Спорт

МАСТЕР ВОНГ И ЕГО ТИГРЯТА

Апрель  9, 2009 2213

МАСТЕР ВОНГ И ЕГО ТИГРЯТА

Центр шаолиньских искусств в Сергиевом Посаде официально зарегистрирован четыре года назад. Сегодня такая экзотика — почти привычное дело. В среде шоуменов эпидемия йогомании. Включи телевизор — там домашний курс фэн-шуя. Многие побывали в прежде не доступных для нас странах и окружили себя диковинными вещицами. Возьми пачку чая — и там весь восточный чайный церемониал расписан.

Но знакомые припомнили, что основатель шаолиньского братства в наших краях Владимир Каширский увлекся древним ушу еще полвека назад.

А вот это уже серьезно. В те годы персональным инструктором по йоге и ушу не хвастались как новым пиджаком. За чуждое мировоззрение можно было очутиться в лечебнице для непослушных. Но всегда были упрямцы, которые готовы платить за свои убеждения дорогую цену. Кажется, это как раз такой случай, решили мы и напросились в гости к мастеру Вонгу, как величают нашего земляка в Интернете на сайте российской федерации шаолиньского ушу. Монахи Шаолиньского монастыря считают его своим духовным братом. Русский послушник знаменитой китайской обители признан основателем трех школ ушу — в Таиланде, Хабаровском крае и у нас в Сергиевом Посаде.

Резиденция шифу

Шифу по-китайски — это учитель, наставник и духовный отец в одном лице. Очень хотелось увидеть именно жилище мастера ушу. Интрига заключалась еще и в том, что эта квартира в центре города нашей редакции знакома. Когда-то газета публиковала очерки об известном загорском художнике Михаиле Каширском. Его живописные полотна хранятся во многих музеях и частных коллекциях Германии, Бразилии, Аргентины.

В общем, мы с любопытством переступили порог и убедились, что дух живописца жив в этих стенах.

Кругом знакомые по выставкам полотна с летним буйством красок и поразительные зимние пейзажи. Такой необыкновенный снег можно увидеть только на полотнах Михаила Тихоновича. Говорят, у него был особый живописный рецепт: снег он начинал писать с черного мазка. Картины Каширского в прихожей-галерее, в зале, а больше всего их в комнате, которая когда-то была мастерской художника. Это небольшое пространство сын ценит больше всего. Говорит, что комната насыщена духовным поиском, нет, даже больше — намолена творчеством прежнего хозяина.

Кроме картин здесь только пара дорогих вещей — компьютер да кинозал. Судя по стеллажам с видеозаписями, нужен этот большой экран не для просмотра "поля чудес". Это многолетняя летопись центра шаолиньского ушу. Тут к нам присоединяются шестилетний внучек мастера Даниил и Роман, которого мы вначале принимаем за сына хозяина. Но оказывается, это инструктор центра. Владимир говорит, что у него шестеро родных сыновей и столько же внуков, но он давно уже перестал делить детей на своих и чужих. Все, кто пришел и остался в шаолиньском братстве, ему свои. Вот и Роман ему сын по духу.

По нашей просьбе хозяин включает записи. Все трое со счастливыми лицами вспоминают знакомые места. Шахтерский городок Чегдомын в Хабаровском крае, где мастер Вонг создал школу шаолиньских искусств "Черный тигр". А вот и сам этот комплекс, занимающий просторный деревянный дом, который можно снимать в кино. Сейчас школой руководит его воспитанник. Один из сыновей Ян возглавляет центр шаолиньского ушу в Биробиджане и занимается он этим с той же отдачей, что и рекламным бизнесом на городском телевидении.

Кажется, стены комнаты расступаются, вокруг первозданная дальневосточная природа, вековые леса, река Ниман в Верхнебуреинском районе. Деревянные избушки, которые Владимир купил у хабаровских геологов и куда каждый год возит своих воспитанников. Чтобы окунулись с головой в нетронутую природу и почувствовали себя с ней единым целым. Кстати, у путешественников отличный резиновый катер с мотором, и на всех мальчишках современные надувные жилеты. У юных мастеров ушу выгоревшие от солнца вихры, щеки, как яблоки, они ловят рыбу, правят катером, устраивают походный быт, и такое приключение им явно в радость.

Вижу, с каким удовольствием зрители перебирают детали предыдущих поездок, планируют предстоящий вояж, и теперь понимаю пренебрежение к материальному достатку и бытовому комфорту. В комнате только самое необходимое: перед экраном обширная лежанка, где могут устроиться все зрители, под ней выдвижной низенький столик для чаепитий (это тоже неотъемлемая часть ушу). В узорные китайские пиалы наливают чаи, заваренные на травках и цветах, которые сами собирали в лесу. Книжные полки да еще крошечный уголок с циновкой на полу, где мастер Вонг, надев длинные шаолиньские четки, настраивается на особые мысли. Что еще нужно человеку, который не признает расстояний ни телом, ни духом?

