Общество

УЧИТЕЛИ-ХРАНИТЕЛИ

Июль  5, 2010 1425

Средних размеров комната с черно-белым портретом до потолка, не самым новым телевизором и застекленными витринами. В этих витринах разные вещи — гильзы, посуда, образцы земли, военные миниатюры, где десятилетиями целятся друг в друга застывшие оловянные солдатики.

УЧИТЕЛИ-ХРАНИТЕЛИ

Примерно так выглядит современный школьный музей — некогда передовой отряд обязательного идеологического воспитания, ставший затем оплотом и уделом одиночек-романтиков. Что же такое школьный музей сегодняшнего дня?

Три варианта истории

“У нас в районе события развивались по трем вариантам, — вспоминает Елена Журавлева, учитель истории и директор музея им. Карбышева в школе № 16. — Были школы, которые не закрывали музеи ни на минуту. Были такие, кто возобновил эту работу после перерыва. И, наконец, школы, которые выкинули эти музеи. Или, по крайней мере, убрали все экспонаты с глаз долой”.

Генерал Дмитрий Карбышев, судьбу которого она исследует не одно десятилетие, — военный инженер, послуживший и царской, и военной России. Изучал теорию фортификации, погиб в немецком плену в концлагере Маутхаузен. Жителям нашего города, возможно, будет интересно, что Карбышев консультировал Ученый совет по довоенным, разумеется, реставрационным работам в Лавре.

К началу девяностых почти каждая школа в Союзе имела свой музей. Затем кривая пошла вниз, закрылся чуть ли не каждый второй, и, казалось, школьное руководство просто не знало, как приспособить все эти экспонаты в новых условиях. Только в последние годы эта тенденция остановилась. Более того, забытые вроде бы навсегда музеи начали вновь открываться. Появились и новые, прежде не существовавшие: новая волна опирается уже не на военные подвиги, как это было прежде, а на культурную традицию предков. Фольклорные и краеведческие музеи теперь действуют не только в школах, но и в детских садах.

Музей Карбышева в классификации Журавлевой относится ко второй категории. Перерыв в его работе был вызван вовсе не политическими причинами — просто когда школа начала заниматься в три (!) смены, классная комната, где были собраны экспонаты, для разгрузки процесса была просто жизненно необходима.

Как только школа получила дополнительное трехэтажное здание, “карбышевцы” тут же перебрались в собственную аудиторию, а параллельно с этим были открыты еще два музея — народного творчества и школьной истории.

Не потянули

Почему же другие школы не потянули музеи? Оставив в стороне идеологию (а перемена курса страны была сильнейшим фактором, влиявшим на решения директоров школ), мы обнаружим причины бытового характера.

Работу музеев, действовавших в формате кружков, нужно было оплачивать, а о дополнительной ставке нельзя было и мечтать. На волне всплеска рождаемости середины восьмидесятых школы были переполнены, возникли проблемы со свободными помещениями.

Выжить смогли те, кто работал на энтузиазме. Как правило, этими энтузиастами оказывались учителя истории — они лучше других понимали всю трагичность ситуации: уйдут они из музея, не подыскав себе на смену таких же отчаянных единомышленников, их работу никто не подхватит.

УЧИТЕЛИ-ХРАНИТЕЛИ

Само по себе наличие музеев никаких преимуществ школе не обеспечивало, а вот хлопот — пожалуйста. Все нынешние школьные музеи лицензируются, проверка проходит раз в пять лет, и организует ее сергиевопосадский Дворец творчества. Эксперты смотрят, как и в каких условиях хранятся экспонаты, заполнены ли документы, интересуются планами.

Активность музея зависит от самих детей, говорят в школе. “Вот автомат ППШ”, — Елена Журавлева жестом указывает на предмет, чьи очертания хорошо знакомы по военным фильмам. Действительно, в музеях хранится оружие — вернее, то, что от него осталось. Сейчас оно не боевое. Подобно прочим экспонатам, это хоть и старые и пришедшие в абсолютную негодность, но подлинные вещи. Недавно один из четвероклассников сам вызвался сочинить развернутое пояснение к этому автомату, снятому с вооружения еще в начале пятидесятых.

Для кого

Что объединяет ребят, у которых частицы грунта с мест боев, судьба генерала-фортификатора и военная история в целом вызывают жгучий интерес? Елена Журавлева затрудняется дать общую характеристику, которая подошла бы каждому. Вероятно, это идет от семьи, предполагает она.

Есть среди активистов музея и отличники, и двоечники. Последние, правда, не всегда задерживаются надолго, но если кому-то удается “зацепиться”, то тогда этому удивляется (и радуется) вся школа.

