Общество

БЕРЕЗНЯКОВСКАЯ МАРИМБА

Декабрь  9, 2009 950

К чему мы привыкли, когда читаем о многодетных семьях? К тому, что герои заметок жалуются на трудности, на отсутствие денег или жилья... А вот семья Вяткиных из Березняков, в которой пять детей, не просто преодолевает жизненные трудности — она живет ярко, и смысл ее жизни составляет творчество. Вместе они семейный ансамбль. Который выступает на очень профессиональном уровне.

БЕРЕЗНЯКОВСКАЯ МАРИМБА

От Байкала до Москвы-реки

Глава семьи Николай Вяткин сочиняет для коллектива стихи и играет на гитаре (но исполняет семья со сцены и песни на слова других авторов). С виду он — типичный сибирский крестьянский парень. Впрочем, Николай еще и член Союза писателей России. Его жена Елена окончила музыкальное училище, стажировалась в Академии Гнесиных, окончила Всероссийскую творческую мастерскую эстрадного искусства имени Маслюкова — в свое время это была кузница "звезд", из нее вышел Валерий Леонтьев, и даже незабвенная Алла Борисовна там стажировалась...

— Для начала мы просто встретились: поэт и певица. Он — поэт, я всегда пела. Я приехала в Иркутскую область с юга страны. А Николай — коренной сибиряк, родился и вырос, можно сказать, в тайге. Жил в маленьком городке Алзамае, — отвечает Елена Вяткина на вопрос о том, с чего началось их сотрудничество.

— Я учился в университете на филологическом, и со словом вся моя жизнь связана. Первая моя работа после школы — на восточно-сибирской студии кинохроники, ассистентом оператора. Потом получил высшее образование, а затем все, что я делал, было так или иначе связано с серьезными занятиями литературой. Если не писал, то читал. Несколько сборников у меня вышло... Конечно, сейчас не совсем та ситуация, чтобы за счет литературы можно было существовать. Писателям тяжело конкурировать с другими источниками получения информации — телевидением, например. Ну, и далеко не все люди стихами интересуются. Тем не менее, такое вот было у меня занятие.

У Елены вся жизнь была связана с музыкой, пением. В Иркутск переехала, потому что там жили родственники. Работала в филармонии. "А после встречи с Николаем у нас начались плодотворные времена в плане музыки, песен и... детей. Достаточно долгое время мы занимались только их воспитанием и своим творчеством", — вспоминает она.

— Как вы познакомились? — интересуюсь я.

— Мы, еще не зная друг друга, пришли в гости к достаточно известному в Сибири композитору Ольге Гробовской. У нее мы встретились, взялись за руки и дальше по жизни пошли уже вместе, — замечает Елена Вяткина.

— Да, как-то романтично получилось. На самом деле она спешила куда-то, на репетицию что ли, я говорю, давай, провожу... И вот так как-то и началось, и продолжается до сих пор, — добавляет супруг. — Детей у нас пятеро, плюс еще, считай, появилось пополнение в семье. Старший сын женился очень рано, в восемнадцать лет он подарил нам внука. Нас теперь в семье девять человек, живем вместе и творим тоже вместе — невестка тоже музыкант, альтистка.

На разные голоса

— Инструментов у нас много изначально, — рассказывает Елена Вяткина. — Домра, гитара, потом появилась бандура — я освоила этот инструмент просто с большим наслаждением. У меня есть цикл лирических авторских песен под бандуру. Просто чудесный инструмент, шестьдесят одна струна. Я долго искала, на чем бы таком себе аккомпанировать. При нашем образе жизни, когда мы часто переезжали, да еще с учетом количества детей, сложно держать при себе постоянного аккомпаниатора. Но мы же сами музыканты. Я была в поиске, думала о каком-то струнном инструменте типа арфы. Но арфа большая, ее с собой не поносишь. И, представьте, совершенно случайно в одной из деревень в Иркутской области я встретила бандуристку, она там преподавала игру на этом музыкальном инструменте. Такая тонкая, воздушная женщина. Я просто влюбилась в этот инструмент, и через некоторое время у меня даже альбом появился бандурный. Бандура, конечно, по происхождению — украинский народный инструмент, но я пою на нем русские песни на русском языке. Хотя есть и несколько песен на украинском в моем репертуаре — своего рода дань родине бандуры.

