День Победы

СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ РУССКИЙ СОЛДАТ

Июнь  30, 2010 1720

СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ РУССКИЙ СОЛДАТНа въезде в Краснозаводск еще в мае появилась большая «открытка» с изображением бравых фронтовиков при полном параде и боевых орденах. Своих ветеранов горожане, проезжая этой дорогой, узнают издалека. А об одном из победителей — с густым «ежиком» волос и смеющимися глазами, если спросите, кто это, вам ответят приблизительно так: а вы разве не знаете — это же сам Василий Теркин из Краснозаводска.

Такой псевдоним у Владимира Алистаровича Чернова уже больше полувека, и он очень доволен своим вторым именем. Может при случае прочитать по памяти добрую половину знаменитой фронтовой поэмы. А потом лукаво улыбнется и продолжит в том же узнаваемом стихотворном стиле, и вы не скоро догадаетесь, что это уже его сочинения. Своей верной супруге, почти ровеснице, 87-летний долгожитель дарит не только собственноручно выращенные в своем саду цветы, но и настоящие поэмы. Да такие, что их печатают в городской газете. У Елизаветы Ивановны огромный букет поэтических признаний своего суженого в любви и верности.

Пригласите даму танцевать!

Хозяйке не очень хочется менять симпатичный, удобный халатик на костюм — жарко! — и она вначале отказывается фотографироваться вместе со своим фронтовиком-орденоносцем. И тогда мы приводим главный аргумент:

— Как же можно, Елизавета Ивановна, разделять вашу заслуженную семью хотя бы на фотоснимке? Вы же со своим Владимиром Алистаровичем больше 60 лет вместе!

После такого веского довода супруга без слов отправляется облачаться в нарядный жакет с наградными планками. Пожилая пара листает стопу фотоальбомов, вспоминая памятные семейные даты. В каждом жесте, по тому, как то и дело встречаются их руки, понимаешь, что это не случайный союз. Тут симпатия на всю жизнь.

— Чем привлек вас, Елизавета Ивановна, молодой фронтовой старшина? — спрашиваю у супруги ветерана. — Кажется, нет в нем ни великого роста, ни косой сажени в плечах, правда, глаза бедового василькового цвета…

— Вы бы видели, как этот жених танцевал, как пел и играл на гармони! — от счастливых воспоминаний две пары голубых глаз светятся радостью. — Я и сама всю жизнь обожаю танцы, когда-то могла исполнить любую пляску.

У нас на КХЗ самодеятельность поддерживали, мы тут же стали участниками всех концертов. Какое сердце не дрогнет от таких ухаживаний. Вот и танцуем вместе всю жизнь. Мы еще в 80 лет на приеме ветеранов войны у главы района вместе с Владимиром Алистаровичем вальсировали в зале перед многочисленными гостями. Памятный был танцевальный номер, многим запомнился.

— Интересно, — обращаюсь к бывшему фронтовику, — где это слесарь Тульского оружейного завода, вскоре призванный на службу в армию и затем прямиком угодивший на фронт, успел освоить танцы, так что барышни теряли голову?

— Не поверите, если скажу, что учился вальсировать… в обнимку с винтовкой в трех километрах от озера Хасан, — смеется собеседник. — А, между прочим, так и было.

Молодым сержантом после окончания школы младшего комсостава на Дальнем Востоке в долгие часы в карауле, чтобы сон не сморил и время летело быстрее, он повторял раз за разом танцевальные па. Их курсантам показали для общего развития в командирской школе, а Владимиру загорелось научиться вальсировать не хуже инструктора. У озера Хасан могло полыхнуть в любой момент. Японцы были готовы к агрессии, если падет Сталинград. Впереди у сержанта была настоящая мясорубка — кровопролитные бои за освобождение Белоруссии и Прибалтики. А парень, обнимая винтовку, учился танцевать… Никогда смерти не победить жизнь, споткнется о такой вот урок танцев и жизнелюбия.

Братский призыв

Конечно, мы выяснили, откуда у нашего героя такое диковинное отчество? Выясняется, что вообще-то он Аристархович. Деревенский батюшка в тульской деревне, видно, был остроумец и назвал новорожденного в крестьянской семье звучным именем. А в 20-е годы малограмотный паспортист в Щекине выдал сыну Аристарха Владимиру паспорт с ошибкой. И живет обладатель звучного имени уже без малого 87 лет с опечаткой в имени-отчестве. Владимир — один из девяти отпрысков Аристарха Чернова. Вместе с двоюродной родней крестьянский род проводил на фронт 16 родных и двоюродных братьев.

Половина из этого братского призыва домой уже не вернулась. Владимир оказался везучим. Шансов принять гибель на фронте у него было даже больше, чем у других. Он каждый день буквально сидел на бочке с порохом. В составе 199-го отдельного гвардейского стрелкового полка был начальником боепитания батальона. Офицеров не хватало, и взрывоопасное офицерское назначение получил старшина Чернов. На полуторке или на чем придется, он доставлял на позиции боеприпасы.

