Общество

KОГДА БАЙКЕРЫ КРЕСТЯТСЯ

Июнь  6, 2007 2397

KОГДА БАЙКЕРЫ КРЕСТЯТСЯ Отправляясь в путь, я забыл солнцезащитные очки, о чем вскоре пожалел. На скорости даже в шестьдесят километров в час спокойно смотреть вперед непросто: встречный поток выдувает из незащищенных глаз слезы, заставляя сильно щуриться, сужая обзор. А если ехать быстрее, то начинает перехватывать дыхание — и вовсе не от эмоций, а оттого, что первые десять секунд с непривычки трудно дышать, когда в лицо бьет сильный ветер.

Так вместе с Сергиево-Посадским байк-клубом “Русичи” я ехал в усадьбу Спас-Торбеево, к храму Спаса Нерукотворного, которому байкеры решили оказать посильную помощь собственным трудом. Своего мотоцикла у меня нет, поэтому на время я стал пассажиром рычащего “Урала” весьма современного вида.

Генерал-майор Урусов

Спас-Торбеево находится вовсе не на берегу Торбеева озера, как можно подумать из-за названия, а на южной границе района. Ехать нужно в сторону Москвы, за Рязанцами свернуть направо под мост, потом на бетонку, миновать Зубцово и потом еще несколько километров.

Когда-то здесь была усадьба князя Сергея Семеновича Урусова, известного человека, дружившего с Львом Толстым (великий писатель неоднократно бывал здесь и даже писал главы ряда произведений). Они были похожи даже внешне: сходство им придавала, например, окладистая борода. Говорят, что князь, будучи генерал-майором, был главным военным консультантом Льва Николаевича и многие батальные сцены, например, из “Войны и мира” написаны при его непосредственном участии.

История храма

Церковь Спаса Нерукотворного построили на деньги князя в его же усадьбе в 1866 году. Сделана она была очень добротно, по самым передовым на тот момент технологиям. Например, отопление функционировало так: в подвале стояла специальная печка, тепло от которой по вделанным в стены трубам растекалось по всему помещению. Сейчас оно, конечно, не работает, и восстановить его вряд ли удастся: то, что было возможно в XIX веке, увы, нереально в XXI.

Прихожан в храме очень немного. Села Спасского давным-давно нет. При советской власти усадьба была полностью разрушена, от нее остались разве что вековые липы и маленький пруд. Какое-то время здесь располагался пионерский лагерь Второго часового завода из Москвы, но потом не стало и его. Обо всем этом нам рассказал местный батюшка, настоятель церкви отец Андрей.

В первой половине 30-х храм находился на балансе загорского краеведческого музея. В феврале 1935 года загорский райисполком передал для использования Зубцовскому сельсовету. Храм стали использовать под хозяйственные нужды, а потом и вовсе забросили: долгое время он простоял, открытый всем ветрам и дождям.

Внутри — голые кирпичные стены, от штукатурки и уж тем более фресок не осталось и следа. Могилы князя и его жены Татьяны разорили и осквернили, сейчас о том, где они располагались, можно судить разве что по медным гвоздям, когда-то крепившим мемориальную табличку.

Несмотря на все издевательства, храм оказался крепок и простоит, даст Бог, еще долго. Сейчас там уже есть небольшой иконостас, алтарь, можно вести богослужение.

Когда входишь внутрь, церковь поражает не только интерьером (голые кирпичные стены, несколько икон, большое Распятие, кованая люстра с погашенными свечами), но и сильным, по контрасту с жарой снаружи, холодом. Изо рта при дыхании идет пар. При входе еще видны следы “наскальной живописи” местных подростков, что-то вроде “Маша+Петя». Снаружи в это время доносится рычание бензопилы и скрежет “болгарки”. Это байкеры приступили к главному своему на этот день делу: восстановлению старой церковной ограды.

Расширение рядов

Доехали мы с ветерком, чинно, распустив клубные знамена. По приезду байкеры поставили свои мотоциклы в ряд на площадке недалеко от церкви. В храме в это время шло богослужение, и в ожидании, пока оно закончится и отец Андрей сможет уделить нам внимание, президент клуба Палыч (Сергей Калиничев) провел церемонию принятия в “русичи” новых членов. Восьмерым парням из Клина и Яхромы торжественно вручили клубные футболки и кожаные жилеты. Никаких особых ритуалов не было: вручили, поздравили, молодец ты наш.

Чтобы стать полноценным членом клуба, надо выдержать испытательный срок и даже пройти несколько “степеней посвящения”, на преодоление каждой из которых может уйти длительное время (как правило, одна ступень за сезон). Это делается для того, чтобы к клубу не прибивались сомнительные личности, не разделяющие принципов и идеологии байкерства.

Ступеней этих три. Первая — “hangaround” (англ. — “болтающийся около”) — не имеющий права голоса при принятии решений новичок. Вторая — “support” (англ. — “поддержка, опора”) — более продвинутый и уже проверенный новичок. Участвует в акциях наравне с остальными членами клуба. Третья — “member” (англ. — “участник”) — полноправный член клуба, имеющий полное право голоса. Его можно избирать в руководство и на так называемые “офицерские должности” — президента, казначея и так далее.

Вновь принятые ребята, понятное дело, пока еще “hangaround”.