Русский китаец

Владимир говорит, что он не депутат и в подробном описании биографии не нуждается. И все же мы затрагиваем тему, как у человека может оказаться сразу два менталитета. Именно так говорит о себе сам Каширский. Он родился и рос в Загорске, получил столичное историческое и кинематографическое образование. А потом произошла встреча с шифу, который увлек его древним ушу. Только шаолиньские искусства насчитывают полторы тысячи лет, а корни еще древней.

В двадцать лет он перебрался на Дальний Восток и часто наведывался в Китай. Говорит, что это же все рядом: 200 километров (как от нас до Ярославля) — и ты на родине ушу. Получил высшее образование в Шанхае, освоил китайский, малайский и тайский языки. Много ездил по этому региону и постигал шаолиньскую мудрость. Считает, что в ней квинтэссенция древних искусств ушу — утонченное понимание своей сущности.

Кстати, сами китайцы, по его словам, с великим уважением относятся к интересу русских к их многовековой культуре. В Шаолиньском монастыре Владимира посвятили и дали имя Вонг. А его большой друг и сподвижник Алексей Маслов — директор центра стратегических исследований Китая Минкультуры РФ, президент российской федерации шаолиньского ушу, доктор исторических наук и автор двух десятков книг — стал первым русским монахом Шаолиньского монастыря. Учителем Маслова был другой знаменитый китаист Владимир Малявин, ныне ректор русского факультета университета на Тайване. Двадцать лет назад он приезжал в Загорск и читал лекции о древней китайской культуре в городской библиотеке.

У Каширского в Сергиевом Посаде сначала было отделение российской федерации ушу, а с недавних пор это самостоятельная школа, получившая признание международной федерации шаолиньских боевых искусств и национальной молодежной лиги восточных единоборств. У кого-то два гражданства, а у Владимира Каширского два менталитета. Он русский китаец из Сергиева Посада.

Данила и Ши Дэ ЦЯнь

Три года назад в Москве в Лужниках проходил международный фестиваль, посвященный 15-летию российской федерации шаолиньского ушу. Почетным гостем турнира был настоятель монастыря Ши Дэ Цянь. Когда китайский патриарх увидел на татами трехлетнего Даниила, который уверенно исполнял сложнейшие комбинации и стойки, он повел себя как настоящий дедушка. Подхватил невесомого щегла на руки и подарил ему свои длинные белые четки. Улыбнулся тому, что они доставали мальчонке до колен, и сказал:

— Когда четки будут тебе до пояса, станешь мастером ушу.

Дэ Цянь посвятил упорного малыша в послушники Шаолиня. Настоятеля в прошлом году не стало, но, кажется, частица его в юном воспитаннике жива. На вопрос, хотел бы он победить соперников на большом турнире в ушу саньда — свободном бое, Данила вдруг серьезно отвечает: "Не побеждать — учиться надо". Сказал и как резиновый мячик поскакал по ковру. Двойное сальто, сложные перевороты, мудреные стойки. Одно из таких "па" в его исполнении называется "император наблюдает за своей армией".

Роман как инструктор отмечает мельчайшие неточности исполнения фигур, а дед-наставник объясняет заявление своего воспитанника. Оказывается, для мастера ушу не самоцель победа в турнире. Главное — совершенствоваться самому и помогать другим.

— Вэй, — кричит Данила, справившись, как мне объяснили, с традиционным боевым комплексом "таолу".

— Неужели он у вас еще и по-китайски говорит?! — спрашиваю у Владимира.

Вопрос деда звучит приблизительно так: "Нисян тхутао тхяо ма?", в ответ звонкое и утвердительное — "Туэй!" Перевод: "Хочешь жареной картошки?" — "Да!" Говорят, на самые простые, обиходные темы шестилетний Данила уже может самостоятельно объясниться по-китайски. Паренек явно готовится к китайской экспедиции. Папа малыша с такого же возраста в шаолиньском братстве. Известный в городе дизайнер по прическам живет этим и сегодня. Мама у Даниила профессиональный музыкант. Перед почитателями ушу все профессиональные дороги открыты, но в семье Каширских понимают, что у крестника Ши Дэ Цяня особенный путь.

Умное неделанье

Напоследок прошу Владимира привести какую-нибудь знаменитую шаолиньскую максиму. Он минуту размышляет и рассказывает притчу о пользе неделанья. Учитель внушал ученику, что всевышний все устроит сам и не надо вмешиваться в высший промысел. Тем не менее наказал спутнику привязать верблюдов на ночь. Воспитанника после дневного путешествия клонило в сон, ему лень было загонять животных, и он решил довериться мудрому совету и ничего не делать. Авось обойдется. Утром путники своих верблюдов не нашли.

— Но ты же сам, учитель, призывал к неделанью, — оправдывался оплошавший ученик.

— А ты не делай, но сначала верблюдов привяжи, — отвечал мудрец. — Неделанье — это тоже искусство.

Не правда ли, что-то в этой китайской притче очень знакомо нам, русским. Господь все управит, гласит православная мудрость. И тут же добавляет: на Бога надейся, а сам не плошай.

Светлана АНИКИЕНКО
Фото Алексея СЕВАСТЬЯНОВА
 


Нравится: 0 / Не нравится: 0