав его, надобно тотчас очистить и показать людям. Кто в наше время отыскивает и отчищает таланты?

— Никто не отыскивает. А очищают в вузах, подобных нашему. Что касается помощи, то художника могут поддержать как человека, но не его творчество. Одаренный человек ломается чаще не потому, что беден, а потому, что не признан. В этой жизни нужно быть очень сильным человеком, с глубоким внутренним убеж-дением.

— “Где дух не водит рукой художника, там нет искусства”, — утверждал Леонардо да Винчи.

— Свой дух я набирал в беседах с отцом, потом в академии. Когда в 17 лет оказываешься среди известных, ярких людей, общаешься с ними, то быстро взрослеешь. Глазунов — гений, личность, он умеет вести за собой.

— Вы хорошо с ним знакомы?

— Да, имел смелость даже спорить с мэтром.

Вашей дипломной работой стал эскиз-проект памятника композитору Георгию Свиридову, после аспирантуры — проект памятника защитникам Троицкого монастыря Никону Шилову и Петру Слоте. Как известно, во время осады монастыря поляками в 1608 году два клементьевских крестьянина спасли святыню: взорвали вражеский подкоп и погибли сами.

 — Эта идея возникла еще на первом курсе, во многом была подсказана отцом. Я тогда очень горячо взялся за дело, тему понял буквально: вылепил двух мужиков, которые несут лопаты и бочки с порохом. Смешно вспоминать. Прошло время, многое переосмыслил, и родилось совсем иное.

В прошлом году вы закончили аспирантуру, началась самостоятельная жизнь. Как она вас встретила?

— Еще на пятом курсе я познакомился с известным скульптором Михаилом Ногиным. Он уже двадцать лет живет в Австрии, там есть его работы. Он пригласил меня совместно поработать над многофигурной композицией из “Нибелунгов”. Вот, думаю, подработаю на дальнейшую учебу. Однако Ногин сильно обрубил мои финансовые мечты: “Зато на интересном проекте будешь работать”. Эскиз-проект делали в его московской мастерской, отливали в Смоленске, устанавливали в австрийском городе Тульн на берегу Дуная. На это ушло два с половиной года. Я “прошел” по всему технологическому циклу — от создания до установки — такая практика, о которой я и не мечтал.

СКУЛЬПТОР ДЕНИС СОЛОВЬЕВ: ГДЕ ДУХА НЕТ, ТАМ НЕТ ИСКУССТВА Совместно с Ногиным мы выполнили и установили в прошлом году в Омске памятник Михаилу Врубелю. С ним и заведующим кафедрой скульптуры академии Салаватом Щербаковым, в составе творческой группы, я работал над памятником Гейдару Алиеву, полностью создал рельефы, окружающие памятник. Он стоит в Баку.

— А кто был инициатором всех этих проектов?

— Местные власти. В Омске министр культуры — образованнейший человек. В австрийском Тульне живет всего пятнадцать тысяч жителей, половина Хотькова, но за десять лет там поставлено три исторических памятника. И все при нынешнем бургомистре, увлеченном культурой человеке. Когда сделали опрос горожан по “Нибелунгам”, “за” был только один процент, остальные говорили о необходимости совершенствовать канализацию. В Австрии, в сорока километрах от Вены, представляете? Но бургомистр сумел убедить бизнесменов, где-то ввел налоговые льготы и добился своего. Город сегодня не только деловой, но и культурный центр.

— Логично было бы и защитников Троице-Сергиевой лавры поставить в камне или металле на месте совершения их подвига.

— В богатой истории нашего города много ярких событий и фактов, но они никак наглядно не представлены, кроме новейшей истории. Неважно, мой или чей другой проект, но он должен быть воплощен. Не у стен лавры, так в исторической части Сергиева Посада.

— О чем еще ваши мечты?

— Они направлены на историческую тему, видимо, предыдущие работы оказали свое влияние. Хотелось бы поработать над многофигурной композицией “Слова о полку Игореве”. Сложно, но интересно.

— Денис, несколько вопросов еще. Вы женаты?

— Да, Юля тоже закончила нашу академию, она искусствовед.

— Ваше любимое место в Хотькове и Сергиевом Посаде?

— Деревня Мутовки под Хотьковом и район Кировской улицы в Сергиевом Посаде.

— Любимый праздник?

— Восемь лет я учился и работал с 9 утра и до 9 вечера. Это был сплошной праздник.

— Из ста представленных в Манеже скульптур целых пять —ваши. Это не повод зазнаться?

— Это повод еще больше работать. На самом деле, приличных работ у меня 15-18, остальные я подверг личной цензуре и не особенно обольщаюсь на их счет.

Валентина БОЛОТОВА

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Денис Соловьев родился 29 мая 1980 года в г. Хотьково. Закончил Московскую академию живописи, ваяния и зодчества и аспирантуру при ней. Участник семи престижных выставок на Кузнецком мосту, на Беговой, в Третьяковской галерее, в Манеже. Член Московского отделения Союза художников. Считает, что выбором жизненного пути и первыми успехами обязан своему отцу, известному художнику-фотографу Н. Н. Соловьеву.

ДОСЬЕ

Российская академия живописи, ваяния и зодчества создана в 1986 году народным художником СССР Ильей Глазуновым. Ранее в здании располагалось училище живописи, ваяния и зодчества. Здесь учились и преподавали знаменитые художники Алексей Саврасов, Михаил Нестеров, Исаак Левитан, Аполлинарий Васнецов и другие.

За 20 лет академия выпустила 474 специалиста с высшим художественным образованием. В юбилейные дни здесь побывал президент Владимир Путин, который дал высокую оценку учебному заведению.

Итогом 20-летней творческой деятельности Академии стала грандиозная выставка преподавателей и выпускников в Манеже в марте этого года. На ней было представлено около тысячи живописных и скульптурных работ.



Нравится: 2 / Не нравится: 0