Общество

«ПОГАДАТЬ? ДА ЗАПРОСТО!»

Январь  20, 2010 6836

Мы сделали «контрольную закупку» и поняли: нас обманули

Остались позади святочные недели. В эти "волшебные" вечера наши бабушки и прабабушки бросали за ворота башмачки и валенки, спрашивали имя первого встречного, всматривались в восковые картинки на воде, пытаясь хоть одним глазком заглянуть в свое будущее.

Как ни странно, и сейчас желающих погадать, приворожить и даже "открыть денежный канал" хоть пруд пруди. Мы решили выяснить, что творится на этом своеобразном "рынке ритуальных услуг". Так ли все безобидно, как кажется на первый взгляд?

«ПОГАДАТЬ? ДА ЗАПРОСТО!»

Выбираем гадалку

В газете "Все для Вас" двенадцать объявлений с предложением оккультных услуг. Потомственные предсказательницы матушки Мария, Ангелина и Анастасия, белые маги и просто гадалки на картах и по руке, православная бабушка Валентина, ясновидящие и целительницы. И даже один Мастер, хранитель знаний древних руссов. Цены у всех примерно одинаковые: от 500 до 1000 рублей. Кого выбрать?

Телефонный обзвон магов и волшебников резко сужает круг подходящих: отсекаем москвичей и живущих в отдалении, тех, кто не может принять сегодня-завтра и... Мастера. По причине полной сомнительности личности.

Хотя вначале глаз упал именно на него, привлек обещанием открыть денежный канал. Звоню.

— Алло! Вы гадаете?

— Что?

— Я по объявлению. Вы гадаете?

— Кто?

— Да вы! Гадать умеете или нет?!

— Погадать? Да запросто!

Мастер мне явно не нравится, но уж больно денежный канал хочется приоткрыть, хоть на щелочку.

— А сколько стоит? Например, на успех в работе погадать.

— Лечу бесплатно. Ну а погадать (надолго задумывается)... от 700 до 1500 рублей. А лечу бесплатно.

— А вы кто по профессии, раз лечите? Врач?

— Что? Кто? Я?

— Вы, вы! Раз вы лечите, какое у вас образование? Вы хоть врач?

— Конечно, врач, — говорит Мастер, но как-то неуверенно…

В другом месте жалуются на огромную очередь постоянных клиентов: "Крещенье ведь!"

Останавливаюсь на матушке Анастасии, которая согласна принять сегодня же вечером. Потомственная, стаж гадания 45 лет, и про деньги умеет, в объявлении так и сказано: "помогаю в бизнесе". Немного смущает титул "матушка". Поэтому уточняю по телефону: "Но ведь матушка (с трудом подбираю деликатное выражение) — это... жена батюшки". "Правильно вы понимаете", — успокаивают меня на другом конце провода. Что это значит, я не понимаю. Неужели мне намекают, что гаданием занимается представитель семьи священнослужителя?

Так или иначе, но договариваемся о встрече в семь часов вечера в доме на Вознесенской. С собой велено взять полкило сахарного песку, два носовых платка, два яйца и семейное фото. Я категорически против втягивания родственников в сомнительное дело, так что сошлись на моей фотографии.

Выбираем легенду

Предлагают все — привороты, решение семейных проблем и возвращение здоровья, магию любви и верности, исцеление от депрессии, привлечение удачи. И почти все — снятие порчи, сглаза и венца безбрачия. Видимо, как пользующиеся максимальным спросом заказы.

Я никогда прежде не гадала. Но от других знаю, что и гадалки страх как любят попугать сглазом и порчей. Причем меня уверяли, что сами видели доказательство этой самой порчи. И хотя отношусь к немногим счастливчикам, кто во все эти бредни не верит, однако... решила с черными силами, то есть с теми, кто этим балуется, не связываться.

Здоровье — это вообще святое, его оставим врачам. Личная жизнь и близкие — мое, трогать не надо.

Остается, что меньше всего жалко, и выбор этот не велик: работа и деньги. Итак, легенда будет такой: хочется узнать, что ожидает на работе, будет ли удача в делах, принесет ли год материальное благополучие.

Все дело — в правде

Но вот и вечер. Весело хрустит под ногами снежок. Мороз кусает за щеки, заставляя прибавить шагу.

Матушка Анастасия живет в Сергиевом Посаде на улице Вознесенской. Хороший новый дом, потолки в подъезде поражают своей высотой, на огромных лестничных площадках ухоженные цветы в кадках.

У дверей приходится подождать: мой визит чуть раньше назначенного времени, и слышно, как в квартире готовятся к святочному ритуалу. Чувствуется, что за дверью легкая суматоха, голоса взрослых перебивают детские. Но мужчин в квартире явно нет, что почему-то успокаивает.

Мне открывают дверь, и я испытываю откровенное разочарование. Пожилая женщина, стоящая передо мной, явно цыганской национальности. Матушка, жена батюшки, — откровенная легенда для привлечения клиентов. Но вокруг все выглядит вполне прилично, на столике вдоль коридорной стены стоят простенькие иконки и горят свечи.

Я сажусь на табурет, и начинается гадание. Матушка Анастасия несколько разочарована предметом моего любопытства. Работа, по ее мнению, мало интересует дам. Видимо, они чаще пытают ее про мужчин. Приходится усилить легенду: говорю, что в работе успешна, но часто ее бросаю. Только взберусь по карьерной лестнице, как сама спрыгиваю с нее вниз. Озадачилась матушка, стала требовать назвать место работы и должность.