Сравнительно недавно у нас появились и ударные. Старший сын как-то пошел в эту сторону. В юные годы я его все петь учила. И, надо сказать, он пел неплохо. Но, видимо, когда что-то дается легко, это не очень захватывает. Не так интересно, а стремишься к тому, до чего еще сам не можешь дотянуться. Вот он пришел к ударным. Ярослав окончил музыкальный колледж сейчас, освоил массу ударных плюс... маримбу.

Маримба — родственник ксилофона. Только у ксилофона звук резковатый, а у маримбы звук мелодичный и певучий, ударишь, а звук еще долго летит. Он снабжен трубами, которые и создают эффект протяженности этого звука. Палочки мягкие, причем их четыре — по две в каждой руке у музыканта (смотрится это, надо сказать, виртуозно). На нем можно как на фортепиано играть, у маримбы несколько октав. Мы недавно его приобрели — очень дорогой, шикарный инструмент. Это чудо в нашей жизни произошло буквально месяц назад. Родом маримба с юга, она пришла из Африки и Малайзии, но была усовершенствована европейскими мастерами. Для исполнения на маримбе пишут классические произведения. Наш сын сейчас занимается с педагогом по этому инструменту, будет поступать на следующий год в Московскую консерваторию. Надеемся, поступит, поскольку преподаватель этот возьмется работать далеко не со всяким, а лишь с теми, кого считает действительно перспективными.

Такой вот получается необычный разноголосый ансамбль. Кстати, все остальные четверо детей поют, а Маша и Ксюша еще на блокфлейтах играют. Им, правда, специального углубленного музыкального образования пока не давали, в отличие от старшего.

— С ними мы занимались сами, так серьезно, как Ярослав, они музыкой не занимаются, и мы не знаем, какой они жизненный путь выберут, когда подрастут. У них будет свобода выбора, — говорят супруги.

— В каком же стиле играет этот необычный коллектив? — интересуюсь я.

— У нас намечается стиль. Особенно этому способствовало появление в ансамбле маримбы и альта. Но в двух словах его не опишешь. Оттолкнулись мы от народной песни. Я изучала глубины творчества нашего народа, — рассказывает Елена Вяткина. — Но мы вводим и современные ритмы. Однако даже когда у нас свои песни пошли, все равно в них присутствует отголосок той русской души. Сразу видно, что это все-таки русские песни.

Музыка Вяткиных очень необычна. Мне в чем-то их творчество напомнило певицу Пелагею. В любом случае, подражать кому-то семейный ансамбль не собирается.

"Идешь, как под покровом"

— А как вы здесь оказались, в нашем районе? — естественно, поинтересовался я.

— На Байкале можно было устроиться, мы работали какое-то время при музее деревянного зодчества. Но перспектив для роста не видели, да и зимой, не в туристический сезон, там делать было абсолютно нечего. Зимой мы выбирали какой-нибудь небольшой городок и уезжали туда. Поэтому мы двинулись по другим регионам. Жилья у нас еще своего не было. И мы были легки на подъем. Что берешь с собой? Документы, инструменты и детей. И едешь, — говорит Николай. — Мы давно стремились именно в Сергиев Посад. Еще в середине девяностых я полтора месяца прожил недалеко от Лавры — участвовал в одной стройке на территории монастыря. Мы возводили пристройку к Трапезному храму. Довольно ответственный проект, потому что его контролировали и епархия, и Министерство культуры. Я в эти места влюбился просто. Мы жили тогда в Коломне, при монастыре. И там предложили поехать в Посад поработать. Мне и еще нескольким людям. Город и Лавра, конечно, производят неизгладимое впечатление. А лет семь назад мы сюда даже приезжали пожить, прожили год, участвовали здесь в концертной деятельности.