— Если вам скажут, что на войне не страшно, не верьте. Очень страшно, — говорит бывший фронтовик. — Спасение от гнетущего страха в том, что в какой-то момент он притупляется. Приходит странная привычка не замечать постоянного соседства смерти. Мы все были фаталисты. На Дальнем Востоке хоть и рядом с коварным врагом было менее опасно, но мы стремились поближе к родным местам. В своих краях, считали, умирать не так обидно. Отправки на Белорусский фронт ждали с радостью, хотя понимали, что при наступлении всегда жертв значительно больше. При освобождении Прибалтики каждый день мог стать последним, а я возил с собой в полуторке рядом со снарядами и патронами гармонь убитого бойца, самоучкой подбирал любимые песни. А когда после ранения и многодневного беспамятства открываешь глаза и видишь солнце в брезентовой дыре походного госпиталя — это и есть безмерное счастье. Ты молодой, и вся жизнь принадлежит тебе.

Заговорил стихами

В походном госпитале его пробуждение из комы стало событием для персонала и добрым знаком для раненых. После тяжелой контузии под Кенигсбергом парень несколько суток лежал как мертвый под простыней. На его возвращение в мир живых уже почти не надеялись. Он практически воскрес, не мог такой жизнелюб, запевала, гармонист и танцор тихо уйти в мир иной. Потом его выхаживали в госпитале в Орше. Оказалось, что один глаз ослеп, подорван слух и для фронта он уже не боец. Но к службе в охранных войсках вполне еще был пригоден. В составе 76-го полка МВД обеспечивал охрану особых объектов — железнодорожных мостов, тоннелей, станций. И, наконец, попал в город подмосковных оружейников. Владимир и Елизавета еще не знали, что уже движутся навстречу друг другу.

Плясунья из деревни Дубна оказалась в Краснозаводске в войну, когда в родном селе стало совсем голодно. Всю войну работала в заводских цехах с другими сельскими подростками по 12 часов в сутки, не разгибая спины и от усталости не обращая внимания на воздушную тревогу. А немецкие бомбардировщики уже дотягивались до оружейного завода и прицеливались к его цехам. Елизавета отвечала за качество фронтовой продукции, которую старшина Чернов и другие ответственные за боепитание частей доставляли на передовую.

СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ РУССКИЙ СОЛДАТ

Владимир сам из Щекина под Тулой, но своей родиной теперь считает Краснозаводск. Все ему здесь было близко, как на Тульском оружейном заводе, где он начинал слесарем.

КХЗ он сначала охранял по службе, а потом полвека работал на заводе термистом, слесарем, аппаратчиком на самых сложных участках. И уже на пенсии оставался заводским водителем. Здесь он встретил и полюбил свою Елизавету, вырастил двух дочерей, теперь радуется внукам и правнучкам.

Неожиданный поэтический дар тоже открыл в себе здесь. Однажды — еще полвека назад — в заводском профилактории готовил он номер для художественной самодеятельности. И вдруг сами собой полились на бумагу то ли стихи, то ли частушки в манере любимого с фронта персонажа — балагура и весельчака Василия Теркина. И пошло, теперь у Владимира Алистаровича уже целое собрание сочинений в блокнотах и тетрадках. В доме ни одной бумаги не выбросят, не убедившись прежде, что это не стихи. Ему в «томики» заглядывать не надо — он помнит знаменитую фронтовую поэму и свои стихи наизусть. Теперь и сам не знает, что ему легче — просто поддерживать беседу или сразу переходить на стихи?

Наш Теркин на параде

Когда районный совет ветеранов предложил бывшему ротному запевале участие в юбилейном параде на Красной площади, Чернов решительно отказался. Показал на клюшку и сказал, что парад требует иной выправки. Но комиссия оказалась настойчивой и возобновила уговоры. Ветерана отправили на медкомиссию, а у него давление и пульс, как у молодого. «К параду годен!» сделали заключение врачи. От призыва Чернов никогда не уклонялся. Отправился на примерки и скоро получил полное парадное обмундирование. На стройной фигуре ветерана костюм сидит с узнаваемой щегольской военной выправкой.

На уникальный сводный парад всех стран антигитлеровской коалиции его сопровождала дочь Надежда. Бывший фронтовик высоко оценил подготовку большинства участников, с ветеранской трибуны он любовался отточенной техникой барабанщиков, которые безупречно маршировали через всю площадь. А вот английских гвардейцев в медвежьих шапках и красных мундирах знаток строевой выправки не одобрил, говорит, что прошли вяло, без боевого духа. Поразила очевидца небывалого зрелища новая военная техника на вооружении современной армии. Но больше всего восхитили виртуозы на военных самолетах. Как летели, какие фигуры исполняли, даже юбилейные цифры написали в небе!

Много было чудес в тот день на главной площади страны, но иностранные репортеры буквально облепили со всех сторон бывших фронтовиков, когда они шли под стенами Кремля. В таком же кольце под фото- и телекамерами оказались и пятеро ветеранов из Сергиево-Посадского района. Правы репортеры — вот оно наше секретное оружие. Идут по брусчатке, забыв, что им уже под 90 лет. Какое бы оружие не изобрели, а сильнее русского солдата — нашего Василия Теркина — ничего нет и не будет.

Светлана АНИКИЕНКО

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0