Ее коллега и тезка из птицеградской школы № 8 Елена Журенкова считает, что увлечь школьников можно только собственным примером. Музей 16-й гвардейской Карачевской стрелковой дивизии, который она возглавляет, — уникальное по российским меркам собрание, здесь историки-любители в мельчайших подробностях восстановили путь дивизии от Загорска (дивизия формировалась в Птицеграде) до Кенигсберга-Калининграда.

Обязать любить музейную работу невозможно. “Если кому-то не нравится, то он отходит в сторону и все. Это естественное поведение, может, он найдет себя в чем-то другом”, — говорит Елена Журенкова.

Самое сильное впечатление на ребят производят судьбы людей: за годы работы школьный музей отыскал около семи сотен выживших ветеранов. Набралось немало воспоминаний, и одно из самых ярких — повторение боевого пути дивизии в восьмидесятых, когда вместе с ребятами Елена Журенкова побывала на всех 159 братских могилах, оставшихся на пути солдат.

УЧИТЕЛИ-ХРАНИТЕЛИ

Два года назад Елена Журенкова получила президентский грант по результатам своей почти тридцатилетней работы. Елена Даниловна возглавила музей буквально сразу же, как только начала работать в школе.

С годами формировался музейный фонд, сегодня в нем более четырех тысяч экспонатов. “Это не работа, это часть моей жизни”, — признается Елена Даниловна. А о том, насколько тесно переплелась ее жизнь и история дивизии, говорит вот какой факт.

Вскоре после рождения дочки ей поступила телеграмма. Как оказалось, от ветеранов 16-й дивизии и членов их семей. В телеграмме слова и намек: “Поздравляем с рождением дочери. Любимая песня — “Катюша”. И сто пятьдесят подписей в конце. Вот теперь это точно на всю жизнь.

Сколько их, кто они?

В школах Сергиево-Посадского района действуют восемь музеев боевой славы.

1. Музей боевой славы 256-й танково-самоходной бригады и 11-го полка воздушного наблюдения, оповещения связи, школа №25 (Лоза).

Организован в начале 70-х годов, посвящен 256-й танково-самоходной бригаде. В 1985 году разместил материалы об 11-м полке воздушного наблюдения, оповещения и связи особой Московской армии ПВО, штаб которой размещался в Загорске. Есть отряд следопытов.

2. Музей боевой славы, школа №4 (Хотьково).

Открыт в 2008 году и рассказывает о 48 воинах-земляках, погибших в необъявленных войнах за последние двадцать лет.

3. Народный музей имени Лары Михеенко, школа №5 (Хотьково).

Музей занимается поисковой работой, собирает и систематизирует знания о партизанском движении. Не раз побеждал в областных и всероссийских конкурсах.

4. Музей боевой и трудовой славы, школа пос. Бужаниново.

Музей собирает материалы о Великой Отечественной, организует походы по местам боевой и трудовой славы, ухаживает за памятниками, поддерживает семьи ветеранов.

5. Музей имени Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Карбышева, школа №16 (Сергиев Посад).

Работает с 1973 года, члены музея — участники международного карбышевского движения со своей атрибутикой и выработанными ритуалами. Некоторые экспонаты музея имеют научную ценность. Проводятся уроки, семинары, кинопоказы. Участник нескольких поисковых операций, областных и городских конкурсов.

6. Музей 1-й ударной армии, начальная школа №9 (Сергиев Посад).

Музей рассказывает школьникам об их стране, ее истории, культуре, людях, совершавших великий подвиг в годы войны. В музее несколько экспозиций: “Боевой путь Первой ударной армии”, “Командование армии”, “Герои — участники Первой ударной армии” и др.

7. Музей боевой славы 16-й гвардейской Карачевской стрелковой дивизии, школа №8 (Сергиев Посад).

Поддерживает тесную связь с фронтовиками и их семьями. В результате поисковой работы установлена связь с 670 ветеранами дивизии и 120 семьями погибших офицеров и солдат. Отправлено более 15 тысяч писем и поздравлений. Музей насчитывает 1265 экспонатов основного фонда и около 3000 вспомогательного, а также аудио- и видеоматериалы продолжительностью 20 часов.

8. Музей лицея №24 им. Александра Корявина (Сергиев Посад).

Патриотические объединения “Патриот” и “Наследие” работают по нескольким направлениям: от краеведческого до шефского. Ведется преподавание музейного дела, изучается музейная терминология, ведется поисковая работа по истории афганской и чеченской войн и т. д.

В сергиевопосадских школах также открыты несколько музеев, изучающих историю своего учебного заведения и традиции родного края.

Владимир КРЮЧЕВ

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0