— И вот я помню удивительное ощущение, — включилась в разговор его супруга. — В других городах ночью у тебя на улице возникает какое-то тревожное чувство. А здесь даже если приезжаешь глубоко за полночь из Москвы, но идешь мимо Лавры и чувствуешь такое умиротворение, такое спокойствие... Как будто под покровом идешь...

А Березняки появились в жизни Вяткиных потому, что недалеко от этой деревни им удалось приобрести землю. Помогли друзья, которым хотелось жить экологически чистой жизнью, поодаль от городской цивилизации. Их сообщество уже откупило здесь поле, недоставало одной семьи — причем хотелось, чтобы семьи творческой. Вот Вяткиным и предложили поучаствовать. Они поставили домик на своей земле, детишки их ходят в березняковскую школу. Даже собаку завели, кавказскую овчарку. Повезло, говорят они.

Муж и жена Вяткиных работают в ДК "Юность" (кстати, их сын Ярослав учит местных подростков в том же ДК игре на ударных инструментах).

— Интересно, что в ДК сами о нас узнали и пригласили. Мы ведем здесь концертно-педагогическую деятельность. То есть не только выступаем, но и детей учим музыке, кому это интересно, в кружке. Вообще этот Дом культуры живет настолько насыщенной жизнью, что "Юности" могут позавидовать не только сельские, но и многие городские дома культуры, — уверены музыканты, немало поколесившие по стране. — Мы познакомились с его работниками, поняли, что здесь активные живые люди. А самое главное, что нас здесь подкупило, — та роль, которую клуб играет в жизни местных сельчан. Это не какими-то техническими новинками достигается, не каким-то "звуком долби" или чем-то подобным. Ведь местные жители очень активно посещают ДК и принимают участие в мероприятиях. Ходит сюда народ! Зал на шестьсот человек — он ведь на многих культурных мероприятиях здесь забивается до отказа — в селе, где живет две тысячи человек! Здесь кружки, здесь учат танцам и так далее. Профессиональный уровень у тех, кто ведет эти студии и кружки, разный, но в том числе встречается и очень высокий. Да и вообще самодеятельность — это замечательная вещь, из которой всегда вырастало много талантов.

Большие планы

Гастролируют ли участники ансамбля по-прежнему?

— До того, как мы попали в Сергиево-Посадский район, мы с гастролями ездили по всей стране и даже выезжали за рубеж. И к самодеятельности мы в общем-то отношения никогда не имели. А здесь теперь наша служба, и нам нравится! Ездим больше по району, когда об этом договаривается ДК, — отвечает Елена Вяткина. — Вот сегодня в Шарапове выступали, в воинской части. В Сергиевом Посаде, в ДК Гагарина принимали участие в нескольких мероприятиях — по линии клуба нас приглашал отдел культуры. Но и в столицу, где у нас множество знакомых, тоже, естественно, нередко приглашают. Мы сами активно приглашений на выступления в других местах не ищем. Все-таки второй год стройки, земля, дом... Но сейчас уже проще. Дом стоит. Мы пять соток обработали, картошка своя, кабачки. Фруктовые деревья посадили тоже. И цветов много — у нас на первое сентября дети пошли в школу с большими букетами, выращенными на собственной земле. Так что планируем больше выезжать, демонстрировать наше искусство и помимо клуба в Березняках. Очень хотелось бы шире познакомить с ним публику в Сергиевом Посаде. Тем более, Ярослав и его жена пока с нами, а на будущий год, если он поступит в консерваторию, его уже сложно будет отрывать от учебы для концертов. Пока же мы вместе, мы мобильны.

В нынешнем широком составе участники семейного ансамбля намерены записать новый альбом (несколько CD-дисков у них в свое время уже выходило). Две песни для него уже готовы, есть и другие, но они еще сыроваты, их нужно дорабатывать. Это будет очень интересно послушать: сочетание детских голосов, которые сейчас в самом, так сказать, соку, с маримбой, флейтой, домрой, гитарой и альтом — ценители музыки это оценят. А пока те, кто любят русскую музыку, могут послушать некоторые композиции ансамбля на их сайте http://vyat.land.ru/

Александр БЛИНОВ

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0