То, что ушлые гадалки выпытывают подробности, общеизвестно. Так что на провокацию я не поддалась. Что, по-видимому, отличалось от стандарта.

— Скрываешь ты что-то, — подозревает потомственная предсказательница. — Почему про себя не рассказываешь?

— Да зачем же я буду рассказывать? — законно возражаю в ответ. — Я от вас про себя пришла послушать, а не рассказывать.

— А мне, — говорит, — надо.

И я верю — потому что видно же, что и 45-летний стаж ей не помогает понять, что в моем случае говорить. Может, интересуется, соперница есть. Нет, говорю, мужу доверяю.

— Но хоть женщина-то в окружении есть? Которая недоброжелательна к тебе? — пускает еще один пробный шар матушка.

— А как же, — помогаю я гадалке. — Куда же от них?

Она облегченно вздыхает и сообщает с ходу, что видит надо мной черное облако, что это порча и что "сделала ее та самая женщина". Я предупреждаю, что в порчу не верю, так что тему эту прошу обойти.

Само гадание матушки Анастасии заключается в следующем. Я открываю специальную книгу для гаданий, где все фразы занумерованы от 1 до 12. Называю три числа, после чего гадалка зачитывает фразы под этими номерами. Но суть гадания — в толковании этих фраз. Прочитать-то каждый может, секрет — в умении увидеть за ними судьбу.

Открывали-закрывали книгу мы долго. Что-то мне зачитывали вслух, даже показывали, что-то, говорили, не про меня. Пропустим этот достаточно скучный технологический процесс. Общий вердикт был грамотным: я, поведала книга, вся такая-разэтакая, хорошая-расхорошая, умная и добрая. Особенно впечатлила фраза про то, что я не женщина, а "мозговой центр". Кому не понравится? Но есть и диагноз: люблю правду-матку резать. И рецепт выписали: никогда и никому правды не говорить, молчать, как рыба.

Честно говоря, я даже впечатлилась. Чуть слезу не пустила. Вот же какая добрая женщина. Ведь и правда, не надо никому говорить правду, и все тебя полюбят. Может, даже денежный канал откроется.

Приходите еще

То, что произошло дальше, было похоже на триллер. Причем идиллию испортила сама матушка Анастасия. Ей бы закончить на оптимистической ноте, взять причитающиеся 500 рублей и расстаться со мной. Но, видно, жадность взяла свое. Очень хотелось, чтобы я еще раз пришла.

— Хочу, — говорит, — все-таки на порчу посмотреть.

И у меня журналистское начало взыграло: кто ж откажется проверить, как гадалка из этого выкручиваться станет. Короче, стали мы с ней порчу искать.

Для этого я собственными руками завернула в два носовых платка два яйца. Моей же рукой потомственная прорицательница раздавила яйца. Я же их развернула и очень внимательно (просто как под микроскопом; понятно же, что именно сейчас надо было смотреть за шаловливыми ручками в оба) разглядела. Яйца были как яйца — сто раз такие в тесто била.

Но тут гадалка повозила пальцем в одном яйце, немного задержалась над другим, убрала руки, и...

Дальше все пошло не так.

— Эт-то что такое?! — возмутилась я. В желтой жиже плавало что-то черное, похожее на пластмассового дохлого паука.

— Так воловий же глаз, — скромненько так отвечает цыганка. — Доказательство порчи, что та баба навела.

— Нет, говорю, не было этого, сама видела.

— Дык вот же? — удивляется моей непонятливости матушка Анастасия. — Я в песочек зарою, и все как рукой снимет. А ты ко мне потом еще приходи.

— Стоп, — говорю. — Платочки мои, яйца тоже, и порча моя. Поэтому я все забираю с собой!

И сворачиваю все в пакетик, прячу в сумку.

Гадалка аж с лица спала.

— Не прикасайся, — кричит, — к платочкам! Дотронешься, тебя инсульт хватит! Что делать буду?

— Ничего, — отвечаю, — «скорую помощь» вызовете.

— Отдай платочки!

— Не отдам, они мои!

— Инсульт!

— Может, пронесет, а платочки ни за что не отдам.

И тут она меня перехитрила.

— Ладно, — говорит, — давай хоть святой водой сбрызну.

Только я достала вещественные улики, она их хвать и за спину. И вижу я, что не расстанется с ними ни за что. И опять про инсульт. Я, конечно, немного струхнула. И со страху припугнула маленько наглую тетку. Совсем немножко — тем, что мои бабка и все прабабки ворожеями считались. Намекнула: лучше, мол, отпусти по добру по здорову.

Но силу угрозы, видимо, не рассчитала. Как заверещит она по-цыгански, дочка откуда-то выскочила, платочки мои схватила у матери и юрк с ними в туалет. А та кричит: "Караул, ко мне пьяная женщина в квартиру пробралась! Что делать, не знаю! Забери свои деньги и уходи".

В общем, силы были неравными, вытолкали они меня за дверь. И трофей себе оставили.

***

Я знаю девушку, что уже второй год ходит к гадалке снимать порчу, которую, как ее убедили, навели на ее жениха. Подруги говорят: "Уж как мы ее ни вразумляли, ничего поделать не можем". Так что гадание — дело не такое бе-

зобидное, как может показаться на первый взгляд. Внушаемые и суеверные люди запросто могут себе психику сломать.

И напоследок ну так хочется традиционно спросить: "Куда милиция смотрит? Может, сделать контрольную закупку у мошенницы?"

Александра САМАРИНА

Газета "Вперед"



Нравится: 6 / Не нравится: 1