Молитва

KОГДА БАЙКЕРЫ КРЕСТЯТСЯ Когда отец Андрей вышел из храма и подошел к нам, воцарилась почти полная тишина. Священник негромким голосом произнес перед байкерами небольшую вступительную речь, а потом предложил вместе помолиться. Все обнажили головы, встали в ряд и повернулись лицом к церкви. Батюшка читал молитвы, все кланялись и крестились.

В числе прочих была прочтена особая молитва водителя: “Сохрани, Боже, от внезапной смерти и всякой напасти меня, грешного, и вверенных мне людей, и помоги невредимых доставлять каждого по его надобности. Избави меня от злого духа лихачества, нечистой силы пьянства, вызывающих несчастья и внезапную смерть без покаяния”.

По окончании молитвы священник окропил святой водой все мотоциклы и каждого мотоциклиста в отдельности.

Отец Андрей подействовал на шумную обычно толпу байкеров удивительно: его слова слушали в почтительной тишине, очень внимательно, без всякого притворства. Он говорил долго — рассказывал об истории храма и усадьбы, окрестных земель, о церковных делах. Думаю, он произвел на слушающих сильное впечатление.

Работа

За работу парни взялись организованно и дружно. Откуда-то, словно по волшебству, появились бензопила, “болгарка” и прочие инструменты. Лопаты, топоры и колуны одолжили у батюшки. Старая металлическая ограда сильно покосилась, местами прутья отломаны и даже переплетены (кто-то, вероятно, упражнялся в силе).

Мешающие пни и высохшие деревья пилили, выкорчевывали и кололи на дрова. Столбы зацепляли канатами и с помощью лебедки приводили в вертикальное состояние. На одном из них (присмотревшись, мы поняли, что это кусок рельса) обнаружилась литая надпись: “John Brown &Co, 1869”. Значит, забор поставили через несколько лет после постройки церкви в 1866 году.

Закончить все в один день не удалось: работы оказалось слишком много. Байкеры утверждают, что бросать начатое дело на середине они не намерены и их визит в церковь Спаса Нерукотворного — далеко не последний.

“Церковь многие века культивировала правильные, хорошие отношения между людьми, воспитывала и наставляла. Сейчас, к сожалению, эти черты встречаются в людях нечасто. Клуб “Русичи” имеет по-своему обязывающее название. Наш народ прожил с православной церковью больше тысячи лет. Наверное, пришла пора вернуться к истокам”, — утверждает президент клуба Сергей Калиничев.

“Любой добрый поступок имеет свой вес, и на весах Господних все учитывается, — говорит отец Андрей. — Прежде, чем этот храм вновь, как в былые времена, наполнится людьми, наверное, пройдет много лет. Но это обязательно случится”.

Александр ГИРЛИН

Фото автора

ДОСЬЕ

Сергиевопосадский байк-клуб “Русичи” был создан шесть лет назад. Сегодня в нем насчитывается три десятка человек (с “группой поддержки” — больше). Филиалы клуба есть в Клину и Яхроме. Принятые на последнем выезде в “официальные байкеры” восемь парней носят на своих жилетах названия именно этих городов.

“Русичи” поддерживают дружеские отношения со многими байк-клубами страны — ивановскими “Идолами”, долгопрудненскими “Raiders”, московскими “Night Wolves”, фрязинскими “Moto-Invasion” и другими. Регулярно ездят на фестивали в другие города, даже очень к нам неблизкие.

Точных данных о числе байк-клубов в стране, видимо, не существует, но можно уверенно сказать, что их несколько сотен, а география этого увлечения широка: от Калининграда до Владивостока. Есть очень крупные клубы, со многими сотнями членов, филиалами во многих городах и даже за границей (например, знаменитые “Night Wolves”, объединяющие много других клубов), есть совсем маленькие, существующие скорее на бумаге. Сергиевопосадский клуб по числу участников можно отнести к средним.

ДОСЬЕ

Слово “байкер” — от английского слова “bike” (мотоцикл). Принято считать, что корни байк-движения уходят в 60-е годы прошлого века: все основные признаки и атрибуты этой яркой конткультуры сформировались именно тогда в США. Зарождению байкерства способствовали благоприятный климат, наличие хороших протяженных дорог и, конечно, прекрасных мощных мотоциклов, на которых можно без особых трудностей преодолевать большие расстояния. Свое влияние оказала и война во Вьетнаме: протест против нее в обществе был очень силен и выплескивался в самые разные формы.

Байкер — не обычный мотоциклист, это образ жизни и целая философия. Чтобы стать им, надо разделять идеи и принципы, соответствующим образом одеваться, по возможности участвовать в слетах и выездах.

Основные понятия байк-философии — это Свобода и Дорога. Байкеры — бунтари, но не банальные хулиганы, и в этом они очень родственны рокерам (музыкантам и слушателям рок-музыки). Недаром на всех байк-шоу рок-концерт почти обязателен. Большинство обывателей думает о них, как о бородатых шалопаях, любителях пива, но этот стереотип, конечно, неверен. В байк-клубе царит жесткая дисциплина, за нарушение его правил могут запросто выгнать вон. В идеале неписаный кодекс чести байкера в чем-то сродни рыцарскому и не допускает, например, никакой подлости по отношению к кому бы то ни было.

Газета "Вперед"



Нравится: 0 / Не нравится: 0